Как я стал бомжом

«Были случаи, когда спящих бомжей поджигали»

как я стал бомжом

Александр, 56 лет

Два года назад я приехал в Москву из Гатчины. Планировал увидеть родственников, встретиться с друзьями и, если получится, узнать, как тут с работой. В тот момент я трудился на таможне у себя в городе и подумывал найти более денежную работу. Но очутился, как говорят, «не в то время и не в том месте». На меня напали какие-то хулиганы, ударили по голове и украли портфель, в котором были паспорт и еще кое-какие документы.

Тогда я подумал, что своими силами решу эту проблему за считаные дни. Оказалось все не очень-то просто: у меня не приняли заявление в полиции, получение нового паспорта оказалось также нелегкой задачей. Пока я возился со всем этим в Москве, меня уволили с работы. У меня тогда подошел пенсионный возраст, а там все устроено так, что, если ты что-то, как говорится, упустил, тебя сразу «отправляют в утиль». Основание у них было.

Так и оказался я в столице без удостоверения личности и работы.

Таймырский пенсионер, недовольный чиновниками, сжег администрацию города Дудинка. В огне погибли трое, еще восемь человек пострадали. Подозреваемый →

Тяжело было лишь первое время, в основном психологически. Когда за что ни берешься, все не получается, это выбивает из колеи. Я тогда

решил во что бы то ни стало устроиться хоть на какую-то работу.

Первое время работал курьером, а спать приходил в общежитие недалеко от метро «Текстильщики». Так продолжалось три месяца, потом моей конторе курьерские услуги стали не нужны, и за общагу платить стало нечем. Так я в буквальном смысле оказался на улице.

Самое интересное, что все это время у меня была (да и сейчас есть) квартира в Гатчине. Никто мне не мешал уехать туда. Но я сам не хотел этого: работы там нет, найти ее трудно, родственников или друзей нет тоже.

Если у вас выбор: начинать все с нуля в Москве или начинать все с нуля в Гатчине, то вряд ли вы выберете последний вариант.

Несколько дней я перебивался у знакомых, но долго так продолжаться не могло. Стал ночевать в электричках, спал прямо на широких пассажирских скамейках, на них можно прямо в полный рост лежать. Чтобы было легче попасть в поезд, я устроился работать контролером. Одно время проверял билеты на платформе, а потом стал контролером электричек. Это было удобно: я большую часть времени мог находиться в тепле и мог выбрать время, когда поспать.

Увы, здесь была и оборотная сторона медали: в электричках ездят самые разные люди, а спящий человек — это легкая добыча. Несколько раз меня обворовывали, пока я спал. Иногда меня прогоняли «недовольные граждане». Я им ничем не мешал, но есть люди, которые считали, что «так положено». В дискуссии с ними я не вступал, это не имеет смысла. Просто искал другой вагон. Иногда меня прогоняли полицейские или помощник машиниста, бывало, что и в грубой форме.

Но по крайней мере я не замерз.

Самой большой проблемой все это время была одежда. У нас с давних времен принято оценивать человека по внешнему виду. Поэтому, если ты грязный или от тебя дурно пахнет, ты сразу теряешь шансы найти работу.

Я всегда содержал в порядке обувь — сказалась долгая служба в армии и привычка следить за собой. А вот со стиркой было очень нелегко.

В основном я просил помочь знакомых: стирал у них. Летом это было проще: можно постирать и сразу же все высушить. А вот зимой единственный способ — упрашивать друзей-приятелей. Как ни странно, никогда не возникало проблем с едой: сейчас есть много благотворительных организаций, активисты которых бесплатно кормят бездомных несколько раз в неделю. Надо только знать, где и когда это бывает.

Хочу особо отметить, что в Москве немало добрых людей, гораздо больше, чем принято думать. Часто совершенно незнакомые мужчины и женщины выручали кто деньгами, кто едой.

Нередко бывало так, что у меня не было особых потребностей в их помощи, но я брал что дают, чтобы не обижать добрых людей. Кончилось мое бродяжничество тем, что я взял квартиру в ипотеку в дальнем Подмосковье, где сейчас, собственно, и живу.

