Кто такой митрополит филипп

Митрополит Филипп был обвинен в

кто такой митрополит филипп

Святитель Филипп митрополит московский в житии, икона 17 века. Изображение с сайта obraz.org

Из Москвы будущий святитель Филипп бежал еще в юности. Сам из знатного рода Колычевых, он не хотел участвовать в боярских разборках при царе-подростке, будущем Иване Грозном. Да и не имел склонности к придворной жизни, любил больше посидеть с книжкой, не только божественной, но и из фортификационной науки, и инженерной, и исторической, и земледельческой.

Все это пригодилось ему позже, на Соловках, где он выстроит современнейшую для своего времени ирригационную систему, а в теплицах будут выращивать дыни.

Из богатого дома Федор Колычев бежал без денег и тайно, а по дороге нанимался пасти крестьянское стадо, получая свой хлеб. Он хотел стать монахом. Добравшись до Соловков, Федор Колычев принял иноческий постриг с именем Филиппа.

Фёдор Колычев покидает родительский дом; клеймо житийной иконы

На Соловках

В крайне суровых условиях севера, много и тяжело работая на хозяйственных послушаниях, Филипп старался для молитвы удаляться в пустынь. Там, по монастырскому поверью, Филиппу явился окровавленный Христос, предрекая дальнейшую судьбу и мученичество.

Братья неоднократно пытались выбрать Филиппа игуменом, а тот неоднократно отказывался. Но в 1546 году он принимает игуменство и управляет монастырем 20 лет.

Тяга к уединению и молитве у игумена Филиппа сочеталась с редкими административными способностями, а две традиции русской Церкви — нестяжателя Нила Сорского и Иосифа Волоцкого в его жизни соединялись без конфликта.

В Соловецкой обители; клеймо житийной иконы

Св. Филипп быстро увеличил земельные владения обители, нашел богатых жертвователей (в том числе царя и его семью), а на полученные средства начал масштабное строительство.

При нем на Соловках поднялся каменный Успенский храм, трапезная палата, Спасо-Преображенский собор, множество хозяйственных построек, возникла сеть каналов и появилась несколько технических приспособлений, облегчавших тяжкий труд иноков.

На Большом Заяцком острове появилась превосходная гавань с гостиницей. Пополнились монастырская библиотека и ризница. Вместе с тем, строгий устав, разработанный Филиппом, не поощрял стяжательства. Молитвенная жизнь обители давала добрый образец другим монастырям Беломорья.

От судьбы не уйдешь

Про игумена Соловецкого помнил Иван Грозный, с детства лично знавший святого. Он вызывает Филиппа в Москву и предлагает стать митрополитом Русской церкви.

Иван Грозный, хорошо разбиравшийся в людях, искал в лице Церкви союзника и знал, что будущий св. Филипп не способен на интриги и предательство.

Царь надеялся на личную преданность св. Филиппа, известного ему как человека, скорее, мягкого и совершенно не амбициозного.

Свт. Филипп поставил Грозному условие – право обращаться к царю с просьбами о помиловании.

Это право было у Церкви раньше, но Иван Грозный его отменил.

Царь выдвинул свое условие – митрополит не должен вмешиваться в дела опричнины. В 1566 году этому нововведению было всего два года и кровавых дел за ним еще не числилось. Свт. Филипп согласился.

С укреплением опричных порядков монарх все реже прислушивался к голосу Церкви. Архиереев, пытавшихся заступиться за «изменников», он самих подозревал в предательстве. А свое обещание позволить митрополиту вступаться за опальных царь впоследствии нарушил.

Но еще какое-то время отношения главы Церкви и главы государства остаются добрыми. Так, в одном из посланий к братии Соловецкого монастыря, митрополит, отправляя из Москвы милостыню, просил молиться за государя и его семью. Послание оканчивалось словами, в которых ясно виден душевный стержень святителя: «А я вас благословляю и много челом бью Бога ради, живите любовно».

Отказ в благословении

В 1567 году, расследуя дело конюшего И.П.Федорова, одного из первых лиц в государстве, царь применил массовые казни. Репрессиям подверглось множество людей невинных — вельмож, их слуг, членов семей, крестьян. Московская Русь такой крови не знала, это не входило в ее политические традиции.

Митрополит Филипп уговаривал царя отказаться от опричнины: «я начал просить государя, чтобы он отступил от такого неугодного начинания. И напомнил ему Евангельское слово: “Если царство разделится само в себе — погибнет”», — пишет митрополит.

Я.П.Турлыгин, «Митрополит Филипп обличает Ивана Грозного» (1800). Изображение с сайта aminpro.ru

Не добившись своего, митрополит обличает опричников прилюдно: «Мы приносим жертву Господу чистую и бескровную за спасение людей, а за алтарем неповинно кровь льется христианская и люди напрасно умирают!»

Он публично в храме отказывает царю в благословении, призывая Иван Васильевича прежде простить «согрешающих» ему.

Оклеветан и убит

Царь не ожидал от митрополита Филиппа столь такого твердого и публичного противостояния. Прилюдное осуждение невинных убийств, призыв к милосердию вызвали ярость. Царь отдает приказ схватить митрополита и отдать главу Русской церкви под суд за «порочную жизнь».

Архиерейские одежды были сорваны с митрополита Филиппа прямо в храме, во время богослужения, и заменены на рваную рясу.

