Как говорить с ребенком о смерти

Тут и сказочке конец: как разговаривать с ребенком о смерти

как говорить с ребенком о смерти

Ростовский областной суд отказался удовлетворить жалобу воспитательницы детского сада на увольнение.

В феврале Алла Елпашева лишилась работы за «психическое насилие» над детьми: читая сказку «Конек-Горбунок», она по просьбе ребенка объяснила, что значит «на кол посадить».

Группа была особенная, коррекционная — у одного из малышей начались истерики, появился навязчивый страх смерти. Как же говорить с ребенком о смерти, чтобы его не напугать, о чем должны знать родители и педагоги — читайте в материале «Известий».

Ее конек — не Горбунок

Таганрогский детский сад № 43. 13 малышей группы с нарушениями опорно-двигательного аппарата, «с неустойчивым эмоциональным фоном психостатуса» (формулировка из определения суда), слушают сказку «Конек-Горбунок» из уст Аллы Елпашевой. После фразы:

«Где-нибудь, хоть под водой,

Посажу тебя я на кол.

Вон, холоп!» Иван заплакал»

кто-то спросил — а что значит «посадить на кол»?

«Представьте, как кол пройдет через всё тело, что происходит с человеком, которого садили на остро заточенный кол и он умирал, потому что кол медленно глубоко протыкал все внутренние органы и добирался до головы», — приводят местные СМИ реплику воспитательницы из докладной заместителя заведующего детским садом.

Дети представили. Один малыш так впечатлился, что отказался ходить в детский сад. В психологическом заключении отмечается, что у ребенка начались истерики, резкая смена настроения, появился навязчивый страх смерти.

Аллу Елпашеву уволили, но женщина попыталась доказать свою невиновность через суд — объясняла, что умысла не было, как и психического насилия с ее стороны над детьми, она выполняла свои обязанности. Суд аргументы не принял.

«Воспитатель управляет процессом обучения, именно от него зависит ход обсуждения любого произведения.

Возможно, следовало более абстрактно объяснить значение выражения как один из видов наказаний, увести разговор в другую сторону, не вдаваясь в такие подробности, учитывая впечатлительность детей, — говорит в беседе с «Известиями» руководитель детского сада в подмосковном Нахабино Ольга Андрющенко.

— В сказках в 90% есть баланс между добром и злом, жизнью и смертью. Всегда можно выкрутиться и повернуть разговор в нужное русло. Смерть животного, человека — воспитатель старается донести смысл без лишних подробностей, учитывая возрастные особенности детей дошкольного возраста и не травмируя их психику».

Психолога, автора книг для родителей Юлию Василькину удивляет выбранный методистами репертуар со сценами средневековых пыток для группового чтения в детском саду. Если дома родители сами берут на себя ответственность ответить на все детские вопросы, учитывая особенности и текущее состояние малыша, то в групповом формате это почти невозможно.

«Воспитателей ставят в положение, когда они как-то должны ответить на вопрос любознательного ребенка и при этом нет ни одного хорошего варианта, — говорит «Известиям» эксперт. — Сказать: «Тебе мама дома объяснит» или «Кол — это такая палочка», не заметить вопрос?»

Академик, заслуженный учитель РФ Евгений Ямбург отмечает, что педагог оказалась в непростой ситуации и сложную фразу нужно было объяснить иначе, но и реакцию руководства детского сада считает неадекватной.

«Я думаю, очень скоро ни один нормальный человек не пойдет работать в детский сад, если каждый раз будут такие репрессии, преследования», — цитирует Евгения Ямбурга «РИА Новости».

Кстати, в этом году «Коньку-Горбунку» Петра Ершова исполняется 185 лет. В честь этого события затеяли #всемирныйфлешмоб: сказку читают на японском, сербском, армянском, даргинском, индонезийском языке и даже на хантыйском и ительменском языках. Кто знает, может при переводе «кол» пропадет.

Прививка от зверства

«У нас ключевая тема всей литературы — тема жизни и смерти. Мы этой темы избежать не можем. Мало того и не нужно, потому что не будешь ценить жизнь, если не узнаешь смерть, — говорит «Известиям» учитель русского языка и литературы, член совета межрегионального профсоюза работников образования «Учитель» Анна Инютина.

— Не надо акцентировать внимание на каких-то варварствах — само собой, натурализм детям младшего возраста не нужен, но избежать этой темы невозможно. Ребенок должен понимать, что смерть есть, а жизнь надо ценить. В старших классах, уже в 7-м классе, читают «Тараса Бульбу» со всеми зверствами, затем «Войну и мир», «Тихий Дон» с таким страшным военным натурализмом.

Дети должны это знать, это прививка от зверства — человек переживает этот ужас, и он не хочет видеть его в жизни. Это нормально, это воспитание чувств. Естественно, с учетом возраста детей, но программа это учитывает».

Тема смерти — одна из самых трудных для разговора с детьми, и в разном возрасте отношение к ней разное. Психологи отмечают, что, отвечая на вопрос о смерти, нужно учитывать возраст и состояние ребенка.

Для детей от 2 до 5 лет смерть — это что-то временное, абстрактное и обратимое, как в сказке: поцеловал принц спящую красавицу, и она ожила.

С 5 до 9 лет приходит осознание, что всё рано или поздно заканчивается и продолжения не будет, формируются визуальные образы, снятся сны со смертельными ассоциациями, появляется страх смерти. После 9 лет ребенок понимает, что смерть необратима и его жизнь тоже закончится.

«Если ребенок спрашивает о том, умрет ли мама, папа, брат, то важно честно сказать: «Да, все люди умирают. Но до смерти они проживают долгую и интересную жизнь, заводят семьи, путешествуют. Впереди жизнь, наполненная яркими и интересными событиями. Люди умирают, когда жизнь заканчивается, а твоя еще только началась», — говорит Ольга Андрющенко.

Специалисты отмечают, что важно отвечать прямо, честно и реагировать на вопрос спокойно, потому что ваш страх провоцирует страх ребенка. Так что сначала договоритесь с собой.

«Если для ребенка эта тема станет запретной, то его вопросы останутся без нужных ему ответов. Однако, если вопрос прозвучал в очереди в супермаркете, вы можете взять тайм-аут: «Я запомню твой вопрос, и мы поговорим об этом дома», — советует Юлия Василькина. — Отвечайте именно на тот вопрос, который задал ребенок. Пусть ваш ответ уложится в 2–3 несложные фразы. Если ему будет нужно, то он задаст новый вопрос (возможно, через некоторое время). Темы смерти обрабатываются очень неспешно».

«Давай откопаем собаку хоть на немного»

Мама 4-летнего Богдана рассказывает «Известиям», что сын не понимает, что значит «наша собака Ева умерла».

«Предлагает «сходить выкопать ее хотя бы ненадолго». Куда дедушка делся, тоже не объяснить. То ли так объясняем, то ли забывает» — теряется в догадках мама.

«Это порыв ребенка, привязанного к животному и не осознающего пока, что такое смерть. Можно объяснить, что тот, кто умер, не может ходить, дышать, есть и делать всё, что обычно», — советует психолог.

У ребенка с животными вообще незримая связь, потеря питомца воспринимается болезненно. Кому-то хочется побыть одному, у кого-то трагическая новость вызывает слезы и истерику.

«Важно принять любые эмоции ребенка и дать ему возможность прожить и пережить сложную ситуацию, — говорит Ольга Андрющенко. — Можно вместе похоронить животное, положить цветы на могилу — нужно выстроить границу между жизнью и смертью.

Разрешите ребенку оплакивать, горевать — это абсолютно нормальные эмоции в сложившейся ситуации. «Наш щенок умер». Пауза. Осмысление. «Его больше с нами нет и никогда не будет». Пауза. «Но его образ всегда останется в твоем сердце, ведь он был тебе так дорог.

Я знаю, как ты переживаешь, как тебе сложно и трудно принять это».

Табу на «спит вечным сном»

Объясняя ребенку смерть домашнего питомца, близкого человека, психологи просят, почти умоляют избегать вредных шаблонов. Забудьте про звезды на небе, к которым добавилась еще одна, и дальние походы в неведомые страны, откуда не возвращаются.

«Заснул вечным сном» может вызвать страх засыпания. «Ушел далеко-далеко» — у ребенка может появиться страх расставания («они уйдут и не вернутся») и злость на того, кто ушел, не попрощавшись. «Улетел на далекую звезду» усложнит разговоры о космосе и спровоцирует навязчивую тему «давай тоже полетим туда», — отмечает психолог Юлия Василькина.

Эксперт поясняет, что исследование темы смерти — необходимый этап, с которого ребенок учится осознавать ценность жизни. Ольга Андрющенко добавляет, что самое страшное для ребенка — «неназванные эмоции».

«Ему гораздо спокойнее, когда все его страхи «озвучены» родителями, когда мы прямо признаем, что случилось горе, а не рассказываем сказки о том, что бабушка ушла в магазин или переехала», — отмечает педагог.

«Однажды мы всем классом хоронили одноклассника — мальчик погиб. Все вместе это переживали. Я не думаю, что это надо проговаривать. Чем меньше пафосных слов, тем лучше. Лучше сделай что-то. Сделай хорошее в память, сделай хорошее родственникам. Никого не надо обвинять, задевать, попытаться как можно тоньше подойти к этой ситуации, — говорит Анна Инютина. — Я не говорю про животных — малыши и кошечек оплакивают, и собачек.

Они всегда проговаривают это, им важно поделиться и, конечно, ты должен разделить с ним боль утраты. Но говорить, что этого нет, махнуть рукой, «забудь и спи спокойно», закрыть на это глаза и создавать вокруг атмосферу сплошного оптимизма, радости и счастья Так нельзя. Потом удивляемся, почему дети не чувствуют чужую боль, почему они такие? Да потому. Это воспитание чувств. Чем больше переживает, тем лучше будет человек.

И боль в литературе тоже надо переживать, иначе какими мы вырастем?»

Источник: https://iz.ru/931259/elena-motrenko/tut-i-skazochke-konetc-kak-razgovarivat-s-rebenkom-o-smerti

Как разговаривать с умирающим ребенком о смерти

как говорить с ребенком о смерти

PsychologiesМать и дитя

Невозможно представить себе, какое горе переживают родители уходящего ребенка. Но как бы ни было тяжело, именно от них зависит, насколько комфортно будет ребенку в оставшееся время. И речь не только о нахождении лучшей паллиативной помощи в медицинском аспекте. Нужно найти в себе силы поговорить о самом страшном. Как построить этот разговор и что может поддержать родителей, рассказывает Алёна Кизино, руководитель психологического отдела Детского хосписа «Дом с маяком».

В суматошной жизни большого города мы редко задумываемся, что рядом с нами живут семьи, в которых прямо сейчас умирает неизлечимо больной ребенок. Нам невозможно представить, что происходит с родителями, которые переживают физические и душевные страдания любимого ребенка, угасающего день за днем.

Мы хотим сохранить иллюзию, что смерть где-то далеко и с нами, в нашей семье, этого никогда не произойдет. Но заболеть тяжелой неизлечимой болезнью можно в любом возрасте — в младенческом, детском, подростковом, зрелом. К сожалению, родительская любовь не может уберечь детей от столкновения с болезнью, приводящей к смерти.

Жизнь современной семьи вращается вокруг ребенка, ребенок — это центр внимания, забот, надежд всех членов семьи. Родители сфокусированы на его благополучии и успехах. Они гордятся им, хвастаются его достижениями, огорчаются неудачам и активно включаются в его жизнь.

Неизлечимая болезнь ребенка кардинально меняет родителей, их отношения друг с другом и с окружающими. Семья замыкается в своем горе, родители скрывают свои переживания от детей и друг от друга. Болезнь требует колоссальных эмоциональных и физических сил, чтобы лечить и поддерживать ребенка.

На себя, на поддержку близких не хватает ресурсов. Есть только одна цель — спасти любой ценой. И есть уверенность, что ребенку не надо знать, что с ним происходит, что не стоит думать о плохом, так как именно это плохое и случится. В ситуации шока у взрослых людей включается иррациональное магическое мышление, появляется склонность к ритуальности, вере в счастливые числа и тому подобное.

Родителям страшно говорить о болезни ребенка, о прогнозах и перспективах. Думать о том, что они будут делать, если все пойдет не так, как хотелось бы, и болезнь начнет прогрессировать. Тогда появляются вопросы.

Есть ли у нас возможность говорить на эту тему друг с другом? Можем ли мы обсуждать с близкими, как поступить в случае тяжелой болезни или смерти? Нужно ли ребенку знать правду о его заболевании и прогнозах? Важно ли начать разговор о том, что болезнь не остановить, что впереди осталось не так много времени, как всем хотелось бы?

Может ли подросток решать, остаться ему в больнице или уехать домой? А если домой, то как будет выстроена жизнь там, а не в больнице: чем наполнять время, исполнять ли мечты?

И наконец, нужно ли с неизлечимо больным ребенком говорить о смерти?

Как мы говорим о смерти?

В нашей культуре не принято говорить о многих темах. Родители редко говорят с детьми о своих чувствах, еще реже спрашивают о чувствах своего ребенка. Не говорят о взрослении и о тех сложностях, которые настигают ребенка в подростковом возрасте. И практически никогда мы не говорим на тему болезни и смерти.