Работаю в столице: раздаю рекламу на улице и подрабатываю еще в двух-трех местах. Не могу сказать, что живу безбедно, но всем необходимым я себя обеспечиваю.

В российской столице заработал первый кинотеатр для бездомных. Создатели — благотворительное движение «Друзья на улице» — намерены →

Тем, кто попал в аналогичную ситуацию, могу посоветовать одно: никогда не надо отчаиваться, надо, во-первых, всегда искать работу, это не дает окончательно расклеиться, а во-вторых, надо ставить перед собой какую-то цель. Она должна быть маленькой, достижимой, но целью.

Например, собрать денег на новые джинсы или ботинки. После ее выполнения нужна другая, например, найти работу, которая позволит снять хотя бы комнату или угол в общаге. Ну и, конечно, надо всеми силами искать сведения о том, где бесплатно раздают еду.

Об этом в СМИ мало сообщают, но желающий найти эту информацию сможет это сделать.

Община Курского вокзала

Ирина, 25 лет

Я родилась в Москве, а в 14 лет убежала из дома. На это у меня была весьма веская причина: меня регулярно избивал отчим. Последний раз он сломал мне два ребра, и я поняла, что следующего раза я могу не перенести физически. Довольно скоро я прибилась к компании бродяг, которые жили в районе Курского вокзала. Это была одна огромная община, где все друг другу помогали кто чем может.

Поначалу было трудно: тогда еще бездомными мало кто занимался. Спали мы прямо на вокзале, кто где: под перроном, прямо на улице, а иногда — в зале ожидания, если очень повезет. Разумеется, нас гоняла милиция. Мы специальных «разведчиков» отправляли ходить по вокзалу.

Их задача была увидеть, что началась облава, и предупредить нас. Если это произошло, то все быстро «снимаются с якоря» и идут в самую далекую часть Курского. Конечно, местные менты все там тоже знали. Бывало, мы бегали от них целый день.

Но попадаться им никто не хотел, так как

уже тогда от них стали требовать очистить ту или иную местность от бездомных. И они заталкивали бродяг в машину и вывозили куда-то за Москву, после чего выталкивали чуть ли не в чистое поле.

Назад вернуться могли уже не все: для этого надо знать, куда идти. Хотя бывали и те, кто доходил назад до нас пешком.

Еще одной проблемой для нас были неадекватные молодые отморозки, которые могли побить или поиздеваться над бездомными. Иногда это делалось изощренным способом: были случаи, когда спящих бомжей поджигали. Спасала нас община: когда все вместе, старались заступаться друг за друга. Терять нам было нечего, а такой человек дерется всегда до последнего, поэтому, если до этого доходило, наши противники предпочитали уносить ноги.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Что такое риза господня

Самым страшным врагом бездомных всегда был и остается мороз зимой. На Курском вокзале бездомных много, теплых мест на всех не хватало. Часто бывало так, что спали впятером, а то и вдесятером на одном матрасе, укрывшись одеялами, которые смогли раздобыть.

Согревались водкой, но на нее денег хватало не всегда. Тогда пили медицинский спирт, иногда настойки всякие в аптеках покупали. Тот же боярышник.

У бездомного в жизни не так много радостей, и многие из моей компании стали искать счастье в употреблении наркотиков. Как ни странно, начали с героина, хотя он и очень дорогой, а потом в ход шли дешевые лекарства с наркотическим эффектом.

Естественно, где наркотики, там и воровство. Те, кто сидел на этой дряни долго, начинали воровать у своих же последнее.

Что касается одежды и, так скажем, ванны, то летом мы ездили или в парк «Кусково», или на какую-нибудь речку. Там мы купались и стирали одежду. Потом на Курском вокзале открыли баню для бездомных, куда стало можно ходить и зимой. Этим мы и спасались. Одежду носили ту, которую отдавали люди.

Часто они приносят старые вещи в церкви, там их и можно было взять. Что-то люди давали нам и непосредственно в руки. Кроме того, появлялось все больше благотворительных организаций, которые бесплатно кормят бомжей. На Курском это происходит регулярно.

