Что такое умная молитва

Как правильно молиться в храме

что такое умная молитва

Часто ли мы задумываемся над тем, как мы молимся в храме? Какой вид молитвы практикуем? И правильно ли? Диакон Павел Сержантов предлагает поразмыслить над этим.

В православной традиции есть, что почитать о молитве. Только в основном мы располагаем описаниями, как надо монахам молиться в келье, как именно отцы-пустынники упражнялись и преуспели в молитве Иисусовой. Это очень поучительно, спору нет, только мы не монахи.

Диакон Павел Сержантов

Большинство из нас приходит к Богу в условиях городской семейной жизни, а не пустыни. И нам знаком опыт обычной храмовой молитвы да еще домашней утренней молитвы, а не уединенного схимнического молитвенного правила.

Между тем, думается, иноческий опыт умной молитвы будет до некоторой степени полезен в наших попытках объяснить, что такое храмовая молитва. Сейчас я попытаюсь об этом поразмышлять, прошу заранее читателя быть ко мне снисходительным, ведь тема не такая уж легкая.

Разные виды молитвы

Лишь изредка весь храм буквально молится едиными устами. Когда это бывает? Когда поют «Отче наш», тропарь и величание любимого праздника. В основном же мы слышим, как молитву возглашает один батюшка, а все остальные стоят молча, лишь иногда перекрестятся.

Или другая хорошо знакомая картина: несколько певчих поют ирмосы канона утрени, в то время, как люди выстроились плотной стеной к помазанию, такой плотной, что и перекреститься почти нельзя. Что же эта очередь, совсем не молится, только слушает, как молятся певчие?

Для того, чтобы подойти к точному ответу, нам нужно поговорить о том, какие виды молитвы вообще бывают. Вот где нам пригодятся книги о келейном делании Иисусовой молитвы: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго.

Существуют разные виды Иисусовой молитвы, они даже образуют своего рода лествицу. Перечислим ступени этой лествицы:

1. Устная молитва (молитва Иисусова произносится в келье вслух, устами, громко или тихо).

2. Умная молитва (она произносится про себя, одним умом).

3. Умно-сердечная молитва (особо глубокая молитва, во время которой ум соединяется с сердцем, а, лучше сказать, ум воссоединяется с сердцем).

Далее следует ступень непрестанной, самодвижной молитвы. Не будем о последних, самых высоких, ступенях подробно говорить. Лучше остановимся на первых двух – они к нам ближе.

Устная и умная молитва

На всенощной, конечно, не услышишь устную Иисусову молитву, однако там чтец произносит, например, молитву Отче наш. Эту молитву чтеца можно назвать устной молитвой? Да, в широком смысле.

А кто-то из прихожан одновременно с чтецом мысленно произносит всё те же слова молитвы Отче наш. Эту молитву прихожанина можно назвать умной молитвой? В общем, тоже да [1].

Почему я делаю такие оговорки: «в общем, тоже да»?.. Потому что Отче наш явно отличается от умной Иисусовой молитвы. Чем отличается? Слова другие и слов больше.

Вот молитву Иисусову традиционно называют краткословной молитвой. Молитва Отче наш не настолько краткословная[2].

А молитва без внимания, что тело без души, – безжизненная стихия, печальное явление. Поэтому в краткословной молитве легче упражняться, легче отследить, как по ходу упражнений меняется молитва.

Итак, понятие «устная и умная молитва» традиционно относят к краткословной, многократно повторяемой молитве Иисусовой, но по сути его можно бы прилагать и к не столь краткословной однократно повторяемой молитве Отче наш.

Так что же происходит в храме?

Чтец на всенощной совершает устную молитву Отче наш, а прихожане – умную молитву. Если кому-то из прихожан придет в голову присоединить свой собственный голос к голосу чтеца, то неизбежно возникнет какофония, и его аккуратно попросят молиться про себя.

Что же получается? На всенощной в храме стоит 200 человек прихожан. Лишь один чтец творит Отче наш как устную молитву, а 199 призваны в это время произносить те же слова, только как умную молитву.

Сравним эту ситуацию с другой: на Литургии диакон и те же прихожане, 195 человек, поют Отче наш – это не совсем классическая устная молитва, в аскетической терминологии это именуют пением молитвенным. Одновременно с этим пением, в алтаре предстоятель совершает Отче наш как устную молитву, а прочее духовенство и алтарники совершают Отче наш как умную молитву.

Приступим к выводам

Получается, что на приходе во время службы мы все призваны приносить Богу умные молитвы, а некоторые из нас в какие-то моменты службы приносят устные молитвы. Что легче?

Как известно, молиться устно на весь храм, – это требует некоторых специальных навыков. Чтецу нужно заранее долго готовиться, чтобы делать это чинно, без запинок, громко, спокойно и отчетливо. Вроде бы проще в это время стоять тихо в народе, ни единого звука не издавая.

Однако же многим людям легче молиться, именно когда они произносят слова устами. И сложнее молиться, если вслух слова не звучат. Эта сложность возникает, когда человек делает переход от устной молитвы к умной молитве. Такой переход требует некоторого навыка в молитве.

Похожая ситуация встречается не только в духовной жизни, но и в обычной учебе. Так ребенок поначалу с трудом осваивает устное чтение, то есть чтение вслух. И лишь получив достаточный навык в устном чтении, ребенок переходит к чтению про себя, так сказать, – к «умному чтению».

Вернемся теперь к теме молитвы. В храме люди иногда молятся устно, это фактически значит, что все мы, приходя под церковные своды, призваны к «приходской умной молитве».

Значит, всем нам хорошо бы иметь навык в «домашней устной молитве» – не такой, конечно, краткословной, как Иисусова молитва.

Чтобы это лучше почувствовать, сравним умную молитву с умно-сердечной молитвой. Разница огромная. И общепризнанный факт, что умно-сердечная молитва отнюдь не является уделом каждого из нас. Она представляет собой особенный Божий дар и добрый плод усердного продолжительного духовного подвига под руководством опытного наставника. «Приходская умная молитва» – все-таки другое дело, она более общедоступна.

1. Если хотите, можно слова «умная молитва» взять в кавычки

2. Впрочем, не стоит преувеличивать разницу между молитвой Господней и молитвой Иисусовой, на портале мы уже высказывали наблюдение, что Иисусова молитва «составлена по принципу» молитвы Отче наш (см.: «Защитник Иисусовой молитвы»).

Источник: http://pravoslavie.by/page/kak-pravilno-molitsja-v-hrame

Иисусова молитва на Руси

что такое умная молитва

Когда Иисусова молитва пришла на Русь? В каких древнерусских книгах описывалась практика «умного делания»? Что такое лестовка? И как заменить суточный круг богослужения, имея в руках только четки?