Некоторые иерархи противилось суду, а когда, под давлением царя, первоиерарха Русской Церкви митрополита Филиппа на основе клеветнических показаний все-таки признали виновным в «порочной жизни», они не позволили его сжечь, как было положено по канонам за такое преступление. Смертная казнь была заменена ссылкой в тверской Отроч монастырь.

Н.В.Неврев, «Митрополит Филипп и Малюта Скуратов» (1898). Изображение с сайта rodon.org

Но месть Ивана Грозного, не сумевшего добиться прилюдной казни для Филиппа, не замедлила. В монастырь тайно приехал опричник Малюта Скуратов-Бельский, личный убийца Ивана Грозного, и умертвил святителя.

В 1590 году мощи святителя Филиппа были перенесены из Тверского Отроча монастыря в Соловецкий, а в 1652 году, приказом патриарха Никона и с большими торжествами, — в Успенский собор Московского кремля. Там они и сейчас прибывают в раке у южного входа в храм, перед самым иконостасом.

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/mitropolit-filipp-boga-radi-zhivite-lyubovno/

Митрополит Филипп

кто такой митрополит филипп

Митрополит Филипп Московский и всея Руси.

Ранние годы

Митрополит Филипп (в миру Федор Степанович Колычев) родился в 1507 в Москве. Его отец был приставлен дядькой к брату Ивана Грозного, угличскому князю Юрию, поэтому он готовил Федора к службе у государя.

Мать обучала сына основам православия, что оказало влияние на его дальнейшую судьбу. По разным версиям Федор находился на службе у Василия III или же был начал службу позже, во время боярской опеки над Иваном IV.

В 1537 Колычевы подняли бунт против Елены Глинской, матери-регентши малолетнего царя, после чего некоторые были казнены, а Федор бежал из Москвы. Жизнь в Соловецком монастыре После побега Федор год был пастухом, а затем стал послушником в Соловецком монастыре.

Спустя год принял там постриг под именем Филиппа. В Соловецком монастыре Филипп стал игуменом через 8 лет пребывания там. Он проявил себя как умного и хозяйственного администратора: приказал установить мельницы на многочисленных каналах между озерами, механически усовершенствовал монастырские промыслы.

Велось монастырское строительство, появились кельи и больница. Филипп участвовал в Стоглавом соборе 1551 года, где завоевал симпатию царя, о чем свидетельствует ссылка в Соловецкий монастырь троицкого игумена Артемия, лидера враждебных Ивану Грозному нестяжателей, и бывшего члена Избранной рады Сильвестра.

Митрополит

Изначально митрополитом должен был стать казанский архиепископ Герман, но из-за его неприятия опричной политики, митрополий престол предложили занять Филиппу. Он также выдвигал требование прекратить опричнину. После долгих споров с Иваном Грозным Филипп уступил.

Первые полтора года были спокойными, поэтому митрополит не выдвигал никаких требований, хотя и ходатайствовал за опальных. Конфликт с Иваном Грозным Разлад в отношениях с царем начался в 1568 году. Были перехвачены письма польского короля к московским боярам перебраться в Литву. Это вызвало первую волну террора.

Внутренний конфликт быстро перешел во внешний. 22 марта того же года Иван Грозный с опричниками в монашеской одежде явился в Успенский собор во время литургии. Потом сподвижники царя просили митрополита благословить правителя, на что получили выговор. Иван Грозный был чрезвычайно разгневан. 28 июля совершилось решительное событие в судьбе митрополита Филиппа.

Один из опричников во время крестного хода в Новодевичьем монастыре не снял тафью, хотя положено было находится с непокрытой головой. Филипп указал на это Ивану Грозному, но опричник успел снять головной убор, а царь осудил митрополита за клевету. После этого инцидента началась подготовка церковного суда над Филиппом.

Изгнание и гибель

На суде митрополита Филиппа осудили за колдовство (распространенное обвинение для того времени). 8 ноября 1568 в Успенском соборе Кремля во время службы Федор Басманнов объявил о лишении Филиппа сана митрополита, после чего с него святительское облачение и одели в разорванную монашескую рясу. Филипп был сослан в Тверь, где он и был 23.12.1569г убит опричником Малютой Скуратовым, скорее всего, по велению царя. Народу было сказано, что бывший митрополит умер от удушья в келье. 

Мощи Митрополита Филиппа были перенесены в Соловецкий монастырь, а позже в Успенский собор Московского Кремля. Канонизация Святителя Филиппа состоялась в 1652 году.