А когда я только начинала скитаться по улице, с едой было сложнее.

Некоторые даже ели голубей и бездомных собак, хотя я этого никогда не делала — брезговала. Собаки вообще здорово выручали: некоторые бомжи специально их прикармливали и потом ходили с ними по переходам и собирали милостыню.

В общей сложности я бродяжничала семь лет. Мне трудно сказать, как я решила изменить свою жизнь. Мне надоело просто — в этом дело, наверное. Сыграло свою роль, конечно, и то, что многие мои друзья либо умерли от наркотиков, либо оказались в тюрьме из-за них же. Мне помогли благотворители из группы «Милосердие».

Пришла в их центр и первое время жила там. Мне посодействовали в получении паспорта, а также помогли найти специальные курсы. Короче, вскоре я получила работу кассира в продуктовом магазине. Сейчас я работаю продавцом, снимаю квартиру. С родственниками по-прежнему не общаюсь, хотя их почти уже и нет никого в живых.

Иногда я встречаю бывших «своих» бродяг с Курского вокзала и пытаюсь им помочь чем можно. Но на самом деле помочь им уже нельзя: они не хотят изменить свою жизнь. Им нравится побираться и пить водку, они знают, как выжить в этой ситуации. А другой жизни они не знают и оттого побаиваются ее. Поэтому можно им давать деньги, одежду, что угодно, но они так и останутся на улице и будут пить.

Бомжей никто не считает

По словам координатора благотворительного движения «Друзья на улице» Натальи Марковой, точных данных о том, сколько сейчас в Москве бездомных, не существует. «В 2012 году департамент социальной защиты населения Москвы провел исследование, по итогам которого выяснилось, что бездомных в городе около 6 тыс. Более свежих данных с тех пор не поступало. Но дело даже не в этом.

Считают обычно тех, кто, грубо говоря, лежит пьяный на улице и уйти уже никуда не может. Но среди бездомных немало тех, кто выглядит аккуратно, пытается работать и даже не признается, что у него нет жилья», — рассказала эксперт «Газете.Ru».

Согласно различным экспертным оценкам, в целом в России насчитывается от 30 тыс. до 100 тыс.

бездомных, но эти данные слишком расходятся, чтобы отталкиваться от них при работе с бомжами.

«Ситуация с бродягами гораздо сложнее, чем принято считать. Например, у нас на бесплатную кормежку приходят, условно, 100 человек в день. Среди них до 70% — это люди, которые приехали на заработки из бедных регионов России.

Им кажется, что скоро у них все будет хорошо, но пока они вынуждены питаться на улице тем, что дают активисты. А есть и нищие пенсионеры, которые не по помойкам ходят, а идут к нам за бесплатной едой», — рассказала Маркова.

Минюст подготовил поправки в Гражданский процессуальный кодекс, которые отменяют существующее положение, запрещающее изъятие за долги единственного →

Эксперт добавила, что в России имело бы смысл ввести более дифференцированное определение понятия «бездомный». «В Европе есть несколько градаций для таких людей: те, кто живет на улице; те, кто живет в ненадежном месте, в той же ночлежке; те, кто живет в съемной квартире, но чье материальное положение таково, что они быстро могут ее потерять, например, если серьезно заболеют. Думаю, в этом смысле нам можно было бы перенять зарубежный опыт», — отметила координатор «Друзей на улице».

По ее словам, бездомным можно стать по абсолютно разным причинам, для этого вовсе не обязательно вырасти в неблагополучной семье. «У нас в приюте живет пожилая женщина, учитель английского языка. Она подписала договор ренты на крайне невыгодных для себя условиях, в результате чего оказалась на улице. Ей повезло, что она попала к нам. А вообще

в нашей стране, к сожалению, нет правовых и социальных инструментов, которые бы позволяли быстро помочь человеку, если он оказался в «предбомжевом» состоянии.