Созерцание «великого молчания»

Культуру Древней Руси часто называют «культурой великого молчания». Возможно, это связано с тем, что от русской цивилизации Средневековья до наших дней наиболее ярко дотянулись шедевры церковной архитектуры и иконографии.

Хотя в последние десятилетия общественности все основательней подаются открытия в области древнерусской литературы, знаменного пения и богослужебных традиций, многое остается не только сокрытым от взгляда обывателя, но и непонятным.

Причиной тому –катастрофы XVII века и 1917-го года, вслед за которыми с разной степенью интенсивности подлинное, русское, полностью пропитанное религиозным и национальным колоритом усиленно предавалось осмеянию, унижению и, в конечном счете, забвению.

https://www.youtube.com/watch?v=2KwM-EWPRFY

При этом нужно отметить, что традиция Древней Руси не в меньшей, если не в большей степени была устной, в то время как дошедшие до нас памятники литературы были скорее предметами сопутствующими.

Передача духовного опыта из поколения в поколение, из уст в уста была важной составляющей русской цивилизации. Книги сопутствовали, но далеко не всегда вмещали в себя то, что человеческое слово просто не способно передать.

Да и мы знаем, что область Божественного всегда будет оставаться за пределами ограниченного человеческого разума.

Возможно, именно это понимание направило древнерусских подвижников не по пути сухой схоластики, а по лестнице созерцания Божественных тайн. В отличие западных богословов старцы и святые Средневековой Руси передавали свой опыт персонально, не оставляя никаких записей, как на Западе. Об их аскетическом опыте можно делать выводы по отдельным произведениям, где в основном вскользь упоминается о практике «умного делания». Хотя есть и вполне цельные труды на этот счет, но их крайне мало.

Проникновение идей исихазма, то есть совершения умной Иисусовой молитвы и достижения внутреннего преображения через видение Нетварного Света, принято связывать с именем святителя Григория Паламы, блестящим «методистом» и апологетом учения о Божественных энергиях. Но это не совсем верно.

Практика умно-сердечной молитвы приходит на Русь вместе с христианством. Мы знаем, что святой Антоний Великий в своем уставе призывал иноков «не оставлять моления именем Господа Исуса». Преподобный Антоний Печерский начинал свой монашеский путь на Святой горе Афон, в одном из центров исихазма.

Позже, придя в Киев и поселившись в пещере митрополита Илариона, подвижник прибегал к умному деланию. Его ученик, преподобный Феодосий, также совершенствовался в Иисусовой молитве во время Великого поста. К братии, по свидетельству Киево-Печерского патерика, преподобный возвращался «яко Моисей с горы Синайской».

Наконец, князь Владимир Монамах в своем «Поучении» «в тайне» и «безпрестанно» призывает обращаться к Господу, что также толкает на мысль о совершении Иисусовой молитвы.

В «Слове о преподобном Святоше князе Черниговском» из Киево-Печерского патерика XIII века уже прямо говорится о необходимости «иметь на устах» Иисусову молитву. Созерцательная практика пронизывала жизнь Сергия Радонежского, визуальное отражение как нельзя ярче она нашла в иконах Андрея Рублева.

Книжный след

Первым из русских святых, у кого мы находим относительно подробное описание совершения Иисусовой молитвы, был Нил Сорский. Его устав написан для иноков в XV-XVI веках.

Но на Руси монашество было не отдельной кастой, а образцом, на который благочестивые миряне старались равняться. Святой призывает во время молитвы «удерживать ум глухим и немым», то есть направить сознание на слова молитвы.

Вскользь Нил Сорский упоминает и дыхательную практику, но довольно просто говорит о ней: «опыт вскоре научит все же продолжай молиться».

Надо заметить, что древнерусская формула молитвы несколько отличалась от греческой. Именно в отечественном варианте она была усилена завершающим фразу «грешный». Таким образом русские святые пытались укрепить покаянный настрой души. Греческий вариант, описанный в «Филокалии», оканчивался лишь словами «помилуй мя».

Пожалуй, самое подробное описание принципов Иисусовой молитвы содержит творение одного из последних авторов периода древнерусской духовной литературы. Неизвестный подвижник по имени Дорофей составил «Цветник», в котором дал некоторые описания и назидания по «умному деланию». Выделим, на наш взгляд, самое важное:

  1. «Молитву эту Исусову произноси непрестанно, стоишь ли, сидишь ли, ешь или пьешь, путешествуешь или другое что делаешь». Здесь инок напоминает о призыве непрестанно молиться, отмечая, что не стоит смущаться произносить слова молитвы вне зависимости от позы тела или занятия.
  2. «Произноси молитву Исусову негромко, чтоб слышал только ты один. Не думай о тех или иных житейских и тленных вещах, а молись всей душой и без лени, ради своего спасения». Здесь Дорофей описывает спокойную тональность произнесения, когда умиротворенный дух входит в резонанс с телом.
  3. «Когда же язык и губы устают, молятся умом и сердцем, поскольку из долгой молитвы языком проистекает умная молитва. А из умной молитвы – сердечная. Когда же ум устанет взывать, и заболит сердце, тогда следует понемногу переходить к пению». А вот и сами ступени молитвы, выраженные в психофизической связи. Здесь автор предупреждает и о возможной сердечной боли, и даже о естественном переходе на пение!
  4. «Заключай ум свой в молитве, и сосредоточивай все свои мысли и чувства». Дорофей предлагает молящемуся полностью сосредоточиться на словах молитвы. Кажется, это один из самых важных критериев успеха.
  5. «Следует сначала совершать молитву Исусову голосом, то есть произносить губами и языком, чтоб слышать только самому. Когда же губы, язык и чувства насытятся молитвой вслух, тогда молитва вслух сама прекратится и перейдет в шепот. И тогда уму следует поучаться, приникать и ощущениями пребывать в гортани. Так сама собой начнет непрестанно совершаться, возноситься и действовать умная и сердечная молитва во всякое время, при всяком деле, на всяком месте». Здесь автор повторяется, но делает некоторые уточнения. В итоге мы видим, что все тонкости ведут к одному: внимательному произнесению слов Иисусовой молитвы, исключению посторонних помыслов и включению физиологических аспектов для достижения цели.

Священноинок Дорофей настаивает, что «умная молитва» есть один из критериев духовного совершенства: «если не обретет человек трех добродетелей: любви, воздержания и непрестанной Иисусовой молитвы, – не может ум всецело обратиться к Богу».

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Молитва за животных домашних когда болеет

В «Сказании о лестовке», относящемся, правда, уже к XVIII веку, но по инерции продолжавшем традиции Древней Руси и бытовавшей в консервативной народной среде, молитва Иисусова служит «инструкцией» к лестовке – отечественному аналогу четок, имеющему глубокое символическое устройство.