Источник: https://2mir-istorii.ru/1802-mitropolit-filipp.html

Этот день в истории: 1568 год. 8 ноября митрополит Филипп (Колычев) был лишен сана и отправлен в заточение

кто такой митрополит филипп

8 ноября 2009, 19:52 — REGNUM

Митрополит Филипп отказывается благословить Ивана Грозного. В.В.Пукирев. 1875 год

1568 год. 8 ноября митрополит Филипп (Колычев) был лишен сана и отправлен в заточение. Филипп открыто выступил против жестокостей и беззакония опричнины, поощряемой Иваном IV. Год спустя опальный митрополит, содержавшийся в тверском Отроч Успенском монастыре, был по приказанию царя задушен Малютой Скуратовым

Митрополит Филипп обличает Ивана Грозного. Я.П.Турлыгин. Конец 19 века

«Июля 28-го, по случаю праздника в Новодевичьем монастыре митрополит там священнодействовал. Туда же прибыл на праздник по утвердившемуся обычаю и царь со всеми боярами и опричниками.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Как заманивают в секты

В то время, когда Филипп, совершая крестный ход вокруг обители, достиг святых ворот и хотел читать Евангелие, он увидел, обратившись к народу, что один опричник стоит в тафье, и сказал государю: «Чтение слова Божия следует слушать христианам с непокровенною главою, а эти откуда взяли агарянский обычай предстоять здесь с покрытыми главами?» «Кто такой?» — спросил Иоанн и, взглянув вокруг, не увидел никого в тафье, потому что виновный успел уже снять ее. Царю сказали, что митрополит говорит неправду, издеваясь над его царскою державою. Иоанн вышел из себя, всенародно поносил святителя и называл лжецом, мятежником и злодеем.

После этого царь принял твердое намерение низложить Филиппа. Но, чтобы не возмутить народа, который весьма чтил своего архипастыря, задумал прежде обвинить его в каких-либо преступлениях. А как вся жизнь Филиппа в Москве сияла одними только добродетелями, то не счел недостойным отправить особую депутацию в Соловки для расследования его тамошней жизни.

Во главе депутации находились клевреты царские: Суздальский епископ Пафнутий, андрониковский архимандрит Феодосий и князь Василий Темкин. Они употребили все: и ласки, и угрозы, и дары, и обещания почестей, чтобы найти между иноками лжесвидетелей на митрополита, и действительно некоторых увлекли, и в числе их самого игумена Паисия, которому обещали епископский сан.

А добрых старцев, говоривших только истину о Филиппе и прославлявших его непорочную жизнь в монастыре, били и не хотели слушать. Записав клеветы и взяв с собою клеветников, царские послы возвратились в Москву. Немедленно открыт был Собор в присутствии самого государя и бояр для суда над митрополитом. Призвали обвиняемого, выслушали обвинения на него, Паисий и его сообщники старались подтверждать свои клеветы.

Первосвятитель не думал оправдываться, а сказал только Паисию: «Чадо, что сеешь, то и пожнешь». Затем, обратившись к царю и всему Собору, объявил, что вовсе не боится смерти, что лучше умереть невинным мучеником, нежели в сане митрополита безмолвно терпеть ужасы и беззакония несчастного времени, и тут же начал слагать с себя все знаки своего сана. Но царь велел остановиться и ждать судебного приговора.

Ноября 8-го, в день архистратига Михаила, когда святой Филипп священнодействовал в своей кафедральной церкви, вдруг явился туда любимец царский боярин Басманов, сопровождаемый опричниками. Он приказал прочитать вслух всего народа соборный приговор о низложении митрополита.

И тотчас бросились на него опричники, совлекли с него святительское облачение, одели его в простую и разодранную монашескую одежду, с позором выгнали из церкви и, посадив на дровни, отвезли в Богоявленский монастырь. Не довольствуясь этим, Иоанн хотел еще осудить святого старца на сожжение, так как его обвиняли, между прочим, в волшебстве. Но по ходатайству духовных властей согласился оставить ему жизнь.

Целую неделю просидел страдалец в смрадной темнице, отягченный тяжелыми оковами и томимый голодом. Потом был перевезен в монастырь святого чудотворца Николая, так называемый Старый. Царь прислал к нему сюда отрубленную голову одного из любимых его родственников. Святитель поклонился пред нею до земли, благословил ее, с любовию облобызал и отдал принесшему. Наконец по воле царя Филипп был удален из Москвы и сослан на заточение в тверской Отроч монастырь.

Святитель Филипп в заточении. Неизвестный художник. Конец 17 века

Спустя около года Иоанн, путешествуя в Новгород для лютых казней, когда приближался к Твери, вспомнил о Филиппе и послал к нему одного из своих приближенных, Малюту Скуратова, будто бы попросить благословения на путь. И этот. злодей, вошедши в келью страдальца и беседуя с ним наедине, задушил его подушкою (23 декабря 1569 г.), а потом сказал настоятелю и приставникам, что митрополит умер по их небрежности «от неуставнаго зною келейнаго». Скоро Иоанн сознал свою несправедливость против святого мужа и излил свой гнев на Соловецкую обитель за оклеветание его. Игумен Паисий был заточен в Валаамский монастырь, монах Зосима и еще десять иноков, тоже клеветавших на святого Филиппа, были разосланы по разным монастырям».

Цитируется по: Митрополит Макарий. История русской церкви. Том 3 М.: Издательство Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1994

История в лицах

Митрополит Филипп (Колычев) Ивану Грозному:

Государь, перестань творить богопротивные дела. Вспомни прежде бывших царей. Те, которые творили добро, и по смерти славятся, а те, которые дурно правили своим царством, и теперь вспоминаются недобрым словом. Смерть не побоится твоего высокого сана: опомнись, и прежде ее немилостивого пришествия принеси плоды добродетели и собери сокровище себе на небесах, потому что все собранное тобою в этом мире здесь и останется.