Получается, что его там нотариус обманул, там его отправили куда подальше, здесь не выдали вовремя тот или иной документ. Человек мыкается, теряет надежду, а все уже начинают на него смотреть как на бездомного. Когда у такого человека опускаются руки, нередко он начинает заливать свои проблемы алкоголем. И еще быстрее скатывается на дно», — заключила эксперт.

Источник: https://www.gazeta.ru/social/2017/01/12/10472519.shtml

Бездомные в Долине: Как успешный предприниматель потерял все и стал бомжом

как я стал бомжом

В самом центре Кремниевой Долины, городе Сан Хосе, на расстоянии плевка от штаб-квартиры Apple, расположен крупнейший в США 68-акровый лагерь для бездомных. Это место называется «Джунгли», хотя больше похоже на обыкновенные трущобы.

Здесь, в палатках, землянках и домиках на деревьях годами живут бездомные — в том числе и вышедшие в тираж технари, которые не смогли приспособиться к инновациям Долины и в итоге оказались на улице.

А тем временем, каждый день мимо «Джунглей» проезжает служебный автобус Yahoo, забитый сотрудниками.

Сегодня здесь проживает примерно 300 человек, некоторые с семьями. Однако уже к среде «Джунгли» хотят расселить, лачуги снести, а все, что бродяги не заберут с собой, уничтожить как мусор. Власти Сан Хосе выделили $4 млн на жилищные субсидии для поселенцев, но этого недостаточно.

Кроме того, домовладельцы не хотят сдавать бывшим бродягам жилье, предпочитая квартирантов с идеальной кредитной историей. «Тяжело найти место для этих ребят, и особенно конкурировать с молодыми техническими специалистами», — сетует менеджер по работе с бездомными Рэй Бремсон.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Кто такой фрэнсис бэкон

60-летний инженер Роберт Аггире живет в лагере для бездомных вместе с женой уже полгода. Он получил свою субсидию еще в июле, но жилье пока не нашел. «Когда арендаторы узнают, что я из Джунглей, они говорят — нет, это неприемлемо», — пояснил он. Роберт рассказал журналисту издания Mother Jones Джошу Харкинсону свою историю о том, как из успешного бизнесмена он превратился в бомжа.

История Роберта Аггире

Я много лет был успешным бизнесменом. В девяностых у меня была своя консалтинговая компания в Долине. Я помогал таким компаниям как 3Com, Dell, Microsoft и Cisco сертифицировать и улучшать их продукты по стандартам FCC и UL. Но все закончилось, когда эти компании полностью перевели производство на аутсорсинг в Азию. Мне предложили работу в Китае. Я там бывал, и откровенно говоря, я не хочу там жить.

Вот почему так много людей потеряли свою работу. На технические позиции сегодня, как правило, нанимают студентов или свеженьких выпускников. А у таких старых пердунов, как я, нет шансов. Я потерял свой бизнес, свой дом. Когда экономика потерпела крах, она утащила меня за собой на свалку.

Моя жена — медицинский клерк и зарабатывает $3 000 в месяц. Она инвалид и не могла самостоятельно ходить по ступенькам до квартиры, которую мы арендовали в Сан Хосе. Поэтому мы решили переехать. Но когда пришел день выезжать, арендодатель, который обещал сдать нам подходящее жилье, заявил, что передумал, и отдал квартиру своим родственникам. А нашу старую квартиру уже сняли другие люди. Так мы стали жить в машине, пытаясь найти жилье.

Мы платили ренту $1750 в месяц — дешевле некуда, если ты не готов жить в мотеле с тараканами. И в такой же ценовой категории мы хотели найти себе новое пристанище, но цены сильно выросли, и ничего дешевле $1900 мы не нашли.

При этом, чем дольше ты ищешь, тем сильнее это бьет по твоей репутации как арендатора. Однако квартиру подороже мы себе позволить не могли. При этом нам отказали в приюте для бездомных, потому что наш доход был выше максимально допустимого в данном случае.

Моя жена не могла больше жить в машине — ее ноги начали опухать. Тогда мы решили переехать в Джунгли.