«Сказание» явно создано под влиянием инока Дорофея, но адаптировано под мирян: «подобает христианину всегда лестовку в руках держать и̉ молитву Исусову непрестанно повторять: и̉ в церкви, и̉ дома, и̉ на торгу ходишь, стоишь ли, сидишь ли и̉ на всяком месте». Монахов на «торгу» (то есть рынке) было встретить огромной редкостью.

Зато миряне как покупали, так и продавали. Не забывая молиться Господу Иисусу Христу.

Основа молитвенной жизни

Иисусова молитва не только сопровождала жителей Древней Руси в их житейских делах, но и могла даже заменить собой по необходимости суточный круг богослужения. Впервые описание этой практики мы находим в книге «Старчество» XVI века. Здесь молитва неразрывно связана с «инструментом» – лестовкой. Из более поздних источников мы узнаем, что в крестьянской среде обычным делом было отмолить суточный круг по лестовке, то есть при помощи Иисусовых молитв.

Даже приходская практика могла включать в себя подобную замену «по нужде» в будние дни, частично или полностью. Предполагались также варианты отмаливания в движении, когда молящийся держал в голове и с помощью лестовки отсчитывал в голове необходимое для замены частей суточного круга молитв.

Однако, нужно понимать, что указания, данные ниже, всегда делались исходя из личной совести, возможностей и состояния здоровья и всегда могли быть сокращены по собственному решению.

Итак, предположим, человек захотел совершить суточный круг богослужения. Но у него нет возможности встать перед иконой и потратить на это несколько часов. Что же делать? Старая русская традиция предлагает выход в этой ситуации — читать Иисусову молитву про себя следующим образом:

  • За Вечерню: 600;
  • За павечерницу (повечерие): 400;
  • За полунощницу: 600;
  • За утреню: 1500;
  • За часы: 1000.

Да, кажется что это очень много и затруднительно. Тут без лестовки или четок никак, чтобы не сбиться со счета. Попробуем рассмотреть вариант, когда на молитве есть возможность сосредоточиться более внимательно, встав перед иконами. Кстати, предыдущая модель также предполагает и молитву перед красным углом дома. Ключевое отличие – во время призывания имени Господа не предусмотрены поклоны. В отличие от данного варианта:

  • За вечерню: 300 поклонов;
  • За павечерницу (повечерие): 200 поклонов;
  • За полунощницу: 300 поклонов;
  • За утреню: 700 поклонов;
  • За первый час: 150 поклонов;
  • За часы: 500 поклонов.

Подробнее и с указаниями данная практика рассматривается в «Уставе о домашней молитве», также одном из произведений, созданном на основе древнерусских церковных традиций в уже в XVIII веке.

Стоит отметить, что Иисусова молитва для наших предков не была «запретным плодом» и исключительным деланием, а, наоборот, всячески поощрялась как инструмент внутреннего преображения, настройки на Божественный ритм и изменения пространства жизни вокруг себя. Пожалуй, именно этого нам всем сегодня и не хватает.

Источник: https://jesus-portal.ru/life/expert/iisusova-molitva-na-rusi/

PSYLIB® – Феофан Затворник. О НЕПРЕСТАННОЙ МОЛИТВЕ

что такое умная молитва

Можно назначить три степени молитвы. На первой она бывает преимущественно внешняя: чтения, поклоны, бдения, и проч С сего начинают, и иные довольно долго трудятся над собою, пока появятся начатки молитвы, или легкие движения молитвенного духа Молитва, как высший дар, ниспосылается как бы по капле малой-малой, чтоб научить человека дорого ценить ее. На второй степени в ней телесное с духовным являются в равной силе.

Здесь каждое слово молитвы сопровождается соответственным чувством, или внутренние молитвенные движения, внутренне движимые, изъясняют и изъявляют своим словом. Это повсюднейшая молитва, общая всем почти. Она обыкновенна в том, в ком жив дух благочестия. На третьей степени в молитве преобладает внутреннее, или духовное, – когда и без слов, и без поклонов, и даже без размышления, и без всякого образа, при некотором молчании или безмолвии, во глубине духа совершается действо молитвы.

Эта молитва не ограничивается ни временем, ни местом, ни другим чем внешним и может никогда не прекращаться. Почему и называется действом молитвы, т.е. чем-то, пребывающим неизменно. Но, чтоб дойти до сей последней степени, необходимо пройти первые и, следовательно, поднять все труды телесного делания для молитвы, как то: посты, поклоны, чтения молитв, бдение, коленопреклонение.

Кто пройдет это, вступит на вторую степень, когда, как говорит Макарий Великий, лишь поклонишься, и дух уже согревается в молитве. Как тому, кто не знает алфавита, нельзя начинать складов, потому что это будет бесполезною тратою времени, так и здесь: кто не умеет плавать по мелкой реке, как того пускать в глубокое море? Но и тогда, как кто взойдет до последней степени молитвы, внешнее моление не прекращается, а также участвует во внутреннем.

Та только разница, что в первом случае внешнее предшествует внутреннему, а здесь – внутреннее внешнему. Как же можно браться за одно внутреннее, когда еще не научились трудом и опытом от внешнего переходить к внутреннему! (3, 360-361)

Умная молитва в силе, когда приходит влечение внутрь

Умная молитва есть, когда кто, утвердившись вниманием в сердце, оттуда возносит к Богу молитву. Умное же делание есть, когда кто, стоя вниманием в сердце с памятию о Господе, отревает всякую другую мысль, покушающуюся проникнуть в сердце. (7, 56)

Умная молитва состоит в том, чтобы умом в сердце предстоять пред Богом, или просто, или с изъявлением прошений, благодарения и славословия. Тут не время заниматься рассуждениями: всему свой черед.

Когда приходит то влечение внутрь, тогда умная молитва является в силе и в настоящем своем виде, а до этой минуты она есть только искомая; здесь же имеется делом.

Потому размышления, рефлексии и рассуждения, равно как и все другие самодействия, действительно, надобно оставлять и подавлять, если б они зарождались во время проявления влечения внутрь, но не умную молитву. Ее не только не должно оставлять, а всячески поддерживать, чтобы то состояние, доброе и многополезное, продлилось как можно долее. (15, 47-48)

Переход от умной к сердечной молитве –
когда сердце исполняется любовью к Богу

От такой умной молитвы бывает переход к сердечной внутренней молитве, если только есть опытный учитель, очень удобный и свободный. Когда чувствами сердца с Богом бываем, а любовь к Богу сердце исполняет, тогда такая молитва носит название сердечной. (10, 227)

Умная молитва переходит в умно-сердечную
с зарождением теплоты и влечения внутрь

Молитва умная переходит в молитву сердечную, или умно-сердечную. Появление ее современно зарождению сердечной теплоты. Другой молитвы уже нет в обычном течении духовной жизни. Умно-сердечная молитва может глубоко внедриться в сердце и быть в этом случае без слов и мыслей, состоя в одном предстоянии Богу и благоговейно-любовном к Нему припадании. Тут она то же, что влечение внутрь пред Бога на молитву или нахождение духа молитвенного. (15, 132)

Умная молитва, согревая сердце,
вводит его в умно-сердечную молитву

Сначала ум с напряжением молится, нудит себя на молитву силою воли. И это, конечно, есть умная молитва. Умная молитва понемногу согревает сердце и вводит его в другую молитву – умно-сердечную. Сердце, навыкнув молиться под действием ума, и, согревшись, само начинает подвигаться на молитву и увлекать в нее ум.