Цитируется по: Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. М.: Аст, 2006

Мир в это время

В 1568 году во Франции заканчивается вторая религиозная война из затяжной серии конфликтов между католиками и протестантами (гугенотами). Бедственное состояние казны заставило правительство пойти на переговоры с гугенотами и в марте 1568 года заключить мир в Лонжюмо. Однако уже осенью этого же года свобода вероисповедания была в очередной раз отменена и началась третья война.

Карта религиозных войн во Франции

«Религиозные войны во Франции (гугенотские войны) — войны между католиками и кальвинистами (гугенотами) во 2-й пол. 16 в., за религиозной оболочкой которых скрывалась сложная борьба различных социальных сил. Современники называли религиозные войны гражданскими войнами, это название часто употребляется и в исторической литературе 19-20 вв. Предпосылками религиозных войн являлись социально-экономические сдвиги во Франции середины 16 в.

: с одной стороны — обнищание задавленных налогами (возросшими в последние годы Итальянских войн) крестьян и городских низов, положение которых резко ухудшилось в связи с ростом дороговизны, связанной с «революцией цен» (последняя сильно уменьшила также и доходы среднего и мелкого дворянства), с другой стороны — все большее ущемление абсолютизмом политической власти феодальной знати.

Католический лагерь в 1-й период религиозных войн был представлен правительством, на стороне которого выступала значительная часть дворянства и буржуазии центр. и сев.-вост. провинций. В лагере кальвинистов находились часть родовитого дворянства и города, главным образом южных и западных окраинных провинций, отстаивавших свои феодальные вольности, сопротивлявшихся централизации, проводимой абсолютизмом. Наиболее последовательно защищали абсолютизм т. н.

политики, выступавшие за политическое единство Франции; члены этой партии рекрутировались главным образом из рядов высшего чиновничества. Кальвинистское дворянство рассчитывало укрепить свое экономическое положение за счет секуляризации церковных владений.

Во главе лагеря католиков встали герцоги Гизы, во главе кальвинистов — члены боковой линии царствующей династии (Антуан Бурбон, принц Конде, затем Генрих Наваррский) и адмирал Колиньи; обе клики стремились к ограничению королевской власти. Для большинства дворян религиозный вопрос играл второстепенную роль, в ходе религиозных войн они порой меняли свою религию.

Начало религиозных войн датируется в исторической литературе по-разному: 1 марта 1562, 1559 либо 1560. В 1559 начались во многих провинциях Франции народные волнения, на юге кальвинистское дворянство начало захватывать церковные владения. В 1560 году гугеноты во главе с принцем Конде пытались захватить в Амбуазском замке короля Франциска II. Попытка Бурбонов, рассчитывавших отстранить от правления страной Гизов и фактически встать у власти, сорвалась.

Амбуазский заговор был раскрыт. 1 марта 1562 отрядом герцога Гиза были убиты в местечке Васси молившиеся кальвинисты, это послужило сигналом к открытым воен. действиям. 1-й период религиозных войн (до 1580) — борьба гугенотов с правительством. Вожди католиков Гизы приняли роль «защитников» королев. власти, в действительности стремясь полностью подчинить ее себе.

Вожди обоих лагерей искали помощи у иностранных держав: гугеноты — у немецких князей, Голландии и Англии, католики — у Испании. За первыми тремя войнами (1562-1563, 1567-68, 1568-70) последовал Сен-Жерменский мир (1570), по которому гугеноты получили 4 важных города-крепости, право занимать государственные должности, кальвинистское богослужение было разрешено по всему королевству.

Усиление гугенотов побудило Гизов и Екатерину Медичи организовать в 1572 массовую резню гугенотов в Париже (Варфоломеевская ночь), которая привела к возобновлению религиозных войн (1572-73, 1574-76), сопровождавшихся расцветом антиабсолютистской публицистики. По миру в Больё (1576) гугенотам была подтверждена свобода вероисповедания и фактически была признана образовавшаяся к 1576 т. н.

Гугенотская конфедерация городов и дворянства в юго-западных провинциях, что означало отпадение юга от остальной части Франции. На севере Гизы попытались создать аналогичную конфедерацию — Католическую лигу 1576. На Генеральных штатах в Блуа (1576) католики потребовали возобновления войны с гугенотами. После 6-й и 7-й религиозных войн (мир в Бержераке 1577 и в Фле 1580) борьба гугенотов с правтиельством прекратилась. Юг остался гугенотским.

Во 2-й период религиозных войн (1585-96, часто датируется 1585-94, иногда концом религиозных войн считают Нантский эдикт 1598) против абсолютизма выступила Католическая лига во главе с Парижем.

Глава католической знати герцог Генрих Гиз, претендовавший на наследование престола после бездетного короля Генриха III, действуя в союзе с католическими городами, вынудил короля вновь начать войну с гугенотами и их главой Генрихом Наваррским, законным наследником франц. короны. В этот период социальная и политическая борьба и экономическая разруха достигли своего апогея. Во время 8-й религиозных войн (1585-89), т. н.

войны трех Генрихов, по приказу Генриха III были убиты герцог Гиз и его брат кардинал Лотарингский (1588), после чего демократическое крыло Парижской лиги добилось низложения Генриха III (1589). Генрих III пошел на соглашение с Генрихом Наваррским, и они совместно осадили Париж (последняя религиозная война, 1589-96; согласно иной датировке — 1589-1594). При осаде Парижа Генрих III был убит монахом, подосланным лигой (1589).