Мы считаем, что не хотим расстраивать ребенка, сталкивая с действительностью, но чаще всего, не умея поддерживать самих себя в сильных чувствах, боимся, что не сможем поддержать и ребенка. Страх перед сильными переживаниями ребенка, страх перед своей беспомощностью и огромное чувство вины не дают родителям возможности быть честными и откровенными со своими детьми.

Часто мы не умеем обсуждать сложные жизненные темы, не погружаясь в пучину бесконтрольной тревоги и страхов. Тема смерти табуирована в обществе.

Почему сегодня мы воспринимаем смерть как проигрыш, а не как естественную часть жизни? Один из ответов такой: общество нацелено на успех и молодость, а старость и болезнь воспринимаются как неудача.

Кроме того, часто у взрослых людей, которые сами давно уже стали родителями, нет личного опыта взаимодействия со смертью.

Как мы можем рассказать ребенку, что такое смерть? Известный психолог, создатель экзистенциальной психотерапии Ирвин Ялом говорил о том, что «наше отношение к смерти влияет на нашу жизнь и психологическое развитие, на то, в чем и как мы теряем уверенность и силу.

Жизнь и смерть взаимозависимы; они существуют одновременно, а не последовательно; смерть, непрерывно проникая в пределы жизни, оказывает огромное воздействие на наш опыт и поведение».

Невозможно, сталкиваясь с тяжелой болезнью ребенка, не думать о том, что она может привести к смерти. Но осознание смертности обостряет чувство жизни, ценности отношений, проявления любви. Уходит мишура, мелочность, многое становится неважным, открывается подлинность жизни.

Нужно ли начинать разговор с ребенком о его состоянии?

Тут не может быть готовых правильных решений, нет алгоритмов, четких инструкций. Каждая семья уникальна и сама для себя принимает решение, насколько они могут быть откровенными и честными друг с другом, с ребенком.

Откровенность принесет больше пользы или вреда? На этот вопрос каждый родитель отвечает себе сам. Каким-то детям важно знать и контролировать то, что с ними происходит. У кого-то информация о его состоянии вызывает дополнительную тревогу и лишнее беспокойство.

Источник: https://kiozk.ru/article/kak-razgovarivat-s-umirausim-rebenkom-o-smerti

Как говорить с ребенком о смерти – bit.ua

как говорить с ребенком о смерти

Обычно люди не любят разговаривать о смерти – ни о своей потенциальной, ни о чужой, ни о какой-либо абстрактной. С ребенком о таком говорить вдвойне неловко – и все-таки этого требуют как минимум две ситуации.

Первая – когда в близком окружении ребенка (чаще всего – в семье) случается утрата.

Второй случай, который буквально вынуждает разговаривать о смерти, сам по себе намного проще: маленький человек из любопытства решает «помучить» дорогого взрослого вопросами о загробном мире, о причинах умирания или даже о физиологических особенностях процесса.

Совместно с Анной Кушнерук, PhD по психоанализу, мне удалось составить набор советов взрослым для обеих ситуаций: и когда в семье случается утрата, и для разговоров с ребенком о смерти вне трагичного контекста. Раз уж вторая ситуация намного проще, давайте с нее и начнем.

Что и как рассказать о смерти, если ребенку просто любопытно

Неожиданный, хотя и лежащий на ладони, инструмент для разговоров о смерти предлагают ученые из США.

Группа исследователей под руководством профессорки Келли Тензек проанализировала мультфильмы, выпущенные на студиях Disney и Pixar, и пришла к выводу, что главные герои этих мультиков умирают вдвое чаще, чем главные герои фильмов, рассчитанных на взрослых.

Гибель персонажей в этих анимациях помогает детям прояснить для себя трудные аспекты смерти – например, увидеть, какова реакция окружения на смерть, как справляться с утратой и так далее (Тензек рассказывает об этом в интервью для Daily Mail). Получается, что истории про Бемби или Симбу могут послужить мягким началом непростого разговора.

Что еще можно посоветовать тем, кому посчастливилось столкнуться с очень любопытным ребенком?

Отвечать со спокойным лицом и нежностью. Ваш основной посыл ребенку примерно следующий: да, смерть немного пугает и детей, и взрослых, но, к счастью, в мире больше хорошего. Меня в детстве в ответ на череду вопросов пожурили, что я пристала со своими «мрачными темами» – это не лучшая стратегия. «Мрачные темы» ведь в детской голове остаются.

Не использовать по возможности эвфемизмы. Если сказать, что «дядя уснул», ребенок может начать бояться засыпать – это без шуток. Немного удаляясь от темы смерти: упрощать лексикон – это сейчас хороший педагогический тон. Если своими именами называть «смерть», «вагину» и прочие по какой-то причине неловкие вещи, то ребенок будет знать, какие у окружающего мира названия, и сумеет понятно и четко выражать свои тревоги и просить о помощи.

Говорить правду, но отвечать именно на тот вопрос, который вам задали. На разной стадии развития человек готов к восприятию разной информации – чем старше ребенок, тем более сложные ответы ему нужны.

Непросто наперед понять, на каком этапе своих объяснений остановиться, поэтому хорошее решение – дать, например, 6-летнему ребенку максимально простой ответ одним или парой предложений и потом задать вопрос «Тебе все понятно или есть вопросы?».

Маленький человек таким образом сам подскажет, какая порция информации ему нужна.

Осторожно с сарказмом! Мелани Гленрайт еще 10 лет назад доказала, что дети с большим трудом воспринимают шутки такого рода.

Более-менее различать сказанное всерьез и сарказм человек начинает (но еще не вполне умеет!) в 6 лет, а смешными такие фразы ему начинают казаться примерно с 10-ти. До этого возраста шуточка «Да, конечно, мы все прям щас умрём» не закончится так, как бы хотелось.

Анна Кушнерук, давая для bit.ua, подчеркнула: говоря о смерти, важно говорить максимально просто, избегая мистицизма и общих слов.

Наконец, обращайте внимание на то, какие люди ребенка окружают, давая ответы о смерти.  Вы же не планировали заострять внимание на том, что «курящие умирают раньше», если бабушка ребенка обильно курит?

Grandma is dead: как говорить об утрате

Ситуация невероятно сложная: с одной стороны, когда тебе мало лет, к смерти близкого человека никак нельзя быть готовым; с другой – взрослые и сами не в силах все время думать о состоянии ребенка, ведь утрата настигает каждого в семье. Вот пять советов, которые могут помочь.

1. Смерть близкого человека – невыносимое потрясение, сколько бы лет нам ни было и через что бы мы ни проходили ранее в жизни. Для ребенка ситуация усложняется тем, что, скорее всего, раньше с ним такое не происходило.

Его шокирует, что близкий человек исчез, говорит Анна Кушнерук.

Она подчеркивает: «Крайне важно дать ребенку (независимо от верований и убеждений) возможность верить в то, что близкий ему уходит в другое пространство: на небеса, в воспоминания, продолжает жить в нас, в наших чувствах».

2. Если плачется – плачьте. Слезы – это естественный способ пережить свое горе – и хорошо, если ребенок понимает, что в нем нет ничего стыдного. По словам Кушнерук, «нет смысла притворяться при ребенке, что вы не горюете и что это “все ок”.

Важно смочь говорить о том, что оплакивать и скучать – нормально».

Несмотря на то, что приближающиеся похороны переворачивают привычный ритм жизни с ног на голову, для поддержания какого-никакого равновесия «важно сохранять свои ритуалы, укладывать спать, читать книжку, готовить», подчеркивает психолог.

3. Если на вас лежит бремя рассказать ребенку, что кто-то ушел из жизни, позаботьтесь о максимально укромном месте для такого разговора. «Многие от потрясения чуть ли не через школьную медсестру спешат передать известие о смерти.

Важно, присев рядом, глядя мягко в глаза, сказать: вам сложно будет об этом рассказать, и вы знаете, что это будет сложно, но как с близким человеком вы должны поделиться вестью о том, что (некто) покинул этот мир.

Вам предстоит проводить его в последний путь и быть честными и сильными».

4. Нервная система ребенка работает совсем не так, как у взрослых. Не нужно требовать понятную именно вам, «приличную» реакцию на трагедию, говорит Анна. Как больно бы ни было смотреть на детские страдания, не стоит пробовать отвлекать ребенка от грустных мыслей: «это не даст возможности психическому аппарату отреагировать горе, и он будет жить этой работой мучительно долго». То, что ребенок чувствует, предстоит буквально выдержать.

5. Отводить или не отводить ребенка на похороны? Если уж ему известно о смерти близкого человека, психолог советует не изолировать ребенка от возможности проводить родственника или друга в последний путь. «Просите помогать в организационных моментах тоже. Расскажите, как обычно происходят похороны и что означают какие-то из традиций. Избегайте мистицизма и общих слов».

Вместо итога: стоит ли вообще с ребенком затрагивать тему смерти?

Зачастую в глазах взрослого ребенок – невинный и счастливый «человечек», не знающий забот и горечи мира. Это одна из причин, по которой у взрослого втройне усиливается соблазн скрыть от него эти самые горькие моменты жизни. Зачем преждевременно беспокоить невинную голову?

Смерть, хотим мы этого или нет, уже присутствует в жизни ребенка. Со скалы срывается Муфаса в мультике про Короля Льва, погибают на корабле родители Анны и Эльзы, гибнут тысячами в ходе битвы казаки на книжных страницах, любимая (уже реальная) рыбка из аквариума попадает в унитаз.

«Смерть – это часть жизни, это величайшая часть любой культуры. Мы не можем и не должны изолировать ребенка от феномена смерти, столкновение неизбежно, – объясняет Анна Кушнерук. – От зрелости и духовности взрослого зависит его возможность говорить об отношении к смерти с ребенком.

Пока не найдены слова, выражающие нашу любовь, боль, счастье, разочарование, горевание и печаль, мы не способны полноценно (осознанно и стадийно) переживать свою утрату. А это необходимо для того, чтобы оставаться эмоционально неуплощёнными. Умирают герои в рассказах, фильмах, домашние животные, знакомые люди, родные.

Все это является основанием, чтобы поднимать тему того, как ценно время на земле и что уход из жизни – это не исчезновение».

#bit.ua

Читайте нас у
Telegram

Источник: https://bit.ua/2018/04/kak-govorit-s-rebenkom-o-smerti/

Как говорить с ребенком о смерти? — РЕБЁНОК.RU — медиаплатформа МирТесен

Чаще всего дети начинают интересоваться этой темой, когда умирает кто-то в семье. Вопросы ребенка и ваши ответы на них зависят от возраста вашего сына или вашей дочери.

Двухлетние не отличают смерть от отсутствия, и потому в их вопросах доминирует не страх смерти, а тревога из-за разлуки.

К трем-четырем годам ребенок уже связывает смерть с неодушевленностью: жить — значит двигаться, быть мертвым — значит лежать, не шевелясь.

В этом возрасте дети верят, что смерть обратима, и в играх не делают различия между убитыми и ранеными: убитых они отправляют наравне с ранеными в больницу, где тех лечат и вылечивают!

На стадии эдипова комплекса у ребенка может возникнуть бессознательное желание смерти родителя-соперника, и, защищаясь от этого желания, он может проявлять по отношению к родителю-сопернику неумеренную нежность.

После пяти лет у ребенка появляется нравственное понимание смерти, причины которой он ищет в действиях «злых» или «плохих» людей.

А параллельно малыш выстраивает и рациональное представление о смерти: умирают старые или больные.

У детей часто наблюдается страх смерти, в особенности по отношению к близким людям: малыш боится, как бы чего не случилось с его родителями.

За боязнью трагедии с близкими легко обнаружить следы младенческих тревог, связанных с разлукой. Теперь тревоги эти возрождаются в связи с печальными событиями в семье (такими, например, как смерть дедушки) или, если это страх за родителей, с амбивалентными чувствами, пробужденными эдиповым комплексом.

Дети шести-семи лет охотно играют «в смерть». Поскольку они начинают уже осознавать реальность смерти, ее необратимость, это может выразиться в тревожности или в нарушениях сна ✓ после кончины близкого. Первые мысли о том, что бывает после смерти, также возникают в этом возрасте.

Сынишка спрашивает, что с нами будет, когда мы умрем

Ваши ответы зависят от того, во что вы верите, но в принципе не надо ведь быть верующим, чтобы сказать малышу: те, кого мы любим, и после смерти навсегда остаются в нашем сердце. Умершие оставляют воспоминания о себе, можно думать о них, можно рассматривать их фотографии

В вашем семейном альбоме есть снимки людей, которых ваш ребенок не знает, но о которых вы можете с ним поговорить.

Самым маленьким

  • не требуются детали, так что вы совершенно не обязаны рассказывать им о разложении тела.
  • Представления о смерти пятилетних детей могут опираться на культурные архетипы — скелеты (Хеллоуин) и мумии. Эти представления могут стать источником мучительных для ребенка вопросов, но иногда говорить с ним о смерти, опираясь на вышеупомянутые сюжеты, куда легче.
  • Никаких иносказаний и метафор, когда вы говорите с ребенком о смерти! Малыш всерьез относится к услышанному и воспринимает все, что говорится, буквально.
  • Если вы говорите ребенку: «Твой дедушка теперь на небе» — он захочет там дедушку разглядеть или станет искать его во время полета на самолете.
  • Не используйте таких двусмысленных слов, как «уход».