Эта сердечная молитва – настоящая молитва, как ей следует быть, – молитва, объемлющая все существо человека, ибо где сердце, там весь человек. Это состояние обнаруживается тяготением внутрь, бывающим во время молитвы, чтения, размышления и даже без всего этого, так – за делом каким. Последнее – выше первого.

(14, 483)

Самодвижная молитва сама собой стоит и действует

Умная молитва бывает в двух состояниях: она есть или трудовая, когда человек сам напрягается на нее, или самодвижная, когда она сама собою стоит и действует. (15, 49)

Чем более согревается сердце,
тем самодвижнее умно-сердечная молитва

Эта спасительная молитва [Иисусова] сначала обыкновенно бывает трудовая, делательная. Но, если не поленится кто потрудиться над нею, она станет и самодвижною, сама будет твориться, словно ручеек, журчащий в сердце.

Это благо великое, и потрудиться стоит, чтоб достигнуть его Лучше взяться за дело поревностнее и не отступать, пока не достигнешь желаемого, или пока молитва эта не начнет сама двигаться в сердце: после того только поддерживай. Та теплота сердечная, или горение духа, о коих прежде было говорено, приходят именно этим путем.

Чем более внедряется в сердце молитва Иисусова, тем более согревается сердце и тем самодвижнее становится молитва, так что огнь жизни духовной в сердце возгорается, и горение ее становится непрестанным, вместе с тем, как молитва Иисусова займет все сердце и станет непрестанно движущеюся. (15, 129-130)

Два рода самодвижной молитвы – произвольный и несвободный

Такого рода суть только молитвы самодвижные, когда находит дух молитвенный. Но и они бывают двух видов: в одном; человек властен повелеваться ему или нет, содействовать ему или расстроить его; а в другом не властен ничего сделать, а восхищается в молитву и держим бывает в ней иною силою, не имея свободы действовать как-либо иначе. (15, 135).

Отличие умно-сердечной молитвы от духовной в самодействии

Св. отцы различают умно-сердечную молитву от духовной. Первая творится сознательною самодеятельностию молящегося, а вторая находит и хотя сознается, но движется сама помимо усилий молящегося. Эта молитва духодвижная. Последней нельзя предписывать; ибо она не в нашей власти. Ее можно желать, искать и благодарно принимать, а не совершать, когда ни захочешь. Впрочем, у людей очищенных молитва большею частою бывает духодвижною.

Надо потому полагать, что Апостол предписывает умно-сердечную молитву, когда говорит: молитесь духом [Еф. 6, 18]. Можно прибавить: молитесь умно-сердечно, с желанием достигнуть и духодвижной молитвы. Такая молитва держит душу сознательно пред лицем Бога вездесущего. Привлекая к себе и отражая от себя луч Божеский, она разгоняет врагов. Можно наверное положить, что душа в таком состоянии неприступна для бесов.

– Так только и можно молиться во всякое время и во всяком месте. (13, 487)

Умно-сердечная молитва переходит в непрестанную,
когда влечения внутрь делаются постоянными

Умно-сердечная молитва получает затем самостоятельность и является то делательною, напрягаемою своими усилиями, то самодвижною, находящею. В последнем виде она есть то же, что показанные влечения [внутрь]: бывает современна им и из них развивается. Когда потом состояние, в котором бывает душа во время тех влечений, станет постоянным, тогда умно-сердечная молитва становится непрестанно-действующею. (15, 43-44)

Главное условие восхождения к непрестанной молитве –
очищение сердца от страстей

Главное условие для успеха в молитве есть очищение сердца от страстей и всякого пристрастия к чему-либо чувственному. Без сего молитва все будет оставаться на первой степени, или читательной. По мере очищения сердца молитва читательная будет переходить в умно-сердечную, а когда оно совсем очистится, тогда водрузится и непрестанная молитва. (7, 61)

Источник: http://psylib.org.ua/books/zatfe01/txt05.htm

Умная молитва

предыдущая глава          следующая глава

Преподобный Григорий Синаит — учитель «умного делания»

Основным занятием безмолвника-созерцателя служит умная молитва, то есть молитва ума, внутренняя молитва, постоянная молитвенная память о Господе нашем Иисусе Христе Сыне Божием, постоянное молитвенное обращение к Нему, соединение внутреннего человека с Его пресвятым именем. Святой Григорий ставит умную молитву выше всех деланий.

Через молитву получается духовная мудрость. «Премудрость есть сила умной, чистой, ангельской молитвы». Молитва вселяет в человека чувствование Неба, согревает и радует ум, воспламеняет душу «к невыразимой любви Бога и людей». Она низводит на душу человека благодать Святого Духа. Через молитву «приобретается всякое благо».

Поэтому «разлучение» с ней безмолвника святой Григорий считает падением его.

Замечательно определение молитвы святым Григорием. Хотя оно и пространно, но его следует привести полностью, ибо оно наилучшим образом обнаруживает то, какое содержание в ней видит святой отец Церкви.

«Молитва, — говорит он, — есть проповедь апостолов, действие веры, лучше же — вера непосредственная, непоколебимость надеющихся, проявляемая любовь, ангельское движение, сила бесплотных, дело и веселие их, Евангелие Божие, извещение сердца, надежда спасения, знак освящения, символ святости, познание Бога, откровение Крещения, очищение купели, обручение Святого Духа, радость Иисусова, веселие души, милосердие Божие, знамение примирения, печать Христова, луч разумного солнца, утренняя звезда сердец, утверждение христианства, выявление Божия примирения, благодать Божия, премудрость Божия, или, лучше, начало премудрости в себе, Божие явление, занятие монахов, образ жизни безмолвников, причина безмолвия, признак ангельского строя жизни. И что говорить много, — молитва есть Бог, производящий все во всех, потому что одно — действие Отца, Сына и Святого Духа, совершающего все во Христе Иисусе». Уже у новоначальных молитва есть «как бы огонь радости», исторгающийся из сердца, а у совершенных — как свет благоухающий, «действующий (в душе)».