Королем стал Генрих Наваррский, но Северная Франция и некоторые южные города и провинции его не признали. Испанская интервенция (в Париж был введен в 1591 испанский гарнизон) усугубила политическую анархию. Разгул феодальной реакции привел к массовым крестьянским восстаниям. Католическое дворянство и буржуазия, напуганные размахом народного движения, признали королем перешедшего в 1593 в католицизм Генриха Наваррского (Генрих IV). В 1594 году он вступил в Париж, к 1596 подчинил почти все лигерские провинции; религиозные войны кончились. Нантский эдикт 1598 урегулировал положение гугенотов».

Цитируется по: Советская историческая энциклопедия. М.: Издательство Советская энциклопедия, 1973-1982.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Что такое смирение в православии

Материал предоставлен АНО «Руниверс»

Источник: https://regnum.ru/news/1228035.html

Царь Иван Грозный и Митрополит Филипп

Источник: Домодедовские вести

Его цель – безграничная власть над душами современников. «Чего хочет царь – хочет Бог!»

В 15 километрах от Москвы, на высоком берегу реки Пахры высится кирпичная свеча колокольни храма Воскресения Словущего. Колокольня является самой высокой точкой села Колычево.

История села уходит в глубокую древность и неразрывно связана с одним из самых почитаемых святых Русской Православной Церкви – московским митрополитом Филиппом. Его иконописный лик смотрит с фасада колокольни. Внимательный взгляд митрополита встречает молящихся в храме.

О священномученике Филиппе, Иване Грозном и истории села и пойдет этот рассказ.

1. Холодная зима 1568 года

По свидетельству современников зима 1568 года выдалась лютой. Москва была окутана морозной дымкой, в которой как в вате гас знаменитый звон ее колоколов. На лету замерзали птицы, и горожане предпочитали сидеть по домам. Государь Иван Васильевич, недавно вернувшийся из Первого ливонского похода, поначалу был благодушен.

Но вскоре шепот ужаса пронесся среди горожан. То там, то здесь толпы опричников врывались в дома известных служивых людей, грабили и насильничали. Бояр и их слуг голышом выволакивали из домов. А затем с гиканьем и свистом тащили на арканах по обледенелым улицам, чтобы кинуть в пыточные подвалы.

И вскоре главные площади столицы украсили сосновые перекладины виселиц, дубовые плахи и огромные дымящиеся котлы со смолой. Возле деревянных настилов с топорами в руках прохаживались мускулистые каты – палачи Древней Руси.

Причиной новой волны террора послужили якобы найденные письма польского короля Сигизмунда. Единственным, кто не поддавался всеобщему настроению страха, был московский митрополит Филипп.

2. Соловецкий игумен, ставший митрополитом Московским

К 1568 году ему исполнился 61 год. Родившийся в знаменитой боярской фамилии, детство он провел в Москве и семейном имении Колычево, вблизи нынешнего городского округа Домодедово. На берегу неторопливой Пахры он впитал любовь к родной земле и получил разностороннее образование. Иначе просто быть не могло, ведь его отец был воспитателем Юрия Васильевича – брата Ивана IV .

Юность пролетела при дворе Великого князя. Казалось, его ждала блестящая придворная карьера. Но блеск придворной жизни и звон боевых мечей не радовали молодого человека. Всем своим сердцем он жаждал посвятить жизнь Богу.

Тридцати лет от роду Федор – так звали в миру молодого человека – в одежде простолюдина уходит вместе с обозом на далекий Север. Полгода он пасет овец, а еще через год его постригают в монахи под именем Филипп. Восемь лет трудов, молитвы, постов и подвигов поднимают Филиппа до звания игумена знаменитой Соловецкой обители.

Угловая башня Соловецкого монастыря, цветная фотография 1913 года

Именно при игумене Филиппе вокруг монастыря поднимаются те циклопические стены, которые мы видим сейчас, строятся храмы и в разы расширяется хозяйственная деятельности. Среди лучшего русского духовенства Филипп участвует в Стоглавом соборе, на котором Иоанн Васильевич обращает пристальное внимание на усердного игумена. Не связанный ни с какой боярской партией, Филипп Колычев представляется царю идеальной фигурой на место московского митрополита.

Царь Иоанн IV был сложным человеком, в душе которого склонность к неудержимому насилию парадоксальным образом уживалась с православной религиозностью.

Соловецкий игумен говорил прямо там, где все льстили. Он был словно отражением совести Иоанна. Поэтому царь остановил на нем свой выбор.

Слово царя много значило в то время. И поэтому на соборе духовенства 1566 года именно Филиппа единодушно избирают кандидатом на первосвятительскую кафедру.

Но тут возникает неожиданная проблема. Приехавшего издалека соловецкого игумена ужасают московские казни. Неожиданно для всех он выступает с резким осуждением разделения государства на Земщину и Опричнину, а также политики террора, которую проводит царь. Не ограничиваясь разговорами наедине, Филипп поднимает вопрос ребром прямо на заседании собора.

– Умири совесть мою, – обращается к царю будущий митрополит, – упраздни опричнину! Ибо всякое разделенное Царство, по глаголу Всевышнего, падет. Пусть будет только единая Россия!