Страх смерти

Самые мучительные вопросы — те, что ребенок задает, интересуясь вашей смертью или своей собственной: «А ты тоже умрешь, когда состаришься?», «Если я заболею, я умру?». Кончина бабушки или дедушки приводит к потере «преграды», защищавшей родных малышу людей от смерти.

Переживая вместе с родителями болезненную для них утрату, ребенок осознает, что его мама и папа тоже могут умереть.

В самый острый период эдипова комплекса фантазмы на тему смерти родителей особенно часты и упорны, и проявляются они в усиленной тревожности.

Мы без лишних сомнений говорим ребенку: твой дедушка умер, потому что был совсем старенький, — или: твой двоюродный дедушка заболел, но необязательно умрет, потому что больных можно вылечить

  • Надо использовать положительные примеры: вокруг вас, безусловно, есть чрезвычайно пожилые, но хорошо сохранившиеся люди, или люди, которых успешно лечат в больнице.
  • В разговоре с беспокоящимся за вас ребенком избегайте сухих, «правильных» ответов! Слова «Жизнь есть жизнь, все в конце концов умирают» ничуть его не успокоят.
  • Скажите ему, что вам еще много чего надо сделать в жизни, что вы не думаете о смерти, а наоборот — надеетесь понянчить внуков
  • Если страх смерти становится чересчур назойливым и это переходит в патологию необходима консультация специалиста.

Как говорить с малышом о самоубийстве

Ребенку четырех-пяти лет очень трудно объяснить, что кому-то хочется умереть. Впрочем, нам ведь и между собой непросто говорить об этом, тем более что самоубийство в семье иногда пробуждает в близких чувство вины. А иногда близкие сердятся на покойного за его поступок.

  • Если ваш ребенок услышал, что окружающие его люди обсуждают чье-то самоубийство, надо, не вдаваясь в подробности, хоть что-нибудь сказать ему об этом.
  • Наличие в семье тайны заставит малыша переживать гораздо сильнее.

Случается, что дети, от которых пытаются скрыть семейную драму, при первом же конфликте с родителями грозят им самоубийством.

Мать и отец в таких случаях теряются: господи, да как такое может говорить совсем маленький ребенок! А дело просто в том, что малыш, заметив, что тема самоубийства вызывает у близких какую-то странную реакцию, решил использовать ее как средство добиться от них желаемого.

Источник: https://rebenok.mirtesen.ru/blog/43477287546/Kak-govorit-s-rebenkom-o-smerti

Как говорить с ребенком о смерти? — психолог

Скрывать ли от ребенка, что кто-то из близких умер, или же сказать ему правду? Почему дети часто не понимают ценности жизни? Как объяснять ребенку, что такое смерть? На эти вопросы отвечает психолог и многодетная мама Екатерина Бурмистрова.

С ребёнком можно и нужно говорить о потере

Тема смерти, как и тема рождения, вызывает у детей большой интерес. Возраст появления страха смерти – это 4-5 лет, когда ребёнок осознаёт, что смерть есть. Он начинает опасаться, что умрут родители и что он умрёт сам.

Страх смерти может проявляться не напрямую, а в скрытых формах – в неотпускании мамы или в сложности засыпания, например. К страху смерти может подвинуть смерть домашнего питомца или кого-то из близких.

Очень важно, если кто-то из близких скончался, не утаивать смерть, иначе это ещё больше усиливает детские страхи.

Не нужно говорить, что человек ещё в больнице или уехал куда-то далеко, потому что эти ответы неправдивы, искажают то, что произошло, вызывают кучу страхов. Опасения, которые есть у ребёнка, это хуже, чем то, что есть на самом деле.

Всегда очень сложно сказать ребёнку правду для людей не церковных, им кажется, что они что-то рушат. Но то, что ребёнок может надумать, – это хуже. Нужно говорить правду.

Ребёнка можно взять в церковь на отпевание, но не надо брать на процесс похорон. А если похороны гражданские, то стоит десять раз подумать, потому что такие похороны – очень тяжёлая процедура, гораздо более беспросветная по сравнению с православным обрядом. И очень важно, если умер кто-то из близких, определить, что ребёнок может сделать для этого человека: поставить свечку, написать записку, покормить птиц, подать милостыню

Вопрос посещения кладбища – это вопрос, который каждая семья решает сама. Многие дети – дошкольники, младшие школьники — имеют большие страхи после этого. Живое воображение, детский фольклор, сказки-пугалки, связанные с кладбищем, – по сумме факторов посещение кладбища может быть довольно травматично.

Тут всё очень зависит от верования семьи. У людей верующих понятно, куда человек ушёл. Но мне кажется, что всерьёз неверующих людей нет, и как раз тема смерти сталкивает человека с тем, что невозможно не верить. Всё протестует против того, что всё так кончится и ничего после смерти не будет. И дети, имея чистую душу, не согласны, что всё вот так оборвётся – с цветочком, кошечкой, бабочкой. Дошкольник – существо верующее.

Надо определить культуру горевания, культуру траура в семье, то есть вспоминать умершего или лучше о нём вообще не говорить. Хорошо, когда есть церемония воспоминания, портреты в рамках, альбомы с фотографиями, дни памяти, когда собираются люди, говорят хорошие слова о человеке. Тогда человек никуда не исчезает, он остаётся здесь же, в этом семейном сообществе, просто он не рядом.

С ребёнком можно и нужно говорить о потере. Если семья верующая, у ребёнка, безусловно, есть травма, особенно, если это очень близкий человек, но нет слома. Ребёнок верит, что мы все встретимся на том свете, он может ждать. Мы все встретимся – вот, что важно.

Но в семьях верующих людей у ребёнка может возникнуть слишком плотное, насыщенное представление о небесной жизни, и ему может становиться не в радость эта жизнь, он может захотеть сразу на небеса к бабушке или, не дай Бог, к маме.

Здесь нужно, если умер очень близкий человек, а семья очень религиозна, сделать описание загробного мира не таким пленительным. Если изо дня в день рассказывать, как в раю хорошо, как там хорошо бабушке или кому-то из близких, и как там прекрасно, как там ничего не болит, ребёнок может сказать: я не хочу быть здесь, хочу туда.

Игра с компьютером, когда убивают

Я как специалист и как человек — большой противник стрелялок. Ребенок думает, что хотя это и убийство, но у меня-то четыре жизни! В результате, ребёнок может совершить что-то неосторожное в реальной жизни. По-настоящему неосторожное, считая, что у него как будто бы в запасе несколько жизней.

– Даже взрослый ребёнок так считает?

Да, это смещение координат. Эти зрелища делают смерть чем-то нереальным, чем-то, на что не стоит обращать внимания. Подумаешь, двадцать раз убит. И если ты по два часа «мочишь» фашистов, ты не будешь к этому чувствителен.

Надо стараться, насколько можно долго, не давать детям играть в компьютерные игры, где убивают. И если ваш неконтролируемый подросток находится в поле стрелялок, надо сказать все возможные слова, чтобы он понимал, чем грозит такое увлечение.

Я считаю, что игры, в которых присутствуют убийства, многие внутренние координаты у ребенка смещают в неправильную сторону, обесценивают эти страшные события, искажают границы возможностей. Игры со смертью, игры с жестокостью в компьютерах и приставках делают возможным рост детской преступности. Если на экране ты «мочишь» чужаков, почему тебе не побить какого-нибудь кавказца? Где предел? Ребёнок плохо чувствует грань между реальностью и нереальностью.

От смерти виртуальной – к реальной

– Детские суициды: я сделаю назло, пусть они посмотрят?

Это очень страшно – детский суицид. Ребёнок не понимает, что всерьёз умрёт, а думает, что будет сверху смотреть, как, например, все будут плакать. И у него нет ощущения окончательности, потому что оно сдвинуто медийными штучками. Это никогда не бывает самоубийством от депрессии, это от желания отомстить, проучить, обратить на себя внимание.

Момент необратимости смерти не присутствует в сознании ребенка. И потому, в том числе, что родителями вовремя не сказаны какие-то правильные слова на эту тему. Ведь большинство детских самоубийств происходят от ощущения обратимости: я немножко умру. Но если в семье есть контакт с детьми, хотя бы какой-то, не говорю уж – оптимальный, то с ребёнком вряд ли это произойдёт.

– Как правило, дети это сначала озвучивают?

Да. Озвучивают прямо или косвенно. Если ребёнок попал в какое-то подростковое сообщество, где идеология смерти, идеализирование смерти, нужно быть очень внимательным, заранее обсуждать какие-то вещи. Особенно надо быть внимательным, если такой трагический опыт уже есть в семье.

Беседовала Амелина Тамара

Источник: https://www.pravmir.ru/smertt/

PSYLIB® – И. Ялом. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ

Наше беспокойство о смерти и наши способы справляться с тревогой смерти – отнюдь не поверхностные, легко поддающиеся описанию и пониманию феномены. Во взрослом состоянии они также не возникают у нас из ничего.

Они коренятся глубоко в нашем прошлом и претерпевают значительные трансформации в течение жизни, полной забот о безопасности и выживании. Исследования детей дают исключительную возможность наблюдать встречу человека со смертью в первозданном виде.

Конфронтация ребенка с фактом смертности, осознание им смерти, его ужас перед ней, его пути избегания смерти и обороны от нее, а также его последующее развитие, протекающее на фоне страха смерти, таково содержание этой главы.

На мой взгляд, существует значительное несоответствие между важностью смерти для ребенка и вниманием, уделяемым смерти в науках о детском развитии. Относящаяся к данной теме литература скудна и, по сравнению с обширными источниками по другим аспектам детского развития, в лучшем случае поверхностна.

Особенно мало эмпирических исследований детских концепций смерти; психоаналитически ориентированные клиницисты эпизодически пытались заниматься этим вопросом, но, как мы увидим, у них была предубежденность, зачастую идущая в ущерб точности наблюдений. Кроме того, немалая часть относящегося к делу материала содержится в давних публикациях, зачастую обнаруживаемых вне основного русла литературы по детскому развитию и детской психиатрии.

Многим мы обязаны Сильвии Энтони, в монографии которой «Открытие смерти в детстве и позднее», дан прекрасный обзор и анализ литературы, содержащей факты исследований и наблюдений.

Собственная клиническая работа, а также изучение работ других исследователей привели меня к ряду выводов:

  1. Всякий раз при достаточно тщательном подходе к изучению вопроса исследователи обнаруживают, что детей чрезвычайно занимает тема смерти.

    Беспокойство детей о смерти носит всепроникающий характер и оказывает далеко идущее воздействие на их переживания. Для них смерть – великая загадка, а преодоление страхов беспомощности и уничтожения – одна из основных задач развития; что же касается половых проблем, то они вторичны и производны.

  2. Дети глубоко озабочены смертью, и эта озабоченность возникает в более раннем возрасте, чем принято думать.
  3. Осознание смерти детьми и используемые ими способы справляться со страхом смерти различны в разном возрасте и проходят через определенную закономерную последовательность этапов.

  4. Адаптационные стратегии детей неизменно базируются на отрицании; можно предполагать, что мы не растем – вероятно, не можем расти – в непосредственном контакте с фактами жизни и смерти.

ВСЕПРОНИКАЮЩИЙ ХАРАКТЕР ОЗАБОЧЕННОСТИ СМЕРТЬЮ У ДЕТЕЙ

P>Фрейд верил, что дети полностью поглощены безмолвным исследованием сексуальности, вопросом «Откуда?» и что это главным образом и создает пропасть между ребенком и взрослым.

Однако имеются многочисленные свидетельства, что вопрос «Куда?» также очень активно занимает нас, пока мы дети, и продолжает звучать у нас в ушах на протяжении всей жизни; мы можем прямо задаваться им, бояться его, игнорировать, вытеснять, но не можем от него освободиться.

Мало кого из родителей или воспитателей маленьких детей не заставали врасплох внезапные, неожиданные вопросы ребенка о смерти. Однажды, когда мы с моим пятилетним сыном молча прогуливались по пляжу, он внезапно поднял взгляд на меня и сказал: «Понимаешь, оба моих дедушки умерли до того, как я успел с ними встретиться».

Похоже, это заявление было «вершиной айсберга». Явно он долго размышлял об этом внутри себя. Я спросил его, как мог мягко, насколько часто он думает о подобных вещах, о смерти, и его ответ, произнесенный непривычно взрослым тоном, ошеломил меня: «Я никогда не перестаю думать об этом».

В другой раз он простодушно прокомментировал отъезд брата в колледж: «Теперь мы остаемся дома только втроем: ты, я и мама. Интересно, кто из нас умрет первым?»

Источник: http://www.psylib.ukrweb.net/books/yalom01/txt04.htm

Как говорить с ребенком о смерти?

К сожалению, все люди рано или поздно сталкиваются с потерей близких. И никто не застрахован от того, что потеряет близкого человека слишком рано. Многие родители впадают в панику и не имеют ни малейшего представления о том, как говорить с ребенком в таких ситуациях.

Как объяснить ребенку, что умер дедушка или дядя? Многие совершают большую ошибку, говоря, что родственник уехал. И делают тем еще хуже, обманывая своего ребенка, и теряя его доверие.