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Как правильно читать утренние молитвы

Началом умной молитвы служит таинственное «действие, или очистительная сила, святого Духа» в единстве с таинственным «священнодействием ума». Признаки начала ее у разных людей, «которые ищут правильно», бывают различные: у одних «как восходящий свет», у других «как трепетная радость», а у иных как смешение радости и страха (трепета), как «неописуемое сокрушение», мир и любовь ко всем, движение «живого сердца», биение и дыхание Духа, «невыразимо обращающегося от нас к Богу».

Середина умной молитвы — действие озаряющей силы Святого Духа — «просветительная сила и созерцание». Эту стадию успешно проходит молчальник, предавшись усердному молитвенному подвигу.

Последняя, самая высокая стадия умной молитвы — «экстаз и восхищение ума к Богу». Описывая сие, святой Григорий свидетельствует: «Изумление есть полное возвышение сил души к познанному, свойственному великолепной славе (Божества).

Или еще: изумление есть чистое и всецелое устремление ума к пребывающей в свете беспредельной силе. Экстаз же представляет не только восхищение к небу душевных сил, но и совершенное «исступление» самых чувств.

Ревность (по Богу) есть духовное опьянение, возбуждающее желание (спасения)».

В экстатическом состоянии безмолвник ангелоподобно возносится к созерцанию безвидной Троичной Единицы и тайн домостроительства нашего спасения.

Он приобретает недоступную естественному разуму способность созерцать истинную сущность вещей; ему возвращается первобытное (праотца Адама) просвещение и способность зреть благодатный свет.

Именно в молитвенном экстазе преимущественно и наступает созерцание Божественного света — «существенного духовного света». Вся тварь зрится световидной, и сами телеса молитвенников излучают чудную светозарность.

Рассуждая об «умной молитве», святой Григорий наставляет и в том, как нужно совершать ее правильно. «Мысленно или душевно, — учит он, — восклицай непрерывно: «Господи, Иисусе Христе, помилуй мя»». Молитва Иисусова читалась разными отцами по-разному.

Одни из них произносили так: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя». Другие читали лишь вторую ее половину: «Сыне Божий, помилуй мя». Святой Григорий принимает оба обычая, однако не рекомендует часто «переменять призывание имени».

«Многократно прочитывая половину [молитвы], ты не должен часто по лености переменять ее [на первую]. И растения, пересаживаемые часто, не укореняются».

Без необходимости не должно даже дышать. «Память об Иисусе» подобает соединять с дыханием. «Сдерживай дыхание «легких», — призывает святой отец, — чтобы не дышать без необходимости, так как слышание вылетающих из сердца вздохов омрачает ум, рассеивает мысли и, изгоняя ум из сердца, предает его плену забвения или незаметно настраивает его на заботливость о другом».

Творить Иисусову молитвы можно и мысленно, и устно, ибо из-за слабости иногда устает ум, а иногда уста. «По этой причине надлежит молиться двояко: и устами и умом». Если молитва читается устно, то необходимо помнить, что она должна читаться тихо, невозмутимо, чтобы голос не приводил чувства в смятение и не помешал уму сохранять сосредоточенность.

«Пока ум, навыкая в [этом] деле, не получит силы Духа и не усовершится, до тех пор не научится безраздельно и твердо молиться. Тогда же [то есть в силе Духа] не будет необходимости произносить [молитву] устно, да и невозможно, потому что достаточно сил к выполнению [молитвенного] упражнения одним здоровым умом». Собрав ум в сердце, надо наклонить голову, «как бы от утомления»; можно сесть на скамью, а при изнеможении и на «постилку».

«Трудясь же [в молитве] и часто чувствую боль в голове и плечах, переноси ее, ища Господа в сердце с напряжением и ревностью».

Хотя святой Григорий убеждает «постоянно хранить непрерывную молитву», но одновременно и указует, «как легче пройти промежуток ночного времени» и новоначальным, и средним, и совершенным. Соответственно состоянию подвижников все ночное время он подразделяет на «три порядка». Первый «порядок» [устав] требует половину [любую] ночи спать, а половину бодрствовать.

Второй — один-два часа бодрствовать, затем четыре спать, встать к утрени, молиться часов шесть до утра. Дальше должно «соблюдать порядок занятий по часам», то есть первый час молиться, второй — читать, третий — петь; четвертый — молиться, пятый — читать, шестой — петь; седьмой — молиться, восьмой — читать, девятый — петь; и только за десятым — подкрепиться пищей, а за одиннадцатым — отдохнуть, «если сказывается нужда»; в двенадцатый же час «петь вечерню».

Последний, третий «порядок» заключается во всенощном стоянии [на молитве] и в бодрствовании».

предыдущая глава          следующая глава

Источник: https://www.eparhia-saratov.ru/Content/Books/72/37.html

Невидимое шествие умом и сердцем к Богу

Спасение является от Бога в свое время, с неоспоримым сердечным извествованием о себе, молящемуся правильно и постоянно.

07.09.2018 Святитель Игнатий (Брянчанинов)  1 553

Молитва Иисусова ‒ молитва покаяния. Она совершается в чувстве покаяния и отверзает сердце для покаяния.

Для правильности молитвы надобно, чтоб она приносилась из сердца, исполненного нищеты духа; из сердца сокрушенного и смиренного Молитва ‒ причащение жизни. Оставление ее приносит душе невидимую смерть

Святитель Игнатий (Брянчанинов).

“Всё! Ухожу в монастырь!” – первые этапы жизни в монастыре Однажды мне довелось побеседовать с двумя иноками, которые довольно долгое время подвизались в одном пустынном Валаамском скиту, на острове.

Я знал, что эти иноки занимались Иисусовой молитвой и думал, что они идут опасным путем, ибо занимаются сами по себе, без руководства, от чего легко можно впасть в прелесть. Однако, поговорив с ними, я убедился в их духовном здравии и смиренном образе мыслей и чувств. Заметил также их твердость и постоянство в подвиге, что обычно является уже плодом молитвы.

Расспросив этих иноков о том, как они жительствуют, чем руководствуются, узнал, что подвизаются они не самочинно, но по святителю Игнатию (Брянчанинову), руководствуясь его творениями. Тогда я убедился, что эти творения содержат лучшее для нашего времени наставление в молитве, дающее ей твердое и правильное направление, безопасное, ограждающее от прелести.

Так возникла мысль собрать воедино все основные произведения святителя Игнатия о молитве Иисусовой и издать их в качестве несомненного и надежного руководства для желающих обучиться ей.

Молитва Иисусова, называемая также «хранением ума», «трезвением», «умным деланием», «памятью Божией», ‒ это древняя аскетическая традиция, восходящая к истокам христианства.