Царь пугается. Собор епископов – это сила. Вдруг духовенство единым фронтом выступит против его нововведений? В некотором замешательстве он обещает подумать. А пока он думает, 25 июля 1566 года собором всех русских епископов Филиппа Колычева поставляют на престол митрополита Московского и всея Руси.

3. Совесть царя

В течение полутора лет кажется, что в жизни Русского государства началась новая пора. Царь приближает святителя Филиппа к себе, советуется с ним по всем вопросам церковной и государственной жизни.

Он занят войной с Ливонией настолько, что даже оставил свое любимое развлечение – казнить изменников. Нет, опричнину Иван IV так и не распустил. Но ходят слухи, что это может случиться в любой момент.

Слухи настораживают высокопоставленных опричников, которые привыкли наживаться за счет ограбления Земщины. Известна фраза Малюты Скуратова, которую он кинул на счет митрополита Филиппа:

– Везде этот поп! Продыху от него нет!

Царедворцы уже догадываются, что слухи распускаются с ведома самого царя. Ему сложно сдерживать себя, ему сложно разговаривать с митрополитом. Он самодержавный властелин, он сам – властелин своей совести. Эти странные евангельские слова – «не убий» Они же не относятся к царю, который должен убивать врагов Отечества?

Васнецов, «Царь Иоанн Васильевич Грозный»

Холопов своих он волен миловать и казнить! Зачем ему укоры от какого-то священника? Зачем выстраивать внутреннюю политику на системе «сдержек и противовесов». Куда проще – страхом! Царь осторожно прощупывает общественное мнение. И все вокруг – царедворцы, бояре, опричники и духовенство льстиво поддакивают:

«Да, ты – прав! Ты самодержец! Ты волен над нашей жизнью! Твоя воля – воля Божья».

И лишь один человек продолжает твердить о необходимости христианского милосердия. Лишь один голос напоминает Иоанну о том, что тот, прежде всего – человек. Один – вопреки всем!

Поняв все это, царь резко прекращает общение с митрополитом Филиппом. Один в поле не воин!

Что бы ни делал царь – митрополит должен молчать! Совесть – замолчи!

4. Царь и христианин

Отстранив от себя митрополита Филиппа, государь Иоанн Васильевич начинает закручивать новую спираль террора.

Его цель – безграничная власть над душами современников. «Чего хочет царь – хочет Бог!» – вот его лозунг.

Аресты и казни следуют одна за другой. Первым казнят боярина Иван Челяднина с семьей. Затем следует очередь князей Куракиных, Булгаковых, Ряполовских, и Ростовских.

Царь не щадит даже принявших иноческий чин князей Щенятевых и Турунтай-Пронских. Под пытками несчастные оговаривают еще кучу друзей и родственников. Следуют новые аресты. Вслед за господами волокут в пыточные подвалы слуг. Царь пытает сам.

Он словно находит в этом какое-то извращенное удовольствие.

В перерывах между казнями, он вместе с опричниками надевает монашеские одежды и бьет земные поклоны.

А затем вся честная компания бражничает. Наступает весна. Приближается конец Великого поста.

Митрополит Филипп, современная картина.

Родственники репрессированных, обиженные и обездоленные – все они стекаются к митрополиту. «Заступись, Владыка, – со слезами молят они, – помоги!».

Но Филиппа даже не пускают под государевы очи. Его лишают древнего права всех христианских епископов – печаловаться, заступаться за осужденных. И тогда митрополит решается на небывалое: обратиться к Иоанну прямо в храме.

5. Христианин и царь

22 марта 1568 года митрополит совершал Божественную литургию в Успенском соборе Московского кремля. Иоанн Васильевич пришел на службу вместе с опричниками. Расшитые золотом шубы вошедших были наспех прикрыты черными ризами. На их головах красовались высокие монашеские шапки. В таком виде царь подошел к митрополиту за благословением. Филипп сделал вид, что не замечает главу государства. По собору пробежал сдержанный шум.

– Перед тобой царь, – одернул Филиппа кто-то из бояр, – благослови его!

Митрополит остановился, обвел присутствующих взглядом и с расстановкой произнес:

– В этом рубище и в делах государственных я не узнаю царя православного!

Все замерли. Царедворцы боялись не то что посмотреть на царя, они дышать боялись! В этой жуткой тишине митрополит, глядя в глаза Иоанну, продолжил:

– Государь! Мы здесь приносим жертвы Богу, а ты за алтарем проливаешь кровь христианскую. В самых неверных, языческих Царствах есть закон и правда, есть милосердие к людям — а на Руси их нет! Грабежи и убийства совершаются именем царским! Государь! Как ты предстанешь на Суд Божий? Обагренный кровью невинных, оглушаемый воплем их муки? Государь, побойся Бога

Митрополит Филипп отказывается благословить Иоанна Грозного, гравюра XIX века

Гримаса гнева обезобразила лицо царя. Слова правды жгли его как железо.

– Довольно! – придушенно закричал Иоанн. В руках мелко дрожал посох, – Я был слишком милостив к тебе, митрополит! К тебе – и твоим сообщникам!

Затем развернувшись, он буквально побежал к выходу!

Царь испугался! Он, знавший силу слова, испугался. Испугался того, что Филипп сейчас произнесет самое страшное – отлучение от Церкви, анафему! Ведь тогда православный народ просто разорвет его на куски!