Если ребенку наврать о случившемся, то у него могут возникнуть следующие представления:

  • Если сказать ребенку, что бабушка или дедушка уехали, то он будет ее ждать. И, соответственно, не дождется. Такая травма будет для него еще больнее, чем горе утраты;
  • Если игнорировать вопрос о том, куда делся человек или домашнее животное, то ребенок будет чувствовать вину за то, что это из-за него;
  • Если сочинить для него историю о том, что он когда-нибудь сможет увидеть умершего человека, ребенок эту новость может воспринять слишком остро. Если он действительно очень захочет увидеться с умершим человеком и не будет давать себе отчет о своих действиях, то все может закончиться очень плачевно.

Важный разговор

О смерти поговорить с ребенком стоит. Но лучше вести беседу в форме диалога: ребенок спрашивает то, что его интересует – родители отвечают. Ребенок может испугаться, если ему будут отвечать слишком сухо, цинично или, наоборот, приукрашено. Пусть он задает вопросы, и родители просто на них отвечают, не расширяя тему по своему желанию.

Стоит помнить, что реакция ребенка зависит, прежде всего, от реакции родителей. Если родителям очень тяжело, им нужно объяснить ребенку, почему. Объяснить, что это пройдет, но сейчас нужно пережить тяжелый момент потери близкого. Диалог важно вести грамотно, стараясь контролировать свои эмоции.

Ребенок должен научиться ценить жизнь. И ему важно объяснить, что такое смерть, какая она есть. Если близкий человек умер, то нужно донести до ребенка, что его больше нет, и он его больше никогда не увидит. Это тяжело сказать ребенку, можно смягчить такой разговор тем, что память об этом человеке останется навсегда, но это необходимый разговор. Ребенок не должен мыслить иллюзиями, необходимо научиться называть вещи своими именами.

Похороны

Похороны – необходимый ритуал. Последняя возможность попрощаться с усопшим, и не стоит ограждать от этого ребенка. Конечно, если малыш наотрез отказывается идти на похороны из-за своих переживаний или страха, то не стоит насильно его тянуть. Но, если ребенок спокойно переживает смерть близкого и хочет повидаться с умершим в последний раз, то это необходимо сделать. 

Ребенка необходимо подготовить к похоронам: рассказать ему для чего это нужно, как будет проходить ритуал, как нужно себя на нем вести. Если ребенок будет задавать специфические вопросы во время церемонии, то не стоит его за это ругать.

Главное – говорить с ребенком честно, не выдумывать для него сказки, их он будет позже переживать еще сильнее. Так у ребенка появится четкое понятие о том, что такое жизнь.

Ритуальные услуги в Заводском районе: — +375 (29) 394-60-05

Источник: https://pokoy.by/blog/kak-govorit-s-rebenkom-o-smerti

Как говорить с ребёнком о смерти: советы психологов

Потеря члена семьи или близкого друга — это те события, к которым люди обычно не готовы. И мы, конечно, не продумываем заранее, как будем сообщать эти печальные новости своим детям. Лайфхакер собрал советы детских психологов о том, как построить разговор с ребёнком в этой непростой ситуации, и попросил прокомментировать их Татьяну Рибер.

Почему нам так трудно говорить с детьми о смерти

С одной стороны, при упоминании чужой смерти мы сталкиваемся с такой темой, как неизбежность нашей собственной. Мы боимся, что разговор зайдёт о том, что однажды мы тоже умрём и оставим своего ребёнка одного. «А мама с папой тоже умрут?» — со страхом спрашивают дети, так как смерть вызывает у них непонятное чувство тоски по человеку, которого они никогда больше не увидят. Также дети могут быть обеспокоены тем, что они тоже смертны. Эта идея может сильно шокировать некоторых ребят.

Ребёнок беспокоится, что он может остаться один, что все взрослые могут умереть. И это вопрос, скорее, безопасности.

Татьяна Рибер

С другой стороны, мы неосознанно отождествляем себя с нашими детьми: проецируем на них свои эмоции, задаёмся вопросом, что бы мы чувствовали в их возрасте. Здесь всё зависит от того, как мы сами, будучи маленькими, впервые потеряли близкого человека.

Если в детстве вы столкнулись с разводом или смертью, а родители были погружены в свои переживания настолько, что оставили вас наедине с вашим горем, вы испытаете больше трудностей в подобной ситуации со своими детьми, так как будете склонны проецировать на них собственные страдания.

Наконец, мы опасаемся, что разговоры о смерти могут навредить хрупкой детской психике: вызвать страхи, травмировать. И это действительно может произойти. Поэтому лучше не пытаться опережать мысли ребёнка и рассказывать ему то, что вы считаете нужным, а спокойно и тактично отвечать на его вопросы.

Если у самих взрослых нет страха смерти, то и общение с собственным ребёнком на эту тему проходит гладко.

Татьяна Рибер

Как помочь ребёнку понять смерть

В возрасте от 3 до 5 лет дети имеют весьма ограниченное понимание смерти. Хотя они знают, что сердце мёртвого человека больше не бьётся и что он не может ни слышать, ни говорить, им трудно понять, что смерть окончательна. Они думают, что это обратимо, что бабушка придёт к ним завтра.

Чтобы помочь им осознать, что такое смерть, обязательно скажите: когда человек умирает — это навсегда, он не вернётся. Чтобы облегчить грусть от расставания, расскажите малышу, что он всегда может вспомнить о хороших моментах, проведённых с умершим близким человеком.

Помогите ребёнку понять, что смерть является частью естественного цикла жизни. Можно начать с примеров, которые не так эмоционально окрашены (например, деревья, бабочки, птицы), терпеливо объясняя, что продолжительность жизни у всех разная.

Также скажите, что иногда живые существа настолько серьёзно болеют, что не могут оставаться в живых. Однако настаивайте на том, что люди и животные в большинстве случаев могут вылечиться и прожить до глубокой старости.

Дети сталкиваются со смертью довольно рано. Обычно раньше, чем взрослые понимают это, или когда у последних возникает идея поговорить о смерти. Дети видят мёртвых птиц и животных на дороге. В такие моменты родители закрывают глаза малышу и говорят, чтобы он не смотрел. А ведь раньше смерть и роды воспринимались как самые естественные процессы.

Татьяна Рибер

При объяснении концепции смерти избегайте использования таких слов, как «заснул» и «ушёл». Если вы скажете ребёнку, что дедушка уснул, малыш может начать бояться сна, опасаясь умереть. То же самое, если вы скажете ему, что дедушка ушёл. Ребёнок будет ждать его возвращения и беспокоиться, когда другие члены семьи будут собираться в реальное путешествие.

Не говорите ребёнку, что его бабушка умерла, просто потому, что она болела, — он может решить, будто она подхватила обычную простуду. У него может появиться страх смерти, даже если он просто простудится или кто-то из родных начнёт кашлять. Скажите ему правду, используя простые слова: «У бабушки был рак. Это очень серьёзная болезнь. Иногда людям удаётся вылечиться, но не всегда». Убедите ребёнка, что смерть не заразна.

Вещи и процессы необходимо называть своими именами, так как дети воспринимают информацию, исходящую от родителей, в прямом смысле. И чем младше ребёнок, тем более осторожными необходимо быть родителям с невинными шутками и словами, которые можно интерпретировать по-разному.

Татьяна Рибер

Дети и взрослые по-разному переживают горе. Каких реакций стоит ожидать, а какие должны вызвать беспокойство

Стадии действительно отличаются, и у детей они менее заметны. Психика ребёнка зачастую предпринимает бессознательные попытки защитить его от тяжёлых эмоций. Он будто переваривает информацию по кусочкам.

В целом это может выглядеть так, словно ребёнок ничего и не чувствует.

Некоторые родители замечают: «После нашего разговора он просто вернулся к игре, не задавая никаких вопросов». На самом деле ребёнок всё очень хорошо понял. Но ему нужно время для переваривания этой информации.

Это защитный механизм. Дети используют его больше, чем взрослые, потому что их психика более хрупкая. У них ещё недостаточно душевных сил, чтобы справиться со своими эмоциями, и энергия им нужна, в первую очередь, для роста и развития.

Нет необходимости повторять или проверять, понял ли ребёнок то, что вы ему сказали. Он сам вернётся к теме позже, в собственном темпе, и задаст все интересующие его вопросы, когда будет готов услышать ответы.

Некоторые дети могут обращаться с вопросами к посторонним людям, например к школьному учителю. Это объясняется тем, что человек, не испытывающий скорбь вместе со всеми, способен беспристрастно дать необходимую информацию, которой ребёнок может доверять. Часто дети возвращаются к этой теме в разговоре перед сном, так как он ассоциируется у них со смертью.

В течение месяца у ребёнка могут появляться признаки скрытой тревоги: проблемы с засыпанием, нежелание слушаться и нормально питаться. Но если эти симптомы сохраняются в течение более продолжительного времени, а вы замечаете, что ваш ребёнок стал более замкнутым и подавленным как в школе, так и дома, стоит обратить на это внимание и инициировать доверительную беседу.

Если вам самостоятельно не удаётся найти нужные слова и помочь ему справиться с беспокойством, обязательно проконсультируйтесь с детским психологом.

Как помочь ребёнку справиться с потерей близкого человека

Всё зависит от того, кто умер, при каких обстоятельствах и в каком возрасте находится ребёнок. Но в любом случае эмоциональное состояние родителей является важным фактором, который во многом влияет на реакцию ребёнка. Обнимите его, приласкайте, расскажите, почему вы расстроены.

Вы имеете право выражать грусть и оплакивать свою потерю. Это поможет ребёнку понять, что и он может проявлять свои эмоции.

Если вы чувствуете себя подавленными, сперва позаботьтесь о себе. Это также станет правильным примером для ребёнка и позволит ему осознать: если тебе плохо, ты должен быть внимателен к себе. К тому же это научит его обращаться за помощью в трудную минуту.

Матерям даже больше, чем отцам, свойственно полагать, что они должны нести эту эмоциональную ношу самостоятельно, управляться со всеми делами и всегда хорошо выглядеть. Но это невозможно. Если вы слишком переживаете, вы можете и должны принять помощь. Попросите о ней супруга, друзей, родственников.

Тем более ребёнок в такие моменты иногда задаёт вопросы, которые могут причинить вам ещё больше боли. Он это делает не из садистских побуждений, а потому, что моментально улавливает настроение родителя. Это может быть быть очень тяжело, поэтому на такие вопросы стоит отвечать человеку, который меньше подвержен переживаниям.

Вы не обязаны следовать правилам, которые, как вам кажется, существуют в обществе. Некоторые говорят, что ребёнку необходимо всё рассказать и показать. На самом деле это должно оставаться на усмотрение родителей. Вы должны быть уверены в том, что делаете, и доверять своей интуиции.

Иногда, наоборот, скрытие определённых вещей от ребёнка может оказаться неверным шагом. Если вы лжёте о причине своего плохого настроения, он не может понять, почему вы испытываете эти эмоции, и начнёт фантазировать такое, что вам никогда бы не пришло в голову. Он может, например, почувствовать себя виноватым в вашем расстройстве или начать бояться, что между родителями возник конфликт и они собираются разводиться.

https://www.youtube.com/watch?v=sUs7btQg1uE

Смерть — это всегда эмоционально напряжённое событие. Его не следует скрывать от ребёнка, но постарайтесь оградить его от сильных потрясений.

Стоит ли брать детей на похороны

Татьяна Рибер считает: если родители сами не боятся этого процесса и если ребёнок не сопротивляется, ответ, скорее, да. Сопровождение ребёнком семьи на кладбище зависит от отношения к смерти, принятого в его окружении. Дети в семьях, соблюдающих религиозные традиции, посещают похороны, подходят к гробу. На самом деле кладбище не место для прогулок с детьми. Но к умершим родственникам, если это традиция, брать детей можно.

Как говорить с ребенком о смерти?

Как говорить с ребенком о смерти?

Как говорить с ребенком о смерти?

Чаще всего дети начинают интересоваться этой темой, когда умирает кто-то в семье. Вопросы ребенка и ваши ответы на них зависят от возраста вашего сына или вашей дочери.

Двухлетние не отличают смерть от отсутствия, и потому в их вопросах доминирует не страх смерти, а тревога из-за разлуки.

К трем-четырем годам ребенок уже связывает смерть с неодушевленностью: жить — значит двигаться, быть мертвым — значит лежать, не шевелясь.

В этом возрасте дети верят, что смерть обратима, и в играх не делают различия между убитыми и ранеными: убитых они отправляют наравне с ранеными в больницу, где тех лечат и вылечивают!

На стадии эдипова комплекса у ребенка может возникнуть бессознательное желание смерти родителя-соперника, и, защищаясь от этого желания, он может проявлять по отношению к родителю-сопернику неумеренную нежность.

После пяти лет у ребенка появляется нравственное понимание смерти, причины которой он ищет в действиях «злых» или «плохих» людей.

А параллельно малыш выстраивает и рациональное представление о смерти: умирают старые или больные.

У детей часто наблюдается страх смерти, в особенности по отношению к близким людям: малыш боится, как бы чего не случилось с его родителями.

За боязнью трагедии с близкими легко обнаружить следы младенческих тревог, связанных с разлукой. Теперь тревоги эти возрождаются в связи с печальными событиями в семье (такими, например, как смерть дедушки) или, если это страх за родителей, с амбивалентными чувствами, пробужденными эдиповым комплексом.