Молитва эта имеет ряд степеней ‒ от начальных, рекомендуемых всем вообще христианам, по слову апостола: непрестанно молитесь (1 Фес. 5, 17), до высших, созерцательных, достигаемых весьма немногими иноками, проводящими жизнь в безмолвии, в удалении от мирских забот.

Практика Иисусовой молитвы составляет главный предмет монашеского духовного делания[1], особенно же подвига отшельнического, уединенного[2]. Не менее насущна она и для мирян.

Молитва Иисусова ‒ молитва покаяния. Она совершается в чувстве покаяния и отверзает сердце для покаяния. Твердое основание ее ‒ заповеди Евангелия. Начала ее ‒ отложение памятозлобия и осуждения, сознание своей греховности, сокрушение и смирение духа, отвержение своей воли и всецелая преданность воле Божией[3]. Цель ‒ очищение сердца от страстей, ума ‒ от помыслов и в конечном итоге ‒ соединение всего человека со Христом, обо́жение, что и составляет совершенство христиан.

Святые отцы утверждают, что без внутреннего делания молитвы достичь бесстрастия и христианского совершенства невозможно (хотя получить отпущение грехов и спастись ‒ возможно).

В жизнеописании духовного наставника святителя Игнатия преподобного старца Леонида (в схиме Льва) читаем следующее: «Одно внешнее делание и телесные подвиги не ведут инока к преуспеянию, особенно если они, являемые человекам, влекут его к тщеславию и гордости к ожесточению, осуждению и отчаянию Без внутреннего, смиренного, неявляемого [сокровенного] делания молитвы и без совершенной невменяемости [почитания себя за ничто, нищеты духовной] нельзя смягчиться, смириться и повеселеть детскою евангельскою радостию»[4].

Немного истории

Афон и Валаам: духовная связь Молитва Иисусова была весьма распространена среди иноков древнего Египта в IV‒V веках[5]. В VI веке в Палестине подвизались великие учителя молитвы преподобные Варсонофий Великий и Иоанн Пророк.

Несколько позже, в начале VII века, преподобный Иоанн Синайский написал свою знаменитую «Лествицу», из которой ясно, что в это время умное делание процветало на Синае.

В IX веке эта традиция нашла выдающегося преемника и выразителя в лице преподобного Симеона Нового Богослова.

Основатель русского православного монашества преподобный Антоний Киево-Печерский в XI веке обучился монашескому деланию на Афоне, где навык уединенному житию и священнобезмолвию. Множество святых подвижников, которые и доныне почивают нетленными мощами в основанной им Киево-Печерской Лавре, свидетельствуют о том, что насажденный им образ иноческого жития принес обильные небесные плоды.

В целом можно сказать, что традиция умного делания не прерывалась в течение двух тысячелетий христианства, хотя переживала периоды упадка и подъема; расцвет умного делания являлся всегда существенной чертой духовного пробуждения и возрождения.

XIV век стал временем нового духовного подъема в Византии, который связан с именами преподобного Григория Синаита и святителя Григория Паламы. Святитель Григорий Палама сформулировал богословские основы православной духовности в учении о нетварном свете и Божественных энергиях.

В этом учении аскетическая практика молитвы именем Иисусовым нашла себе полное оправдание и объяснение. К тому же направлению принадлежали Константинопольские патриархи-исихасты св. Каллист I и св. Филофей Коккин и русские святители митрополиты Киевские и всея Руси Киприан и Алексий.

С православным возрождением в Византии в XIV веке связан расцвет созерцательного монашества на Руси, в частности, учреждение «пустынного общинножития» в Свято-Троицком монастыре преподобного Сергия[6].

Первооснователем скитского жития в России в XV веке почитается преподобный Нил Сорский ‒ постриженик Кирилло-Белозерского монастыря, основанного учениками преподобного Сергия, и некоторое время изучавший «науку» умного делания на св. Афоне.

Новое духовное возрождение на территориях погибшей под натиском турок Византии возникло в XVIII веке и связано с движением «колливадов». Один из главных его вдохновителей святитель Макарий Коринфский в сотрудничестве с преподобным Никодимом Святогорцем подготовили знаменитый сборник аскетических текстов «Филокалии» («Добротолюбия»), который вскоре был переведен на церковнославянский язык преподобным старцем Паисием (Величковским) и его учениками.

Преподобный Паисий (Величковский), родом из Малороссии, обучившись «безмолвному житию» в общении с подвижниками Валахии и святой горы Афон, а также и из святоотеческих книг, которые повсюду собирал, основал монастыри сначала на Афоне, а затем в Валахии и Молдавии, где процветала молитва Иисусова[7].

Ученики преподобного Паисия распространили умное делание в России, что имело решающую роль в возрождении русского монашества в XIX веке.

Духовными преемниками этой традиции, каждый по-своему, являются и святитель Феофан, Затворник Вышенский, которому мы обязаны русским Добротолюбием[8], и его современник святитель Игнатий (Брянчанинов)[9].

Говоря о преемстве духовной традиции, как части Священного Предания Церкви, необходимо отметить, что оно есть действие Духа Божия в Церкви и не ограничивается исторической цепью событий и лиц. Дух дышит, идеже хощет (Ин.

3, 8), и поэтому во всякое время, по видимости независимо от основного, «магистрального» течения традиции, обретаются как бы отдельно стоящие «сосуды благодати», избранные Господом и Матерью Божией, водимые Духом Божиим, и тем не менее являющиеся ее ярчайшими выразителями.

Таковым в России в начале XIX века был наш великий святой преподобный Серафим Саровский, почитаемый святителем Игнатием как достигший великого преуспеянии в молитве и «последний [для его времени] писатель об этой молитве»[10].

То же можно сказать и о самом святителе Игнатии, духовный путь которого является весьма самобытным, несмотря на то, что можно проследить видимое преемство и обнаружить многие невидимые духовные связи с современными делателями и подвижниками предшествующих эпох, объединенных общим стремлением последовать евангельскому призыву к духовному совершенству.

Училище благочестия

Кавказский скит Валаама:»По воле Божией» Жизненный путь святителя Игнатия характерен для тех, кто на заре своей жизни услышал в душе этот Божественный призыв. На нем был и духовный поиск, и период строгого послушничества, и искус уединенной жизни, и многообразный опыт скорбей ‒ этих «училищ благочестия», и водительство Промысла Божия, и обилие благодати и духовных даров.

С ранних лет очевидно было призвание будущего святителя Игнатия к иноческому пути, который открылся ему как «невидимое шествие умом и сердцем» к Богу. В жизнеописании, составленном его ближайшими учениками, сообщается, что он обратился к молитве Иисусовой в ранней юности, противостоя «внутренней брани помыслов и страстных чувствований», и уже тогда она творилась у него самодейственно[11].