За царем опрометью бросились опричники и бояре, иностранные гости и простой люд. Собор опустел почти мгновенно. Этого ужаса и унижения Иоанн Васильевич не забудет до конца своих дней. Участь митрополита Филиппа была решена.

Икона митрополита Филиппа, Россия, XVIII век.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Кто такой вечный жид

Его арестуют и осудят за измену. На его глазах казнят всех родственников, а затем сошлют в дальний монастырь. Но, ни пытками, ни щедрыми посулами, сломать волю митрополита царю не удастся.

«Нет тебе, государь, моего благословения!» – будет снова и снова повторять Филипп. Нет, и никогда не будет благословения православной Церкви на кровь, беззаконие и насилие! Не в силе Бог, а в правде!

В 1569 году в тверском Отроч-Успенском монастыре Малюта Скуратов задушит бесстрашного старца. А уже через сто лет митрополита Филиппа Колычева Русская церковь прославит в лике святых мучеников.

6. Наследство бояр Колычевых

Убийство митрополита Филиппа и расправа над его родственниками не могла не коснуться вотчинных владений бояр Колычевых. Но село на реке Пахре ими заранее было передано Московскому Богоявленскому монастырю. А потому уцелело. Это оказалось лишь отсрочкой.

Храм в Колычево, современный вид

Последствия тиранического правления Ивана Грозного привели страну к смуте 1612 года. Польские интервенты и грабители всех мастей не оставили от подмосковных деревень камня на камне, их пришлось десятилетиями отстраивать заново.

Однако жизнь продолжалась. В древнем селе она была сосредоточена возле древнего деревянного храма. Колычевы построили его настолько добротно, что простоял он почти триста лет. Лишь к 1697 году неподалеку возвели новый храм во имя Воскресения Христова – каменный храм Воскресения Словущего. Старую церковь разобрали, отметив памятное место часовней.

Источник: https://media.elitsy.ru/istorii/car-ivan-groznyj-i-mitropolit-filipp/

Проповеди — Память святителя Филиппа, митрополита Московского

Мы совершаем сегодня память святителя Филиппа, митрополита Московского. Мы помним, какой подвиг он совершил во времена царя Иоанна Грозного. Когда начинались страшные казни, и опричники неистовствовали в Москве, многие умоляли митрополита заступиться за них пред государем. Для государя это было достаточным поводом, чтобы начать преследование святителя Филиппа. Нашлись и между духовными лицами предатели, и среди них бывшие его ученики.

История сохранила их имена – архиепископа Новгородского, епископа Суздальского, епископа Рязанского, протоиерея Благовещенского собора, царского духовника, которого Филипп подверг запрещению за какие-то проступки. Святитель, видя беззаконие, которое совершается, решился на открытое всенародное обличение Иоанна Грозного в соборной церкви. Это вызвало царский гнев.

Вскоре после этого царь со своими опричниками пришел в воскресный день в Успенскую церковь в черных одеждах – такая пародия на монашество – и три раза он просил благословения у митрополита, но не получил его. Святитель сказал: «Здесь мы приносим Богу бескровную жертву за спасение мира, а за алтарем безвинно проливается кровь христианская». Иоанн в ярости грозил ему изгнанием и разными муками.

Тут же в соборе враги Христовы, в том числе из среды духовенства, желая унизить его всенародно, подготовили на святого старца самую гнусную клевету, которую подучили произнести перед всеми одного благообразного отрока, чтеца домовой митрополичьей церкви.

Когда эта клевета не удалась (отрок сознался, что говорил не по своей воле), царь приказал схватить всех бояр и сановников митрополичьих и пытать, чтобы выведать что-нибудь недоброе о святителе, но это не принесло желаемого результата. Тогда Иоанн отправил особую депутацию в Соловки, где подвизался Святитель до поставления на митрополию, чтобы найти там лжесвидетелей.

Такие нашлись, в том числе и сам игумен Паисий, которому обещался епископский сан. Немедленно был открыт собор для суда над митрополитом. Святитель объявил, что не боится смерти, что лучше умереть невинным мучеником, чем в сане митрополита безмолвно терпеть ужасы беззакония. «Я пришлец на земли, — говорил он на угрозы царя, — как и отцы мои, и за истину благочестия готов потерпеть и лишение сана, и всякие муки».

В день архистратига Михаила в кафедральную церковь, где служил святитель Филипп, вдруг ворвались опричники. Они бросились на святого, сорвали с него святительское облачение, одели его в простую и разодранную монашескую одежду, с позором выгнали из церкви и на дровнях отвезли в Богоявленский монастырь, где, томя голодом, держали в оковах в смрадной темнице.

Не довольствуясь этим, Иоанн Грозный хотел еще осудить святого старца на сожжение, так как его обвиняли между прочим в колдовстве. Потом он был переведен в монастырь святого чудотворца Николая, куда царь прислал отрубленную голову его любимого родственника. Наконец, Филипп был удален из Москвы и сослан на заточение в Тверской Отрочь монастырь.

Спустя около года, проезжая мимо, царь Иоанн послал к нему Малюту Скуратова, будто бы прося благословения в дорогу, который задушил Святителя подушкой.

Так было всегда. Это страшно, что мы слышим. Это происходит в Церкви, с теми, кто не просто во Христа крестились, но те, кто приняли священный сан. Мы должны ясно и трезво видеть, что такое Церковь Христова, которая не имеет пятна или порока, или нечто от таковых, потому что она облекается во Христа.