Дети шести-семи лет охотно играют «в смерть». Поскольку они начинают уже осознавать реальность смерти, ее необратимость, это может выразиться в тревожности или в нарушениях сна ✓ после кончины близкого. Первые мысли о том, что бывает после смерти, также возникают в этом возрасте.

Сынишка спрашивает, что с нами будет, когда мы умрем

Как говорить с детьми о смерти?

Как говорить с детьми о смерти?

Как говорить с детьми о смерти?

Обычно в возрасте 5-6 лет ребенок впервые осознает, что смерть – неизбежный факт биографии любого человека, а значит – и его самого.

Жизнь неизменно заканчивается смертью, мы все конечны, и это не может не беспокоить уже подросшего ребенка. Он начинает бояться, что умрет сам (уйдет в небытие, станет «никем»), умрут родители, и как же он останется без них?

Страх смерти также тесно связан со страхом нападения, темноты, ночных чудовищ, болезни, стихийных бедствий, огня, пожара, войны. Через подобные страхи в той или иной степени проходят практически все дети, это абсолютно нормально.

Страх смерти, кстати, чаще встречается у девочек, что связано с более заметным у них, в сравнении с мальчиками, инстинктом самосохранения. И наиболее выражен у впечатлительных, эмоционально чувствительных детей.

Что нужно сделать нам, родителям, в первую очередь – так это самим разобраться в своем отношении к теме жизни и смерти. Определите для себя, во что вы верите сами?Что, по-вашему, происходит или не происходит с человеком после смерти (ребенку лучше объяснить разницу между телом и душой: тело хоронят в земле или сжигают, а душа ). Расскажите о своем представлении, будьте спокойны, кратки и искренни.

Не обманывайте

Тут и сказочке конец: как разговаривать с ребенком о смерти

как говорить с ребенком о смерти

Ростовский областной суд отказался удовлетворить жалобу воспитательницы детского сада на увольнение.

В феврале Алла Елпашева лишилась работы за «психическое насилие» над детьми: читая сказку «Конек-Горбунок», она по просьбе ребенка объяснила, что значит «на кол посадить».

Группа была особенная, коррекционная — у одного из малышей начались истерики, появился навязчивый страх смерти. Как же говорить с ребенком о смерти, чтобы его не напугать, о чем должны знать родители и педагоги — читайте в материале «Известий».

Ее конек — не Горбунок

Как разговаривать с умирающим ребенком о смерти

как говорить с ребенком о смерти

PsychologiesМать и дитя

Невозможно представить себе, какое горе переживают родители уходящего ребенка. Но как бы ни было тяжело, именно от них зависит, насколько комфортно будет ребенку в оставшееся время. И речь не только о нахождении лучшей паллиативной помощи в медицинском аспекте. Нужно найти в себе силы поговорить о самом страшном. Как построить этот разговор и что может поддержать родителей, рассказывает Алёна Кизино, руководитель психологического отдела Детского хосписа «Дом с маяком».

В суматошной жизни большого города мы редко задумываемся, что рядом с нами живут семьи, в которых прямо сейчас умирает неизлечимо больной ребенок. Нам невозможно представить, что происходит с родителями, которые переживают физические и душевные страдания любимого ребенка, угасающего день за днем.

Мы хотим сохранить иллюзию, что смерть где-то далеко и с нами, в нашей семье, этого никогда не произойдет. Но заболеть тяжелой неизлечимой болезнью можно в любом возрасте — в младенческом, детском, подростковом, зрелом. К сожалению, родительская любовь не может уберечь детей от столкновения с болезнью, приводящей к смерти.

Жизнь современной семьи вращается вокруг ребенка, ребенок — это центр внимания, забот, надежд всех членов семьи. Родители сфокусированы на его благополучии и успехах. Они гордятся им, хвастаются его достижениями, огорчаются неудачам и активно включаются в его жизнь.

Неизлечимая болезнь ребенка кардинально меняет родителей, их отношения друг с другом и с окружающими. Семья замыкается в своем горе, родители скрывают свои переживания от детей и друг от друга. Болезнь требует колоссальных эмоциональных и физических сил, чтобы лечить и поддерживать ребенка.

На себя, на поддержку близких не хватает ресурсов. Есть только одна цель — спасти любой ценой. И есть уверенность, что ребенку не надо знать, что с ним происходит, что не стоит думать о плохом, так как именно это плохое и случится. В ситуации шока у взрослых людей включается иррациональное магическое мышление, появляется склонность к ритуальности, вере в счастливые числа и тому подобное.

Родителям страшно говорить о болезни ребенка, о прогнозах и перспективах. Думать о том, что они будут делать, если все пойдет не так, как хотелось бы, и болезнь начнет прогрессировать. Тогда появляются вопросы.

Есть ли у нас возможность говорить на эту тему друг с другом? Можем ли мы обсуждать с близкими, как поступить в случае тяжелой болезни или смерти? Нужно ли ребенку знать правду о его заболевании и прогнозах? Важно ли начать разговор о том, что болезнь не остановить, что впереди осталось не так много времени, как всем хотелось бы?

Может ли подросток решать, остаться ему в больнице или уехать домой? А если домой, то как будет выстроена жизнь там, а не в больнице: чем наполнять время, исполнять ли мечты?

И наконец, нужно ли с неизлечимо больным ребенком говорить о смерти?

Как мы говорим о смерти?

Как говорить с ребенком о смерти – bit.ua

как говорить с ребенком о смерти

Обычно люди не любят разговаривать о смерти – ни о своей потенциальной, ни о чужой, ни о какой-либо абстрактной. С ребенком о таком говорить вдвойне неловко – и все-таки этого требуют как минимум две ситуации.

Первая – когда в близком окружении ребенка (чаще всего – в семье) случается утрата.

Второй случай, который буквально вынуждает разговаривать о смерти, сам по себе намного проще: маленький человек из любопытства решает «помучить» дорогого взрослого вопросами о загробном мире, о причинах умирания или даже о физиологических особенностях процесса.

Совместно с Анной Кушнерук, PhD по психоанализу, мне удалось составить набор советов взрослым для обеих ситуаций: и когда в семье случается утрата, и для разговоров с ребенком о смерти вне трагичного контекста. Раз уж вторая ситуация намного проще, давайте с нее и начнем.

Что и как рассказать о смерти, если ребенку просто любопытно

Как говорить с ребенком о смерти? — РЕБЁНОК.RU — медиаплатформа МирТесен

Чаще всего дети начинают интересоваться этой темой, когда умирает кто-то в семье. Вопросы ребенка и ваши ответы на них зависят от возраста вашего сына или вашей дочери.

Двухлетние не отличают смерть от отсутствия, и потому в их вопросах доминирует не страх смерти, а тревога из-за разлуки.

К трем-четырем годам ребенок уже связывает смерть с неодушевленностью: жить — значит двигаться, быть мертвым — значит лежать, не шевелясь.

В этом возрасте дети верят, что смерть обратима, и в играх не делают различия между убитыми и ранеными: убитых они отправляют наравне с ранеными в больницу, где тех лечат и вылечивают!

На стадии эдипова комплекса у ребенка может возникнуть бессознательное желание смерти родителя-соперника, и, защищаясь от этого желания, он может проявлять по отношению к родителю-сопернику неумеренную нежность.

После пяти лет у ребенка появляется нравственное понимание смерти, причины которой он ищет в действиях «злых» или «плохих» людей.

А параллельно малыш выстраивает и рациональное представление о смерти: умирают старые или больные.

У детей часто наблюдается страх смерти, в особенности по отношению к близким людям: малыш боится, как бы чего не случилось с его родителями.

За боязнью трагедии с близкими легко обнаружить следы младенческих тревог, связанных с разлукой. Теперь тревоги эти возрождаются в связи с печальными событиями в семье (такими, например, как смерть дедушки) или, если это страх за родителей, с амбивалентными чувствами, пробужденными эдиповым комплексом.

Дети шести-семи лет охотно играют «в смерть». Поскольку они начинают уже осознавать реальность смерти, ее необратимость, это может выразиться в тревожности или в нарушениях сна ✓ после кончины близкого. Первые мысли о том, что бывает после смерти, также возникают в этом возрасте.

Сынишка спрашивает, что с нами будет, когда мы умрем

Как говорить с ребенком о смерти? — психолог

Скрывать ли от ребенка, что кто-то из близких умер, или же сказать ему правду? Почему дети часто не понимают ценности жизни? Как объяснять ребенку, что такое смерть? На эти вопросы отвечает психолог и многодетная мама Екатерина Бурмистрова.

С ребёнком можно и нужно говорить о потере

PSYLIB® – И. Ялом. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ

3. ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О СМЕРТИ У ДЕТЕЙ

Как говорить с ребенком о смерти?

К сожалению, все люди рано или поздно сталкиваются с потерей близких. И никто не застрахован от того, что потеряет близкого человека слишком рано. Многие родители впадают в панику и не имеют ни малейшего представления о том, как говорить с ребенком в таких ситуациях.

Как объяснить ребенку, что умер дедушка или дядя? Многие совершают большую ошибку, говоря, что родственник уехал. И делают тем еще хуже, обманывая своего ребенка, и теряя его доверие.

Если ребенку наврать о случившемся, то у него могут возникнуть следующие представления:

  • Если сказать ребенку, что бабушка или дедушка уехали, то он будет ее ждать. И, соответственно, не дождется. Такая травма будет для него еще больнее, чем горе утраты;
  • Если игнорировать вопрос о том, куда делся человек или домашнее животное, то ребенок будет чувствовать вину за то, что это из-за него;
  • Если сочинить для него историю о том, что он когда-нибудь сможет увидеть умершего человека, ребенок эту новость может воспринять слишком остро. Если он действительно очень захочет увидеться с умершим человеком и не будет давать себе отчет о своих действиях, то все может закончиться очень плачевно.

Важный разговор

Как говорить с ребёнком о смерти: советы психологов

Потеря члена семьи или близкого друга — это те события, к которым люди обычно не готовы. И мы, конечно, не продумываем заранее, как будем сообщать эти печальные новости своим детям. Лайфхакер собрал советы детских психологов о том, как построить разговор с ребёнком в этой непростой ситуации, и попросил прокомментировать их Татьяну Рибер.

Почему нам так трудно говорить с детьми о смерти

Как говорить с ребенком о смерти?

Чаще всего дети начинают интересоваться этой темой, когда умирает кто-то в семье. Вопросы ребенка и ваши ответы на них зависят от возраста вашего сына или вашей дочери.

Двухлетние не отличают смерть от отсутствия, и потому в их вопросах доминирует не страх смерти, а тревога из-за разлуки.

К трем-четырем годам ребенок уже связывает смерть с неодушевленностью: жить — значит двигаться, быть мертвым — значит лежать, не шевелясь.

В этом возрасте дети верят, что смерть обратима, и в играх не делают различия между убитыми и ранеными: убитых они отправляют наравне с ранеными в больницу, где тех лечат и вылечивают!

На стадии эдипова комплекса у ребенка может возникнуть бессознательное желание смерти родителя-соперника, и, защищаясь от этого желания, он может проявлять по отношению к родителю-сопернику неумеренную нежность.

После пяти лет у ребенка появляется нравственное понимание смерти, причины которой он ищет в действиях «злых» или «плохих» людей.

А параллельно малыш выстраивает и рациональное представление о смерти: умирают старые или больные.

У детей часто наблюдается страх смерти, в особенности по отношению к близким людям: малыш боится, как бы чего не случилось с его родителями.

За боязнью трагедии с близкими легко обнаружить следы младенческих тревог, связанных с разлукой. Теперь тревоги эти возрождаются в связи с печальными событиями в семье (такими, например, как смерть дедушки) или, если это страх за родителей, с амбивалентными чувствами, пробужденными эдиповым комплексом.

Дети шести-семи лет охотно играют «в смерть». Поскольку они начинают уже осознавать реальность смерти, ее необратимость, это может выразиться в тревожности или в нарушениях сна ✓ после кончины близкого. Первые мысли о том, что бывает после смерти, также возникают в этом возрасте.

Сынишка спрашивает, что с нами будет, когда мы умрем

Ваши ответы зависят от того, во что вы верите, но в принципе не надо ведь быть верующим, чтобы сказать малышу: те, кого мы любим, и после смерти навсегда остаются в нашем сердце. Умершие оставляют воспоминания о себе, можно думать о них, можно рассматривать их фотографии

В вашем семейном альбоме есть снимки людей, которых ваш ребенок не знает, но о которых вы можете с ним поговорить.

Самым маленьким

  • не требуются детали, так что вы совершенно не обязаны рассказывать им о разложении тела.
  • Представления о смерти пятилетних детей могут опираться на культурные архетипы — скелеты (Хеллоуин) и мумии. Эти представления могут стать источником мучительных для ребенка вопросов, но иногда говорить с ним о смерти, опираясь на вышеупомянутые сюжеты, куда легче.
  • Никаких иносказаний и метафор, когда вы говорите с ребенком о смерти! Малыш всерьез относится к услышанному и воспринимает все, что говорится, буквально.
  • Если вы говорите ребенку: «Твой дедушка теперь на небе» — он захочет там дедушку разглядеть или станет искать его во время полета на самолете.
  • Не используйте таких двусмысленных слов, как «уход».

Страх смерти

Как говорить с детьми о смерти?

Обычно в возрасте 5-6 лет ребенок впервые осознает, что смерть – неизбежный факт биографии любого человека, а значит – и его самого.