Виноваты техногиганты

В Джунглях процветают банды, воровство и даже убийства, а полиция старается не вмешиваться и обходит поселение стороной. Я думаю, что технологические компании Долины обязаны помогать таким как мы. Именно они несут ответственность за то, что люди потеряли работу, статус среднего класса и оказались без крыши над головой.

А еще стимулировали непомерный рост цен на недвижимость в регионе — выше, чем многие могут себе позволить на аренду.
Наша палатка разместилась прямо у дороги, и она намного больше, чем у других людей, которые здесь живут. У нас есть iPhone и мобильный интернет. У меня даже были панели солнечных батарей, пока их не украли.

Мы представители другой категории бездомных, при этом мы далеко не единственные в «Джунглях», у кого есть оплачиваемая работа и кто пытается найти себе дом.

Четыре месяца назад мы с женой получили ваучеры на жилье, но так до сих пор ничего не подыскали. Домовладельцы не хотят связываться с ваучерами, так как не стремятся разглашать свои доходы от аренды. И ссылаются на то, что не готовы сдавать жилье выходцам из «Джунглей». Однако я отношусь к счастливчикам. Власти выдали только 200 ваучеров, и я попал в их число.

Источник: https://ain.ua/2014/12/08/bezdomnye-v-doline-kak-uspeshnyj-predprinimatel-poteryal-vse-i-stal-bomzhom/

Из-за кредитов ярославец стал бомжом

как я стал бомжом

С недавних времен ярославец Владимир Степанов кочует по подъездам и квартирам друзей, которые его подкармливают. Причина в том, что четыре года назад мужчина стал брать кредиты, накопил огромные долги, испортил отношения с родственниками, и те выдворили его из дома.

 — Первый мой крупный кредит был на полмиллиона, — рассказывает Владимир, — Я взял его, чтобы съездить в отпуск, отдохнуть. Погулять, как следует.

В итоге деньги быстро закончились. И возвращать большую сумму было не с чего. Ярославцу принялись звонить коллекторы, и тогда он, отчаявшись, пошел в другой банк. Там ему дали кредит.

И понеслось — чтобы погасить один кредит, мужчина брал другой В итоге сейчас он должен деньги семи банкам. Когда мужчина осознал, какую сумму ему придется выложить, у него произошел нервный срыв, и ему пришлось уволиться с работы.

Примерно тогда же «в гости» к нему пришли судебные приставы. И родной брат выписал его из квартиры.

 — Я приходил в банки и говорил, что мне нечем возвращать деньги, спрашивал, что делать, — добавляет Владимир. — И мне предлагали: возьми еще кредит, меньший, но с большим сроком выплаты и большими процентами. Но мне хватает старых долгов, в новые влезать не хочу.

В итоге, часть банков подали на мужчину в суд. У него уже есть пять постановлений на взысканин с него задолженности. Но судебные приставы не могут ничего с ним сделать — взять с него нечего, он уже больше года нигде не работает.

Цифра  

1 400 000 рублей взял Владимир у разных банков

Таймлайн

2010 год — Владимир Степанов захотел поехать отдыхать и взял кредит.

2012 год — пытаясь погасить задолженность, он набрал 7 кредитов у разных банков.

2013 год, февраль — у него произошел нервный срыв, пришлось уволиться с работы.

2013 год, ноябрь — мужчину выписали из квартиры.

2014 год — Владимир получил пятое судебное постановление, задумался, как ему возвращать долги.

Важно

В одном из ярославских банков «Pro Городу» сообщили, что наличие кредитов у человека не является причиной для отказа в выдаче новых. Но только в том случае, если платежеспособность заемщика позволяет обслуживать несколько кредитов одновременно.

Иными словами сумма его доходов за вычетом необходимых расходов (налоги, «коммуналка» и иные платежи, прожиточный минимум, алименты и т.п.) должна быть выше всех имеющихся сумм обязательств. Иначе банк будет вынужден отказать либо предложить меньшую сумму.

В любом случае человек должен взвешенно принимать решение о кредитовании, исходя из своих финансовых возможностей. Если же человек попал в сложную ситуацию и не может выплачивать свой кредит, в первую очередь, нужно обратиться в то учреждение, где он взял деньги.