Преодолев трудности и преграды, полагаемые его высоким положением в обществе, будущий святитель начал свой иноческий путь в Александро-Свирском монастыре под руководством старца иеромонаха Леонида (Наголкина)[12].

Старец Леонид был учеником и сподвижником схимонаха Феодора[13] и иеросхимонаха Клеопы[14], которые, в свою очередь, получили духовное направление и монашеское образование в монастырях преподобного Паисия (Величковского), где иноческая жизнь была организована на принципах священнобезмолвия.

Отец Леонид отличался духовной мудростью, святостью жизни, опытностью в монашеском подвиге. Он имел и опытное знание умного делания, о чем свидетельствует, например, его ответ на вопрос, всем ли дается умная молитва. Старец отвечал:

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Молитва когда все очень плохо

Источник: https://valaam.ru/publishing/86855/

Что читать о молитве: 7 советов для чайников — Острова. Православие без Патриархии

В православной аскетической традиции истинная молитва это прямое общение с Богом, а важнейший способ достижения такой молитвы — обращение ума и сердца к Нему с помощью медитативной техники повторения короткой формулы. Чаще всего этой формулой служат слова Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй мя грешнаго. Такая молитва может называться умное делание, созерцание, исихия, сердечная или умная молитва, молитва Иисусова.

Подвижники, которые посвящали ей всю жизнь, достигали высоких плодов: полного отрешения от всего земного, обожения, ясного осознания Бога и видения божественного света. Молиться может каждый христианин, и даже призван к этому апостолом Павлом (Непрестанно молитесь, 1Фес.5,17). Как это делать – можно узнать из нашей подборки.

7 авторов делятся с читателями опытом молитвы, и хотя этот опыт может быть описан по-разному, смысл у него один – преображение внутреннего человека.

1. Тайна Царствия Божия или забытый путь истинного богопознания

Кто автор: иеромонах Сергий (Ситиков)
Когда написано: середина ХХ века
Для кого написано: для духовных друзей и искателей красоты
Жанр: личные размышления

Возможно, лучшее из написанного о молитве в наше время. Читается легко, благодаря простому и одновременно возвышенному и поэтическому языку. Автор размышляет об истории христианства, о восточном монашестве, об отсутствии духовных наставников в наши дни, о трезвении и возрождении души. Не удивляйтесь, если увидите где-нибудь другое имя автора книги – ранние издания надписывались именем протоиерея Иоанна Журавского, но это, судя по всему, неверно.

Цитата:

Систематично изложил в простейшей форме с бесподобной ясностью благословенный Поэт «умного делания» — Богомудрый еп. Игнатий Брянчанинов. У него это учение, эта — «наука из наук» и «художество из художеств» изложено в системе — ясно, просто и доступно для всякого, желающего усвоить это делание.

У меня было иное намерение. Мной руководило скромное желание, сердечное желание: дать читающему не систему светлых мыслей Отцов о Дивном Боге, а пропеть о Нем песнь и дать почувствовать сердцем Этого бесконечно близкого и живого Бога.

У меня было тайное желание этой песней возбудить в читающем сердечное, живое чувство к Богу — Спасителю нашему.

Ссылка для чтения.

2. О молитве Иисусовой

Кто автор: святитель Игнатий Брянчанинов
Когда написано: XIX век
Для кого написано: для монахов и духовных детей
Жанр: практическое руководство в вопросах и ответах

В короткой беседе собрано все, что нужно знать про молитву. Автор не только говорит от своего лица, но и приводит множество цитат разных святых отцов. Св. Игнатий написал еще одну беседу, более практическую – О упражнении молитвою Иисусовою. Эти два сочинения можно использовать как учебник.

Цитата:

В упражнении молитвою Иисусовою есть свое начало, своя постепенность свой конец бесконечный. Необходимо начинать упражнение с начала, а не с середины и не с конца. Начинают с середины те новоначальные, которые, прочитав в Отеческих писаниях наставление для упражнения в молитве Иисусовой, данное Отцам безмолвникам, то есть, монахам, уже весьма преуспевшим в монашеском подвиге, необдуманно принимают это наставление в руководство своей деятельности.

Начинают с середины те, которые, без всякаго предварительнаго приготовления, усиливаются взойти умом в сердечный храм, и оттуда возсылать молитву. С конца начинают те, которые ищут немедленно раскрыть в себе благодатную сладость молитвы и прочия благодатныя действия ея. Должно начинать с начала, то есть, совершать молитву со вниманием и благоговением, с целию покаяния, заботясь единственно о том, чтоб эти три качества постоянно соприсутствовали молитве.

Ссылка для чтения.

3. Два собеседования аввы Исаака Скитского о молитве

Кто автор: преподобный Иоанн Кассиан Римлянин
Когда написано: V век
Для кого написано: для епископа и монахов в Марселе
Жанр: беседа со старцем, аскетическое поучение

Здесь можно найти общее введение в то, что такое молитва по мнению древних святых отцов. В первом собеседовании старец Исаак из египетской пустыни Скит говорит о молитве вообще, а во втором переходит к объяснению того, что такое непрестанная и совершенная молитва.

В этих собеседованиях много полезных советов и наблюдений. Иоанн Кассиан провел в Египте несколько лет и сам беседовал с монахами-отшельниками. Позднее он основал рядом с Марселем монастырь, и «Собеседования» легли в основу аскетических правил для галльского монашества.

Цитата:

Ибо то, чем бывает занята душа наша до молитвы, обязательно приходит на память и во время ее. Поэтому до начала молитвы мы должны держать себя в таком состоянии, в каком желаем находиться в продолжение ее.

Ибо ум во время молитвы получает настроение, сообразное с предыдущим состоянием; представляющийся его очам образ прежних наших действий, слов или чувств произведет то, что мы, и приступив к молитве, по свойству предварительного расположения, или будем гневаться, или унывать, или возбуждать в себе прежние вожделения и наклонности, или станем с безрассудностью (что и сказать стыдно) забавляться каким–нибудь смешным изречением или происшествием, или устремимся к прежней рассеянности.

Ссылка для чтения.

Святой Макарий Великий — отшельник в египетской пустыне Скит. Фреска: Спас на Ильине, Великий Новгород, XIV в.

4. Откровенные рассказы странника духовному своему отцу

Кто автор: неизвестен
Когда написано: третья четверть XIX века
Для кого написано: для всех, кто хочет молиться
Жанр: художественный рассказ от первого лица, личный опыт молитвы

В этих популярных рассказах хорошо показано, что творить молитву может каждый в каких бы обстоятельствах он ни находился, а Бог ему в этом поможет. Книга способна увлечь и вдохновить – даже далекий от православной традиции Дж. Сэлинджер написал про нее свою повесть Фрэнни и Зуи. Учтите, что изначально были опубликованы только первые четыре рассказа – остальные добавлены позже. Важно читать рассказы вместе с теми фрагментами, которые выкинула цензура — там часто самое главное.