Жизнь неизменно заканчивается смертью, мы все конечны, и это не может не беспокоить уже подросшего ребенка. Он начинает бояться, что умрет сам (уйдет в небытие, станет «никем»), умрут родители, и как же он останется без них?

Страх смерти также тесно связан со страхом нападения, темноты, ночных чудовищ, болезни, стихийных бедствий, огня, пожара, войны. Через подобные страхи в той или иной степени проходят практически все дети, это абсолютно нормально.

Страх смерти, кстати, чаще встречается у девочек, что связано с более заметным у них, в сравнении с мальчиками, инстинктом самосохранения. И наиболее выражен у впечатлительных, эмоционально чувствительных детей.

Что нужно сделать нам, родителям, в первую очередь – так это самим разобраться в своем отношении к теме жизни и смерти. Определите для себя, во что вы верите сами?Что, по-вашему, происходит или не происходит с человеком после смерти (ребенку лучше объяснить разницу между телом и душой: тело хоронят в земле или сжигают, а душа ). Расскажите о своем представлении, будьте спокойны, кратки и искренни.

Не обманывайте

Разговаривайте простым, понятным языком (говорите «люди умирают» вместо «мы засыпаем вечным сном» / «отходим в мир иной»).

Отвечайте только на заданные вопросы. Если вы не знаете, что ответить, так и скажите: «у меня пока нет ответа, но я подумаю».

«Мама (папа), ты умрешь? И я тоже умру?»

Тут и сказочке конец: как разговаривать с ребенком о смерти

как говорить с ребенком о смерти

Ростовский областной суд отказался удовлетворить жалобу воспитательницы детского сада на увольнение.

В феврале Алла Елпашева лишилась работы за «психическое насилие» над детьми: читая сказку «Конек-Горбунок», она по просьбе ребенка объяснила, что значит «на кол посадить».

Группа была особенная, коррекционная — у одного из малышей начались истерики, появился навязчивый страх смерти. Как же говорить с ребенком о смерти, чтобы его не напугать, о чем должны знать родители и педагоги — читайте в материале «Известий».

Ее конек — не Горбунок

Таганрогский детский сад № 43. 13 малышей группы с нарушениями опорно-двигательного аппарата, «с неустойчивым эмоциональным фоном психостатуса» (формулировка из определения суда), слушают сказку «Конек-Горбунок» из уст Аллы Елпашевой. После фразы:

«Где-нибудь, хоть под водой,

Посажу тебя я на кол.

Вон, холоп!» Иван заплакал»

кто-то спросил — а что значит «посадить на кол»?

«Представьте, как кол пройдет через всё тело, что происходит с человеком, которого садили на остро заточенный кол и он умирал, потому что кол медленно глубоко протыкал все внутренние органы и добирался до головы», — приводят местные СМИ реплику воспитательницы из докладной заместителя заведующего детским садом.

Дети представили. Один малыш так впечатлился, что отказался ходить в детский сад. В психологическом заключении отмечается, что у ребенка начались истерики, резкая смена настроения, появился навязчивый страх смерти.

Аллу Елпашеву уволили, но женщина попыталась доказать свою невиновность через суд — объясняла, что умысла не было, как и психического насилия с ее стороны над детьми, она выполняла свои обязанности. Суд аргументы не принял.

«Воспитатель управляет процессом обучения, именно от него зависит ход обсуждения любого произведения.

Возможно, следовало более абстрактно объяснить значение выражения как один из видов наказаний, увести разговор в другую сторону, не вдаваясь в такие подробности, учитывая впечатлительность детей, — говорит в беседе с «Известиями» руководитель детского сада в подмосковном Нахабино Ольга Андрющенко.

— В сказках в 90% есть баланс между добром и злом, жизнью и смертью. Всегда можно выкрутиться и повернуть разговор в нужное русло. Смерть животного, человека — воспитатель старается донести смысл без лишних подробностей, учитывая возрастные особенности детей дошкольного возраста и не травмируя их психику».

Психолога, автора книг для родителей Юлию Василькину удивляет выбранный методистами репертуар со сценами средневековых пыток для группового чтения в детском саду. Если дома родители сами берут на себя ответственность ответить на все детские вопросы, учитывая особенности и текущее состояние малыша, то в групповом формате это почти невозможно.

«Воспитателей ставят в положение, когда они как-то должны ответить на вопрос любознательного ребенка и при этом нет ни одного хорошего варианта, — говорит «Известиям» эксперт. — Сказать: «Тебе мама дома объяснит» или «Кол — это такая палочка», не заметить вопрос?»

Академик, заслуженный учитель РФ Евгений Ямбург отмечает, что педагог оказалась в непростой ситуации и сложную фразу нужно было объяснить иначе, но и реакцию руководства детского сада считает неадекватной.

«Я думаю, очень скоро ни один нормальный человек не пойдет работать в детский сад, если каждый раз будут такие репрессии, преследования», — цитирует Евгения Ямбурга «РИА Новости».

Кстати, в этом году «Коньку-Горбунку» Петра Ершова исполняется 185 лет. В честь этого события затеяли #всемирныйфлешмоб: сказку читают на японском, сербском, армянском, даргинском, индонезийском языке и даже на хантыйском и ительменском языках. Кто знает, может при переводе «кол» пропадет.

Прививка от зверства

«У нас ключевая тема всей литературы — тема жизни и смерти. Мы этой темы избежать не можем. Мало того и не нужно, потому что не будешь ценить жизнь, если не узнаешь смерть, — говорит «Известиям» учитель русского языка и литературы, член совета межрегионального профсоюза работников образования «Учитель» Анна Инютина.

— Не надо акцентировать внимание на каких-то варварствах — само собой, натурализм детям младшего возраста не нужен, но избежать этой темы невозможно. Ребенок должен понимать, что смерть есть, а жизнь надо ценить. В старших классах, уже в 7-м классе, читают «Тараса Бульбу» со всеми зверствами, затем «Войну и мир», «Тихий Дон» с таким страшным военным натурализмом.

Дети должны это знать, это прививка от зверства — человек переживает этот ужас, и он не хочет видеть его в жизни. Это нормально, это воспитание чувств. Естественно, с учетом возраста детей, но программа это учитывает».

Тема смерти — одна из самых трудных для разговора с детьми, и в разном возрасте отношение к ней разное. Психологи отмечают, что, отвечая на вопрос о смерти, нужно учитывать возраст и состояние ребенка.

Для детей от 2 до 5 лет смерть — это что-то временное, абстрактное и обратимое, как в сказке: поцеловал принц спящую красавицу, и она ожила.

С 5 до 9 лет приходит осознание, что всё рано или поздно заканчивается и продолжения не будет, формируются визуальные образы, снятся сны со смертельными ассоциациями, появляется страх смерти. После 9 лет ребенок понимает, что смерть необратима и его жизнь тоже закончится.

«Если ребенок спрашивает о том, умрет ли мама, папа, брат, то важно честно сказать: «Да, все люди умирают. Но до смерти они проживают долгую и интересную жизнь, заводят семьи, путешествуют. Впереди жизнь, наполненная яркими и интересными событиями. Люди умирают, когда жизнь заканчивается, а твоя еще только началась», — говорит Ольга Андрющенко.

Специалисты отмечают, что важно отвечать прямо, честно и реагировать на вопрос спокойно, потому что ваш страх провоцирует страх ребенка. Так что сначала договоритесь с собой.

«Если для ребенка эта тема станет запретной, то его вопросы останутся без нужных ему ответов. Однако, если вопрос прозвучал в очереди в супермаркете, вы можете взять тайм-аут: «Я запомню твой вопрос, и мы поговорим об этом дома», — советует Юлия Василькина. — Отвечайте именно на тот вопрос, который задал ребенок. Пусть ваш ответ уложится в 2–3 несложные фразы. Если ему будет нужно, то он задаст новый вопрос (возможно, через некоторое время). Темы смерти обрабатываются очень неспешно».

«Давай откопаем собаку хоть на немного»

Мама 4-летнего Богдана рассказывает «Известиям», что сын не понимает, что значит «наша собака Ева умерла».

«Предлагает «сходить выкопать ее хотя бы ненадолго». Куда дедушка делся, тоже не объяснить. То ли так объясняем, то ли забывает» — теряется в догадках мама.

«Это порыв ребенка, привязанного к животному и не осознающего пока, что такое смерть. Можно объяснить, что тот, кто умер, не может ходить, дышать, есть и делать всё, что обычно», — советует психолог.

У ребенка с животными вообще незримая связь, потеря питомца воспринимается болезненно. Кому-то хочется побыть одному, у кого-то трагическая новость вызывает слезы и истерику.

«Важно принять любые эмоции ребенка и дать ему возможность прожить и пережить сложную ситуацию, — говорит Ольга Андрющенко. — Можно вместе похоронить животное, положить цветы на могилу — нужно выстроить границу между жизнью и смертью.

Разрешите ребенку оплакивать, горевать — это абсолютно нормальные эмоции в сложившейся ситуации. «Наш щенок умер». Пауза. Осмысление. «Его больше с нами нет и никогда не будет». Пауза. «Но его образ всегда останется в твоем сердце, ведь он был тебе так дорог.

Я знаю, как ты переживаешь, как тебе сложно и трудно принять это».

Табу на «спит вечным сном»

Объясняя ребенку смерть домашнего питомца, близкого человека, психологи просят, почти умоляют избегать вредных шаблонов. Забудьте про звезды на небе, к которым добавилась еще одна, и дальние походы в неведомые страны, откуда не возвращаются.

«Заснул вечным сном» может вызвать страх засыпания. «Ушел далеко-далеко» — у ребенка может появиться страх расставания («они уйдут и не вернутся») и злость на того, кто ушел, не попрощавшись. «Улетел на далекую звезду» усложнит разговоры о космосе и спровоцирует навязчивую тему «давай тоже полетим туда», — отмечает психолог Юлия Василькина.

Эксперт поясняет, что исследование темы смерти — необходимый этап, с которого ребенок учится осознавать ценность жизни. Ольга Андрющенко добавляет, что самое страшное для ребенка — «неназванные эмоции».

«Ему гораздо спокойнее, когда все его страхи «озвучены» родителями, когда мы прямо признаем, что случилось горе, а не рассказываем сказки о том, что бабушка ушла в магазин или переехала», — отмечает педагог.

«Однажды мы всем классом хоронили одноклассника — мальчик погиб. Все вместе это переживали. Я не думаю, что это надо проговаривать. Чем меньше пафосных слов, тем лучше. Лучше сделай что-то. Сделай хорошее в память, сделай хорошее родственникам. Никого не надо обвинять, задевать, попытаться как можно тоньше подойти к этой ситуации, — говорит Анна Инютина. — Я не говорю про животных — малыши и кошечек оплакивают, и собачек.

Они всегда проговаривают это, им важно поделиться и, конечно, ты должен разделить с ним боль утраты. Но говорить, что этого нет, махнуть рукой, «забудь и спи спокойно», закрыть на это глаза и создавать вокруг атмосферу сплошного оптимизма, радости и счастья Так нельзя. Потом удивляемся, почему дети не чувствуют чужую боль, почему они такие? Да потому. Это воспитание чувств. Чем больше переживает, тем лучше будет человек.

И боль в литературе тоже надо переживать, иначе какими мы вырастем?»

Источник: https://iz.ru/931259/elena-motrenko/tut-i-skazochke-konetc-kak-razgovarivat-s-rebenkom-o-smerti

Как разговаривать с умирающим ребенком о смерти

как говорить с ребенком о смерти

PsychologiesМать и дитя

Невозможно представить себе, какое горе переживают родители уходящего ребенка. Но как бы ни было тяжело, именно от них зависит, насколько комфортно будет ребенку в оставшееся время. И речь не только о нахождении лучшей паллиативной помощи в медицинском аспекте. Нужно найти в себе силы поговорить о самом страшном. Как построить этот разговор и что может поддержать родителей, рассказывает Алёна Кизино, руководитель психологического отдела Детского хосписа «Дом с маяком».

В суматошной жизни большого города мы редко задумываемся, что рядом с нами живут семьи, в которых прямо сейчас умирает неизлечимо больной ребенок. Нам невозможно представить, что происходит с родителями, которые переживают физические и душевные страдания любимого ребенка, угасающего день за днем.

Мы хотим сохранить иллюзию, что смерть где-то далеко и с нами, в нашей семье, этого никогда не произойдет. Но заболеть тяжелой неизлечимой болезнью можно в любом возрасте — в младенческом, детском, подростковом, зрелом. К сожалению, родительская любовь не может уберечь детей от столкновения с болезнью, приводящей к смерти.

Жизнь современной семьи вращается вокруг ребенка, ребенок — это центр внимания, забот, надежд всех членов семьи. Родители сфокусированы на его благополучии и успехах. Они гордятся им, хвастаются его достижениями, огорчаются неудачам и активно включаются в его жизнь.

Неизлечимая болезнь ребенка кардинально меняет родителей, их отношения друг с другом и с окружающими. Семья замыкается в своем горе, родители скрывают свои переживания от детей и друг от друга. Болезнь требует колоссальных эмоциональных и физических сил, чтобы лечить и поддерживать ребенка.