Но Господь дает до конца каждому человеку проявить свой свободный выбор, испытывает волю каждого человека, насколько он верен тому дару, который он принял в крещении. Так всегда было.

Так было со святителем Григорием Богословом, и со священномучеником Владимиром, первым мучеником из новых мучеников и исповедников Российских.

Святитель Григорий Богослов, который жил в IV веке, претерпел много клевет и вражды. Вражды не со стороны внешних врагов, а со стороны именно тех, кто был внутри Церкви.

Самое страшное предательство, которое ожидало святителя Григория, в конце концов произошло со стороны того, кто называл себя его духовным учеником. Имя его вошло в историю как Максим Циник.

Когда Церковь призвала Григория Богослова на патриаршество, Максим Циник обманом и лукавством восхитил это святительское избрание, а святитель Григорий Богослов со смирением уступил патриаршее служение своему лицемерному ученику.

Мы помним, что и священномученик Владимир претерпел гонение со стороны тех, кто был в Церкви. Со стороны некоего архиепископа Алексия, которому постоянную поддержку оказывали темные силы в лице так называемого «старца» Распутина, а также со стороны монашествующих Лавры, распропагандированных большевиками и указавшими местонахождение Владыки накануне его убийства.

Претерпел гонения митрополит Владимир и со стороны начинающего поднимать голову украинского неообновленчества, для которого мирские ценности были дороже ценностей вечных. Одна и та же причина всегда: мирские ценности дороже ценностей вечных. Права человека дороже Христа.

Все страдания священномученика Владимира связаны с той тайной, которая происходит внутри Церкви, когда в нее проникает мир.

По этой же причине — проникновения внешнего мира внутрь Церкви, — нечестивые ариане, считавшие себя христианами, теми, кто принадлежит Церкви, гнали святителя Афанасия Великого, который не находил себе ни места, ни покоя в течение всей своей жизни. Так гнали святого Василия Великого, угрожая ему смертью и муками, так гнали святого Иоанна Златоустого.

Так гнали священномученика Вениамина, митрополита Петроградского, когда он своему ученику духовному и предателю, подошедшему к нему под благословение, сказал: «Мы, кажется, с Вами не в Гефсиманском саду». Так гнали святителя Иоанна, митрополита Шанхайского и Сан-Францисского.

Вся история Церкви отмечена попыткой мира сего после того, как он потерпел поражение от Креста Христова и от верных Кресту и всему, что этот Крест означает в Церкви, вторгнуться в Церковь и разрушить ее изнутри. Устроить смуту и сказать, что вот мы какие. Мы хотим, чтобы был мир, а почему-то не дают нам мира.

Не просто лжеучениями обязательно разрушить, но именно тем нечестием, тем образом жизни, который присущ самому миру.

Так было и в истории Западной Церкви, когда почти все европейские страны были залиты кровью, оттого что преимущество гражданской свободы утверждалось над свободой духовной. Так произошло и с нашим отечеством, единственным в своем роде христианским государством, когда нечестие изнутри со стороны неообновленцев и других предателей в Церкви стало причиной того, что вся наша страна была залита кровью мучеников и новых исповедников.

Так продолжается в Церкви Христовой всегда, так будет и дальше. Это есть закон духовной жизни. Святой апостол Павел говорит, что все желающие жить благочестно о Господе будут гонимы, а нечестивые будут преуспевать и развращаться, вводя других в развращение. И путь их для многих станет соблазном.

Те, кто исповедуют подлинное христианство, всегда будут этим миром ненавидимы, преследуемы и гонимы, а те, кто носит имя христианина только по имени и хорошо вписываются в то, что совершает этот мир, будут преуспевать. Для них христианство и Церковь – всего лишь замечательный узор, украшающий их и благочестие и нечестие.

Об этом предупреждает нас святой апостол Павел.

Празднуя сегодня память священномученика Филиппа, испытывая свою верность Христу, мы должны задуматься, где мы. В какой степени мир проникает в нашу душу, какими грехами, какой неверностью Христу и Церкви мы становимся родными этому миру. Какими грехами, каким отступничеством мы становимся гонителями Христа и всей Христовой Церкви.

Слишком очевидно, в каких новых обстоятельствах это может вдруг неожиданно раскрыться. Где мы окажемся? Среди тех, кто гонимы, или среди тех, кто гонители Церкви Христовой.

Почему Царь-мученик сказал: «Кругом измена, трусость и обман»? Почему эти слова как бы начертаны на всем минувшем столетии, и далее, до кончины мира, до конца всего, что будет совершаться с нашей Церковью, с нашим отечеством? Не будем страшиться никаких гонений, говорят нам сегодня святые древние мученики и новые мученики и исповедники Христовы.

Сам Господь говорит, чтобы мы ничего не боялись. «Не бойся, дщерь Сиона, ликуй от радости! Се, Царь твой грядет к тебе, праведный и спасающий, кроткий», — восклицает Он, ведя за Собой Свою Церковь путем Крестных страданий в славу Небесного Иерусалима. Аминь.

Общественный Комитет «За нравственное возрождение Отечества»

kfmrr@yandex.ru

Источник: http://www.moral.ru/propoved/06_M_Filipp.html

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Православный мир
Когда начинается петровский пост

Закрыть