Для клиентов, столкнувшихся с ухудшением своего финансового состояния, могут быть предложены различные варианты реструктуризации кредита. Это может быть, например, снижение суммы ежемесячного платежа при увеличении срока погашения кредита, предоставление отсрочки по основному долгу.

Источник: https://progorod76.ru/news/2660

Как капитан стал бомжом

Достаточно выкинуть из личного дела одну бумажку – и можно забыть про офицера, беспорочно прослужившего двадцать лет

На сайте Министерства обороны России есть раздел, озаглавленный «Отзывы граждан о работе органов жилищного обеспечения», где десятки военнослужащих выражают благодарность за решение своих жилищных проблем. Ни одного отрицательного отзыва там нет. Вряд ли здесь появится история капитана Андрея Ивановского, который, посвятив армии всю свою жизнь, не только не получил положенную по закону квартиру, но был выкинут на улицу и официально является лицом без определенного места жительства.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Где остановиться в сергиевом посаде

В 1995 году Андрей Ивановский окончил Военно-транспортный университет и 14 лет служил в войсках военного сообщения, которые организуют железнодорожные перевозки для нужд армии. Численность личного состава этого рода войск постепенно сокращалась, и в 2009 году, когда Ивановский служил в Кандалакше, его часть расформировали.

Больше нигде капитаны, специализирующиеся на военном сообщении, государству не понадобились, и Ивановский должен был быть уволен за штат, как и остальные четыре офицера его подразделения.

Общая выслуга Ивановского вместе со срочной службой и временем обучения составила двадцать один год, и ему полагалась от государства квартира, в местности по его выбору (для получения этого права достаточно отслужить десять лет).

Ивановский написал рапорт, что хочет жить в Петербурге, где родился и вырос. Вернее это сам Ивановский утверждает, что написал этот рапорт, но официальная версия выглядит несколько иначе.

Вот цитата из решения суда: «Как было установлено в ходе разбирательства дела, Ивановский ни к командованию, ни в жилищную комиссию воинской части, ни в структурное подразделение уполномоченного органа МО РФ с заявлением о признании его нуждающимся в получении жилого помещения не обращался, хотя о необходимости такого обращения для решения его жилищного вопроса ему было известно».

По-плохому

По версии капитана, события развивались следующим образом. Обеспечить его жильем в Питере сразу командование было неспособно. Поэтому его не имели права уволить со службы – и, так как его часть была расформирована, приписали к первой попавшейся в Кандалакше.

В течение двух лет Ивановский получал зарплату и числился в части 71216, ожидая получения питерской квартиры.

Общая выслуга Андрея Ивановского вместе со срочной службой и временем обучения составила двадцать один год

«В течение всего этого времени командир части Иосипенко Александр Владимирович настойчиво уговаривал меня не дожидаться квартиры, а взять сертификат на обеспечение жильем, – рассказывает Андрей Ивановский.

– Сертификат можно использовать только для приобретения жилья, его принимают многие компании, но сумма крайне скромная – 900 тыс. руб. В Петербурге, где я хочу жить, ничего пристойного на это не купишь, только комнату в коммуналке.

Поэтому я отказывался и продолжал ждать, когда же мне предоставят положенную квартиру».

Осенью 2011 года Ивановский уехал в отпуск, в гости к друзьям в Москву, а когда вернулся через месяц, то узнал, что его уволили.

Уволить его без предоставления жилья по закону невозможно – поэтому Ивановский и кантовался в Кандалакше два года, хотя и в части был никому толком не нужен, и не имел права устроиться на нормальную работу. Однако в приказе командующего Западным военным округом Бахина про него значилось: «Установленным порядком не признан бесквартирным (нуждающимся в улучшении жилищных условий)».

Увидев этот приказ, Андрей Александрович не знал, что и думать. Что это за формулировка такая дикая: «Не признан бесквартирным»? Нигде, ни в каких нормативных актах он не видел, чтобы такая предполагалась. Бывает «нуждающийся в жилье» или «не нуждающийся», и себя он безусловно относил к первым.