На себя, на поддержку близких не хватает ресурсов. Есть только одна цель — спасти любой ценой. И есть уверенность, что ребенку не надо знать, что с ним происходит, что не стоит думать о плохом, так как именно это плохое и случится. В ситуации шока у взрослых людей включается иррациональное магическое мышление, появляется склонность к ритуальности, вере в счастливые числа и тому подобное.

Родителям страшно говорить о болезни ребенка, о прогнозах и перспективах. Думать о том, что они будут делать, если все пойдет не так, как хотелось бы, и болезнь начнет прогрессировать. Тогда появляются вопросы.

Есть ли у нас возможность говорить на эту тему друг с другом? Можем ли мы обсуждать с близкими, как поступить в случае тяжелой болезни или смерти? Нужно ли ребенку знать правду о его заболевании и прогнозах? Важно ли начать разговор о том, что болезнь не остановить, что впереди осталось не так много времени, как всем хотелось бы?

Может ли подросток решать, остаться ему в больнице или уехать домой? А если домой, то как будет выстроена жизнь там, а не в больнице: чем наполнять время, исполнять ли мечты?

И наконец, нужно ли с неизлечимо больным ребенком говорить о смерти?

Как мы говорим о смерти?

В нашей культуре не принято говорить о многих темах. Родители редко говорят с детьми о своих чувствах, еще реже спрашивают о чувствах своего ребенка. Не говорят о взрослении и о тех сложностях, которые настигают ребенка в подростковом возрасте. И практически никогда мы не говорим на тему болезни и смерти.

Мы считаем, что не хотим расстраивать ребенка, сталкивая с действительностью, но чаще всего, не умея поддерживать самих себя в сильных чувствах, боимся, что не сможем поддержать и ребенка. Страх перед сильными переживаниями ребенка, страх перед своей беспомощностью и огромное чувство вины не дают родителям возможности быть честными и откровенными со своими детьми.

Часто мы не умеем обсуждать сложные жизненные темы, не погружаясь в пучину бесконтрольной тревоги и страхов. Тема смерти табуирована в обществе.

Почему сегодня мы воспринимаем смерть как проигрыш, а не как естественную часть жизни? Один из ответов такой: общество нацелено на успех и молодость, а старость и болезнь воспринимаются как неудача.

Кроме того, часто у взрослых людей, которые сами давно уже стали родителями, нет личного опыта взаимодействия со смертью.

Как мы можем рассказать ребенку, что такое смерть? Известный психолог, создатель экзистенциальной психотерапии Ирвин Ялом говорил о том, что «наше отношение к смерти влияет на нашу жизнь и психологическое развитие, на то, в чем и как мы теряем уверенность и силу.

Жизнь и смерть взаимозависимы; они существуют одновременно, а не последовательно; смерть, непрерывно проникая в пределы жизни, оказывает огромное воздействие на наш опыт и поведение».

Невозможно, сталкиваясь с тяжелой болезнью ребенка, не думать о том, что она может привести к смерти. Но осознание смертности обостряет чувство жизни, ценности отношений, проявления любви. Уходит мишура, мелочность, многое становится неважным, открывается подлинность жизни.

Нужно ли начинать разговор с ребенком о его состоянии?

Тут не может быть готовых правильных решений, нет алгоритмов, четких инструкций. Каждая семья уникальна и сама для себя принимает решение, насколько они могут быть откровенными и честными друг с другом, с ребенком.

Откровенность принесет больше пользы или вреда? На этот вопрос каждый родитель отвечает себе сам. Каким-то детям важно знать и контролировать то, что с ними происходит. У кого-то информация о его состоянии вызывает дополнительную тревогу и лишнее беспокойство.

Источник: https://kiozk.ru/article/kak-razgovarivat-s-umirausim-rebenkom-o-smerti

Как говорить с ребенком о смерти – bit.ua

как говорить с ребенком о смерти

Обычно люди не любят разговаривать о смерти – ни о своей потенциальной, ни о чужой, ни о какой-либо абстрактной. С ребенком о таком говорить вдвойне неловко – и все-таки этого требуют как минимум две ситуации.

Первая – когда в близком окружении ребенка (чаще всего – в семье) случается утрата.

Второй случай, который буквально вынуждает разговаривать о смерти, сам по себе намного проще: маленький человек из любопытства решает «помучить» дорогого взрослого вопросами о загробном мире, о причинах умирания или даже о физиологических особенностях процесса.

Совместно с Анной Кушнерук, PhD по психоанализу, мне удалось составить набор советов взрослым для обеих ситуаций: и когда в семье случается утрата, и для разговоров с ребенком о смерти вне трагичного контекста. Раз уж вторая ситуация намного проще, давайте с нее и начнем.

Что и как рассказать о смерти, если ребенку просто любопытно

Неожиданный, хотя и лежащий на ладони, инструмент для разговоров о смерти предлагают ученые из США.

Группа исследователей под руководством профессорки Келли Тензек проанализировала мультфильмы, выпущенные на студиях Disney и Pixar, и пришла к выводу, что главные герои этих мультиков умирают вдвое чаще, чем главные герои фильмов, рассчитанных на взрослых.

Гибель персонажей в этих анимациях помогает детям прояснить для себя трудные аспекты смерти – например, увидеть, какова реакция окружения на смерть, как справляться с утратой и так далее (Тензек рассказывает об этом в интервью для Daily Mail). Получается, что истории про Бемби или Симбу могут послужить мягким началом непростого разговора.

Что еще можно посоветовать тем, кому посчастливилось столкнуться с очень любопытным ребенком?

Отвечать со спокойным лицом и нежностью. Ваш основной посыл ребенку примерно следующий: да, смерть немного пугает и детей, и взрослых, но, к счастью, в мире больше хорошего. Меня в детстве в ответ на череду вопросов пожурили, что я пристала со своими «мрачными темами» – это не лучшая стратегия. «Мрачные темы» ведь в детской голове остаются.

Не использовать по возможности эвфемизмы. Если сказать, что «дядя уснул», ребенок может начать бояться засыпать – это без шуток. Немного удаляясь от темы смерти: упрощать лексикон – это сейчас хороший педагогический тон. Если своими именами называть «смерть», «вагину» и прочие по какой-то причине неловкие вещи, то ребенок будет знать, какие у окружающего мира названия, и сумеет понятно и четко выражать свои тревоги и просить о помощи.

Говорить правду, но отвечать именно на тот вопрос, который вам задали. На разной стадии развития человек готов к восприятию разной информации – чем старше ребенок, тем более сложные ответы ему нужны.

Непросто наперед понять, на каком этапе своих объяснений остановиться, поэтому хорошее решение – дать, например, 6-летнему ребенку максимально простой ответ одним или парой предложений и потом задать вопрос «Тебе все понятно или есть вопросы?».

Маленький человек таким образом сам подскажет, какая порция информации ему нужна.

Осторожно с сарказмом! Мелани Гленрайт еще 10 лет назад доказала, что дети с большим трудом воспринимают шутки такого рода.

Более-менее различать сказанное всерьез и сарказм человек начинает (но еще не вполне умеет!) в 6 лет, а смешными такие фразы ему начинают казаться примерно с 10-ти. До этого возраста шуточка «Да, конечно, мы все прям щас умрём» не закончится так, как бы хотелось.

Анна Кушнерук, давая для bit.ua, подчеркнула: говоря о смерти, важно говорить максимально просто, избегая мистицизма и общих слов.

Наконец, обращайте внимание на то, какие люди ребенка окружают, давая ответы о смерти.  Вы же не планировали заострять внимание на том, что «курящие умирают раньше», если бабушка ребенка обильно курит?

Grandma is dead: как говорить об утрате

Ситуация невероятно сложная: с одной стороны, когда тебе мало лет, к смерти близкого человека никак нельзя быть готовым; с другой – взрослые и сами не в силах все время думать о состоянии ребенка, ведь утрата настигает каждого в семье. Вот пять советов, которые могут помочь.

1. Смерть близкого человека – невыносимое потрясение, сколько бы лет нам ни было и через что бы мы ни проходили ранее в жизни. Для ребенка ситуация усложняется тем, что, скорее всего, раньше с ним такое не происходило.

Его шокирует, что близкий человек исчез, говорит Анна Кушнерук.

Она подчеркивает: «Крайне важно дать ребенку (независимо от верований и убеждений) возможность верить в то, что близкий ему уходит в другое пространство: на небеса, в воспоминания, продолжает жить в нас, в наших чувствах».

2. Если плачется – плачьте. Слезы – это естественный способ пережить свое горе – и хорошо, если ребенок понимает, что в нем нет ничего стыдного. По словам Кушнерук, «нет смысла притворяться при ребенке, что вы не горюете и что это “все ок”.

Важно смочь говорить о том, что оплакивать и скучать – нормально».

Несмотря на то, что приближающиеся похороны переворачивают привычный ритм жизни с ног на голову, для поддержания какого-никакого равновесия «важно сохранять свои ритуалы, укладывать спать, читать книжку, готовить», подчеркивает психолог.

3. Если на вас лежит бремя рассказать ребенку, что кто-то ушел из жизни, позаботьтесь о максимально укромном месте для такого разговора. «Многие от потрясения чуть ли не через школьную медсестру спешат передать известие о смерти.

Важно, присев рядом, глядя мягко в глаза, сказать: вам сложно будет об этом рассказать, и вы знаете, что это будет сложно, но как с близким человеком вы должны поделиться вестью о том, что (некто) покинул этот мир.

Вам предстоит проводить его в последний путь и быть честными и сильными».

4. Нервная система ребенка работает совсем не так, как у взрослых. Не нужно требовать понятную именно вам, «приличную» реакцию на трагедию, говорит Анна. Как больно бы ни было смотреть на детские страдания, не стоит пробовать отвлекать ребенка от грустных мыслей: «это не даст возможности психическому аппарату отреагировать горе, и он будет жить этой работой мучительно долго». То, что ребенок чувствует, предстоит буквально выдержать.

5. Отводить или не отводить ребенка на похороны? Если уж ему известно о смерти близкого человека, психолог советует не изолировать ребенка от возможности проводить родственника или друга в последний путь. «Просите помогать в организационных моментах тоже. Расскажите, как обычно происходят похороны и что означают какие-то из традиций. Избегайте мистицизма и общих слов».

Вместо итога: стоит ли вообще с ребенком затрагивать тему смерти?

Зачастую в глазах взрослого ребенок – невинный и счастливый «человечек», не знающий забот и горечи мира. Это одна из причин, по которой у взрослого втройне усиливается соблазн скрыть от него эти самые горькие моменты жизни. Зачем преждевременно беспокоить невинную голову?

Смерть, хотим мы этого или нет, уже присутствует в жизни ребенка. Со скалы срывается Муфаса в мультике про Короля Льва, погибают на корабле родители Анны и Эльзы, гибнут тысячами в ходе битвы казаки на книжных страницах, любимая (уже реальная) рыбка из аквариума попадает в унитаз.

«Смерть – это часть жизни, это величайшая часть любой культуры. Мы не можем и не должны изолировать ребенка от феномена смерти, столкновение неизбежно, – объясняет Анна Кушнерук. – От зрелости и духовности взрослого зависит его возможность говорить об отношении к смерти с ребенком.

Пока не найдены слова, выражающие нашу любовь, боль, счастье, разочарование, горевание и печаль, мы не способны полноценно (осознанно и стадийно) переживать свою утрату. А это необходимо для того, чтобы оставаться эмоционально неуплощёнными. Умирают герои в рассказах, фильмах, домашние животные, знакомые люди, родные.

Все это является основанием, чтобы поднимать тему того, как ценно время на земле и что уход из жизни – это не исчезновение».

#bit.ua

Читайте нас у
Telegram

Источник: https://bit.ua/2018/04/kak-govorit-s-rebenkom-o-smerti/

Как говорить с ребенком о смерти? — РЕБЁНОК.RU — медиаплатформа МирТесен

Чаще всего дети начинают интересоваться этой темой, когда умирает кто-то в семье. Вопросы ребенка и ваши ответы на них зависят от возраста вашего сына или вашей дочери.

Двухлетние не отличают смерть от отсутствия, и потому в их вопросах доминирует не страх смерти, а тревога из-за разлуки.

К трем-четырем годам ребенок уже связывает смерть с неодушевленностью: жить — значит двигаться, быть мертвым — значит лежать, не шевелясь.

В этом возрасте дети верят, что смерть обратима, и в играх не делают различия между убитыми и ранеными: убитых они отправляют наравне с ранеными в больницу, где тех лечат и вылечивают!

На стадии эдипова комплекса у ребенка может возникнуть бессознательное желание смерти родителя-соперника, и, защищаясь от этого желания, он может проявлять по отношению к родителю-сопернику неумеренную нежность.

После пяти лет у ребенка появляется нравственное понимание смерти, причины которой он ищет в действиях «злых» или «плохих» людей.

А параллельно малыш выстраивает и рациональное представление о смерти: умирают старые или больные.

У детей часто наблюдается страх смерти, в особенности по отношению к близким людям: малыш боится, как бы чего не случилось с его родителями.

За боязнью трагедии с близкими легко обнаружить следы младенческих тревог, связанных с разлукой. Теперь тревоги эти возрождаются в связи с печальными событиями в семье (такими, например, как смерть дедушки) или, если это страх за родителей, с амбивалентными чувствами, пробужденными эдиповым комплексом.