Цитата:

Много слышал очень хороших проповедей о молитве. Но все они были наставления о молитве вообще; что есть молитва; как необходимо молиться; какие плоды молитвы; а о том, как преуспеть в молитве, никто не говорил. Была проповедь о молитве духом и о непрестанной молитве; но как дойти до такой молитвы, не было указано.

Так слушание проповедей и не привело меня к желаемому.

И так, по выслушании всех сих проповедей, не получив понятия, как непрестанно молиться, я уже не стал слушать публичных проповеданий, а решился при помощи Божией искать опытного и сведущего собеседника, который бы растолковал мне о непрестанной молитве по неотступному влечению моему к сему познанию.

Ссылка для чтения.

5. Слово огласительное 56 о вере, и к тем, которые говорят, что живущему в мире невозможно достигнуть совершенства в добродетелях

Кто автор: святой Симеон Новый Богослов
Когда написано: начало X века
Для кого написано: для монахов
Жанр: автобиографический рассказ о мистическом опыте, духовные наставления

Симеон Новый Богослов в своих сочинениях рассказывает о личном опыте соединения с Богом в молитве. Иногда его откровенность шокирует и оставляет в недоумении.

Симеон задает себе и читателю очень высокую планку в молитве, покаянии, соблюдении заповедей, – но также и обещает недостижимые с чьей-нибудь точки зрения духовные дары – видение Христа еще в этой жизни, осознание своего единения и пребывания с Ним.

Параллельно с сочинениями самого Симеона нужно читать книгу- архиепископа Василия Кривошеина об учении этого святого.

Цитата:

Однажды, как он стоял таким образом на молитве и говорил умом паче нежели устами: Боже, милостив буди мне грешному, – внезапно низошло на него свыше божественное осияние пресветлое и исполнило все то место.

Тогда забыл уже юноша сей что находится в комнате и под кровлею, потому что во все стороны виделся ему один свет, не знал даже, попирает ли он землю ногами своими; ни о чем мирском не имел он уж попечения, и не приходило тогда на мысль ему ничто из того, что обыкновенно бывает на уме у тех, которые носят плоть человеческую; но был весь срастворен с невещественным оным светом и ему казалось, что и сам он стал светом; забыл он тогда весь мир и исполнился слез и радости неизреченной.

Ссылка для чтения.

6. Житие и деятельность иже во святых отца нашего Григория Синаита

Кто автор: святой Каллист, патриарх Константинопольский
Когда написано: XIV век
Для кого написано: для желающих обучиться умной молитве на примерах святых
Жанр: житие, похвальная речь

Преподобный Григорий Синаит возродил в Византии в XIII веке древние исихастские практики. Он много путешествовал и оставил после себя целый сонм учеников-исихастов, которые распространили учение Григория о молитве и среди славянского мира – на Руси последователем исихазма вскоре стал преподобный Нил Сорский.

Один из ближайших учеников Григория Каллист, возведенный в патриархи Константинопольские, написал житие своего духовного учителя, в котором рассказано в том числе, как Григорий совершал делание молитвы.

Кроме самого жития можно читать также наставления о молитве Григория и Каллиста в пятом томе сборника Добротолюбие.

Цитата:

Здесь (на Афоне), много потрудившись и занявшись, вместе со своими учениками, трудами и работами, он старательно воздвиг келии для обитания. Себе же потом, в небольшом отсюда расстоянии, построил исихастирий, для беседы с одним только Богом, положив, как говорит божественный Давид, в сердце своем восхождения к Богу, создавшему в отдельности сердца наши, и умилостивляя Бога деланием.

На вопрос мой и соучеников он говорил: «совершающий в духе восхождение к Богу как бы в некотором зеркале созерцает всю тварь световидною, аще в теле, аще кроме тела, не вем, как говорит великий Апостол (2 Кор. 12, 2) пока какое-нибудь препятствие, возникшее в это время, не заставит прийти в себя».

Однако я совершенно просто и безыскусственно обращался к нему с вопросами, всякий раз как видел, что он выходит из своей кельи с радостным лицом, как бы улыбаясь и весело смотря на меня.

Конечно, все вы, кои его духа, знаете, что он с очень глубокою, от всей души любовью и расположением воспитывал, как самых желанных, и первых из своих духовных чад, и последних: подобным образом и меня, бывшего последним, этот знаменитый муж согревал, как вполне родного сына, оказывая мне самое искреннее благоволение и любовь.

Ссылка для чтения.

7. Слово на дивное и равноангельное житие преподобного и богоносного отца нашего Петра, на святой горе Афонской подвизавшегося

Кто автор: Григорий Палама, архиепископ Фессалоникийский
Когда написано: XIV век
Для кого написано: для монашеского круга, для единомышленников и оппонентов
Жанр: проповедь, философская антропология, похвальная речь

Григорий Палама в этой хвалебной речи рассказывает о жизни афонского подвижника Петра. Будучи богословом и теоретиком исихазма, Григорий приводит Петра в пример, как святого преуспевшего в молитве, и описывает, что происходит во время исихастской молитвы с умом человека, достигшего совершенства, и какие плоды такая молитва приносит.

Цитата:

Ведь муж этот, будучи разумным, понимал, ка̀к в человеке естество соединяется с перстным: что это соединение отягощает ум и, увлекая его к земле, не позволяет достичь жительства на Небесах. Именно так, перенося всяческие лишения и питаясь лишь растущими там травами, да и то весьма малым количеством, он в высшей степени изнурил плоть и достиг достохвального сосредоточения ума.

Сердце свое, благодаря тщательному упражнению в исихи́и, он соделал совершенной божественной колесницей, новым небом и обителью Бога более приятной, чем само небо. А это означало, говоря кратко, что ум его возвратился к самому́ себе и стал единодушен с самим собой, и даже, как ни удивительно это звучит, все силы души́ возвратились к уму и действовали согласно и ему, и Богу. В точности выразить дальнейшее невозможно.

Ибо когда ум удалится от всего чувственного, вынырнет из водоворота смятения, который кружится вокруг чувственного, и вглядится во «внутреннего человека», – тогда, узрев отвратительный грим, приставший к нему из-за блуждания долу, спешит смыть его скорбью.

А как только это безобразное покрывало сдернуто, – именно тогда, когда душа́ не разрываема различными низкими привязанностями, – ум вряд ли успокаивается, нет, он воистину соединяется с исихи́ей, пребывает наедине с собой, и, насколько это вмещает, считает сам себя, вернее себя выше себя, — Богом, ради Которого существует.

Ссылка для чтения.

Источник: http://www.ostrova.org/diy/tips/molitva/

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Православный мир
Как обрести веру в бога

Закрыть