Но еще оставалась надежда, что все это ошибка. Ивановский подал в суд, требуя признать приказ о своем увольнении незаконным и отменить его.

Без бумажки

Суд прошел в феврале 2012 года в гарнизонном военном суде Мурманска. Представитель военной части, к которой он был прикомандирован, заявил, что никакого рапорта на получение жилья Ивановский не писал никогда. То же самое подтвердили в Квартирно-эксплуатационной части: «Не состоит на компьютерном учете».

Как следует из решения суда, «капитан Ивановский был снят с учета военнослужащих, нуждающихся в получении жилых помещений, с 2004 года – в связи с получением жилого помещения по адресу: г. Кандалакша».

В 2004 году его перевели в Кандалакшу и дали служебную квартиру. Никакого отношения к «обеспеченности жильем» она не имела (после увольнения Ивановского из этой квартиры, само собой, по суду выселили, ссылаясь на ту самую выписку из приказа командующего, где написано «не признан бесквартирным», и он оказался на улице). Но суд не смутили такие мелочи.

Не удивил судью Малахова и тот факт, что Ивановского, который якобы не нуждался в жилье и никогда не требовал его ничем обеспечить, не уволили сразу после расформирования части в 2009-м. Зачем его тогда прикомандировали к в/ч 71216 и два года там мариновали, продлевая службу за штатом каждые полгода, если он ничего не просил и ему никто не был ничего должен?

Не возникло вопросов и о том, почему человек, у которого в общем-то за душой ничего не нет, имея полное право на получение квартиры, не потрудился потратить десять минут и написать рапорт о его получении?

Написать новый рапорт Андрей Александрович уже не мог: ведь на тот момент он был уже официально уволен!

Ивановский ходатайствовал об истребовании в суд своего личного дела – ведь именно там должен храниться оригинал рапорта! «В ответ судья не просто отказал мне в ходатайстве, но и предупредил о возможном удалении из зала суда «в связи с злоупотреблением своими правами», – вспоминает Андрей Александрович.

Итак, истребовать никто ничего не стал. Удалось выяснить только то, что личное дело после увольнения Ивановского было направлено «по избранному месту жительства», в отдел военного комиссариата Ленинградской области по городу Санкт-Петербургу.

Начнем с того, что как «избранное место жительства» Петербург значился именно в рапорте Ивановского об обеспечении жильем. Как он мог «избрать» этот город, если никакого рапорта не писал? Очередное противоречие, не способное зародить зерно сомнения в военной голове.

Далее, такого заведения, как «ВК Ленобласти по Петербургу» не существует. Есть военкоматы Петербурга и Ленинградской области. В итоге личное дело Ивановского потерялось и было найдено лишь в конце 2013 года, почему-то в Мурманске, и почти пустое. Там не было не только злополучного рапорта, но и вообще почти никаких документов.

Пробить головой стену

Одну за другой Ивановский проиграл апелляцию и кассацию. Начал жаловаться в военные прокуратуры с требованием расследовать вопиющий случай хищения документов. Само собой, с известным результатом.

В какой-то момент ему вроде бы улыбнулась удача – в 2013-м неожиданно удалось оформить военную пенсию. Но уже через четыре месяца ему в ней снова отказали. Сейчас капитан продолжает жить в Кандалакше, перебиваясь по знакомым и съемным квартирам.

С пустым личным делом Андрей Александрович не мог даже встать на воинский учет в военкомате. Комиссар просто отказывался его оформлять, ведь в деле не было необходимых для этого документов. Ивановскому пришлось и по этому поводу обращаться в прокуратуру – ведь иначе его могли бы обвинить в том, что он уклоняется от воинского учета.

Единственный шанс для Ивановского как-то восстановить свои права – добиться возбуждения уголовного дела. Только тогда можно будет доказать, что рапорт об обеспечении жильем существовал. Но до сих пор Следственный комитет и прокуратура продолжают отвечать Ивановскому отписками.

Источник: http://novayagazeta.spb.ru/articles/9503/

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Православный мир
Почему когда читаешь молитву зеваешь

Закрыть