Дети шести-семи лет охотно играют «в смерть». Поскольку они начинают уже осознавать реальность смерти, ее необратимость, это может выразиться в тревожности или в нарушениях сна ✓ после кончины близкого. Первые мысли о том, что бывает после смерти, также возникают в этом возрасте.

Сынишка спрашивает, что с нами будет, когда мы умрем

Ваши ответы зависят от того, во что вы верите, но в принципе не надо ведь быть верующим, чтобы сказать малышу: те, кого мы любим, и после смерти навсегда остаются в нашем сердце. Умершие оставляют воспоминания о себе, можно думать о них, можно рассматривать их фотографии

В вашем семейном альбоме есть снимки людей, которых ваш ребенок не знает, но о которых вы можете с ним поговорить.

Самым маленьким

  • не требуются детали, так что вы совершенно не обязаны рассказывать им о разложении тела.
  • Представления о смерти пятилетних детей могут опираться на культурные архетипы — скелеты (Хеллоуин) и мумии. Эти представления могут стать источником мучительных для ребенка вопросов, но иногда говорить с ним о смерти, опираясь на вышеупомянутые сюжеты, куда легче.
  • Никаких иносказаний и метафор, когда вы говорите с ребенком о смерти! Малыш всерьез относится к услышанному и воспринимает все, что говорится, буквально.
  • Если вы говорите ребенку: «Твой дедушка теперь на небе» — он захочет там дедушку разглядеть или станет искать его во время полета на самолете.
  • Не используйте таких двусмысленных слов, как «уход».

Страх смерти

Самые мучительные вопросы — те, что ребенок задает, интересуясь вашей смертью или своей собственной: «А ты тоже умрешь, когда состаришься?», «Если я заболею, я умру?». Кончина бабушки или дедушки приводит к потере «преграды», защищавшей родных малышу людей от смерти.

Переживая вместе с родителями болезненную для них утрату, ребенок осознает, что его мама и папа тоже могут умереть.

В самый острый период эдипова комплекса фантазмы на тему смерти родителей особенно часты и упорны, и проявляются они в усиленной тревожности.

Мы без лишних сомнений говорим ребенку: твой дедушка умер, потому что был совсем старенький, — или: твой двоюродный дедушка заболел, но необязательно умрет, потому что больных можно вылечить

  • Надо использовать положительные примеры: вокруг вас, безусловно, есть чрезвычайно пожилые, но хорошо сохранившиеся люди, или люди, которых успешно лечат в больнице.
  • В разговоре с беспокоящимся за вас ребенком избегайте сухих, «правильных» ответов! Слова «Жизнь есть жизнь, все в конце концов умирают» ничуть его не успокоят.
  • Скажите ему, что вам еще много чего надо сделать в жизни, что вы не думаете о смерти, а наоборот — надеетесь понянчить внуков
  • Если страх смерти становится чересчур назойливым и это переходит в патологию необходима консультация специалиста.

Как говорить с малышом о самоубийстве

Ребенку четырех-пяти лет очень трудно объяснить, что кому-то хочется умереть. Впрочем, нам ведь и между собой непросто говорить об этом, тем более что самоубийство в семье иногда пробуждает в близких чувство вины. А иногда близкие сердятся на покойного за его поступок.

  • Если ваш ребенок услышал, что окружающие его люди обсуждают чье-то самоубийство, надо, не вдаваясь в подробности, хоть что-нибудь сказать ему об этом.
  • Наличие в семье тайны заставит малыша переживать гораздо сильнее.

Случается, что дети, от которых пытаются скрыть семейную драму, при первом же конфликте с родителями грозят им самоубийством.

Мать и отец в таких случаях теряются: господи, да как такое может говорить совсем маленький ребенок! А дело просто в том, что малыш, заметив, что тема самоубийства вызывает у близких какую-то странную реакцию, решил использовать ее как средство добиться от них желаемого.

Источник: https://rebenok.mirtesen.ru/blog/43477287546/Kak-govorit-s-rebenkom-o-smerti

Как говорить с ребенком о смерти? — психолог

Скрывать ли от ребенка, что кто-то из близких умер, или же сказать ему правду? Почему дети часто не понимают ценности жизни? Как объяснять ребенку, что такое смерть? На эти вопросы отвечает психолог и многодетная мама Екатерина Бурмистрова.

С ребёнком можно и нужно говорить о потере

Тема смерти, как и тема рождения, вызывает у детей большой интерес. Возраст появления страха смерти – это 4-5 лет, когда ребёнок осознаёт, что смерть есть. Он начинает опасаться, что умрут родители и что он умрёт сам.

Страх смерти может проявляться не напрямую, а в скрытых формах – в неотпускании мамы или в сложности засыпания, например. К страху смерти может подвинуть смерть домашнего питомца или кого-то из близких.

Очень важно, если кто-то из близких скончался, не утаивать смерть, иначе это ещё больше усиливает детские страхи.

Не нужно говорить, что человек ещё в больнице или уехал куда-то далеко, потому что эти ответы неправдивы, искажают то, что произошло, вызывают кучу страхов. Опасения, которые есть у ребёнка, это хуже, чем то, что есть на самом деле.

Всегда очень сложно сказать ребёнку правду для людей не церковных, им кажется, что они что-то рушат. Но то, что ребёнок может надумать, – это хуже. Нужно говорить правду.

Ребёнка можно взять в церковь на отпевание, но не надо брать на процесс похорон. А если похороны гражданские, то стоит десять раз подумать, потому что такие похороны – очень тяжёлая процедура, гораздо более беспросветная по сравнению с православным обрядом. И очень важно, если умер кто-то из близких, определить, что ребёнок может сделать для этого человека: поставить свечку, написать записку, покормить птиц, подать милостыню

Вопрос посещения кладбища – это вопрос, который каждая семья решает сама. Многие дети – дошкольники, младшие школьники — имеют большие страхи после этого. Живое воображение, детский фольклор, сказки-пугалки, связанные с кладбищем, – по сумме факторов посещение кладбища может быть довольно травматично.

Тут всё очень зависит от верования семьи. У людей верующих понятно, куда человек ушёл. Но мне кажется, что всерьёз неверующих людей нет, и как раз тема смерти сталкивает человека с тем, что невозможно не верить. Всё протестует против того, что всё так кончится и ничего после смерти не будет. И дети, имея чистую душу, не согласны, что всё вот так оборвётся – с цветочком, кошечкой, бабочкой. Дошкольник – существо верующее.

Надо определить культуру горевания, культуру траура в семье, то есть вспоминать умершего или лучше о нём вообще не говорить. Хорошо, когда есть церемония воспоминания, портреты в рамках, альбомы с фотографиями, дни памяти, когда собираются люди, говорят хорошие слова о человеке. Тогда человек никуда не исчезает, он остаётся здесь же, в этом семейном сообществе, просто он не рядом.

С ребёнком можно и нужно говорить о потере. Если семья верующая, у ребёнка, безусловно, есть травма, особенно, если это очень близкий человек, но нет слома. Ребёнок верит, что мы все встретимся на том свете, он может ждать. Мы все встретимся – вот, что важно.

Но в семьях верующих людей у ребёнка может возникнуть слишком плотное, насыщенное представление о небесной жизни, и ему может становиться не в радость эта жизнь, он может захотеть сразу на небеса к бабушке или, не дай Бог, к маме.

Здесь нужно, если умер очень близкий человек, а семья очень религиозна, сделать описание загробного мира не таким пленительным. Если изо дня в день рассказывать, как в раю хорошо, как там хорошо бабушке или кому-то из близких, и как там прекрасно, как там ничего не болит, ребёнок может сказать: я не хочу быть здесь, хочу туда.

Игра с компьютером, когда убивают

Я как специалист и как человек — большой противник стрелялок. Ребенок думает, что хотя это и убийство, но у меня-то четыре жизни! В результате, ребёнок может совершить что-то неосторожное в реальной жизни. По-настоящему неосторожное, считая, что у него как будто бы в запасе несколько жизней.

– Даже взрослый ребёнок так считает?

Да, это смещение координат. Эти зрелища делают смерть чем-то нереальным, чем-то, на что не стоит обращать внимания. Подумаешь, двадцать раз убит. И если ты по два часа «мочишь» фашистов, ты не будешь к этому чувствителен.

Надо стараться, насколько можно долго, не давать детям играть в компьютерные игры, где убивают. И если ваш неконтролируемый подросток находится в поле стрелялок, надо сказать все возможные слова, чтобы он понимал, чем грозит такое увлечение.

Я считаю, что игры, в которых присутствуют убийства, многие внутренние координаты у ребенка смещают в неправильную сторону, обесценивают эти страшные события, искажают границы возможностей. Игры со смертью, игры с жестокостью в компьютерах и приставках делают возможным рост детской преступности. Если на экране ты «мочишь» чужаков, почему тебе не побить какого-нибудь кавказца? Где предел? Ребёнок плохо чувствует грань между реальностью и нереальностью.

От смерти виртуальной – к реальной

– Детские суициды: я сделаю назло, пусть они посмотрят?

Это очень страшно – детский суицид. Ребёнок не понимает, что всерьёз умрёт, а думает, что будет сверху смотреть, как, например, все будут плакать. И у него нет ощущения окончательности, потому что оно сдвинуто медийными штучками. Это никогда не бывает самоубийством от депрессии, это от желания отомстить, проучить, обратить на себя внимание.

Момент необратимости смерти не присутствует в сознании ребенка. И потому, в том числе, что родителями вовремя не сказаны какие-то правильные слова на эту тему. Ведь большинство детских самоубийств происходят от ощущения обратимости: я немножко умру. Но если в семье есть контакт с детьми, хотя бы какой-то, не говорю уж – оптимальный, то с ребёнком вряд ли это произойдёт.

– Как правило, дети это сначала озвучивают?

Да. Озвучивают прямо или косвенно. Если ребёнок попал в какое-то подростковое сообщество, где идеология смерти, идеализирование смерти, нужно быть очень внимательным, заранее обсуждать какие-то вещи. Особенно надо быть внимательным, если такой трагический опыт уже есть в семье.

Беседовала Амелина Тамара

Источник: https://www.pravmir.ru/smertt/

PSYLIB® – И. Ялом. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ

3. ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О СМЕРТИ У ДЕТЕЙ

Наше беспокойство о смерти и наши способы справляться с тревогой смерти – отнюдь не поверхностные, легко поддающиеся описанию и пониманию феномены. Во взрослом состоянии они также не возникают у нас из ничего.

Они коренятся глубоко в нашем прошлом и претерпевают значительные трансформации в течение жизни, полной забот о безопасности и выживании. Исследования детей дают исключительную возможность наблюдать встречу человека со смертью в первозданном виде.

Конфронтация ребенка с фактом смертности, осознание им смерти, его ужас перед ней, его пути избегания смерти и обороны от нее, а также его последующее развитие, протекающее на фоне страха смерти, таково содержание этой главы.

На мой взгляд, существует значительное несоответствие между важностью смерти для ребенка и вниманием, уделяемым смерти в науках о детском развитии. Относящаяся к данной теме литература скудна и, по сравнению с обширными источниками по другим аспектам детского развития, в лучшем случае поверхностна.

Особенно мало эмпирических исследований детских концепций смерти; психоаналитически ориентированные клиницисты эпизодически пытались заниматься этим вопросом, но, как мы увидим, у них была предубежденность, зачастую идущая в ущерб точности наблюдений. Кроме того, немалая часть относящегося к делу материала содержится в давних публикациях, зачастую обнаруживаемых вне основного русла литературы по детскому развитию и детской психиатрии.

Многим мы обязаны Сильвии Энтони, в монографии которой «Открытие смерти в детстве и позднее», дан прекрасный обзор и анализ литературы, содержащей факты исследований и наблюдений.

Собственная клиническая работа, а также изучение работ других исследователей привели меня к ряду выводов:

  1. Всякий раз при достаточно тщательном подходе к изучению вопроса исследователи обнаруживают, что детей чрезвычайно занимает тема смерти.

    Беспокойство детей о смерти носит всепроникающий характер и оказывает далеко идущее воздействие на их переживания. Для них смерть – великая загадка, а преодоление страхов беспомощности и уничтожения – одна из основных задач развития; что же касается половых проблем, то они вторичны и производны.

  2. Дети глубоко озабочены смертью, и эта озабоченность возникает в более раннем возрасте, чем принято думать.
  3. Осознание смерти детьми и используемые ими способы справляться со страхом смерти различны в разном возрасте и проходят через определенную закономерную последовательность этапов.

  4. Адаптационные стратегии детей неизменно базируются на отрицании; можно предполагать, что мы не растем – вероятно, не можем расти – в непосредственном контакте с фактами жизни и смерти.

ВСЕПРОНИКАЮЩИЙ ХАРАКТЕР ОЗАБОЧЕННОСТИ СМЕРТЬЮ У ДЕТЕЙ

P>Фрейд верил, что дети полностью поглощены безмолвным исследованием сексуальности, вопросом «Откуда?» и что это главным образом и создает пропасть между ребенком и взрослым.

Однако имеются многочисленные свидетельства, что вопрос «Куда?» также очень активно занимает нас, пока мы дети, и продолжает звучать у нас в ушах на протяжении всей жизни; мы можем прямо задаваться им, бояться его, игнорировать, вытеснять, но не можем от него освободиться.

Мало кого из родителей или воспитателей маленьких детей не заставали врасплох внезапные, неожиданные вопросы ребенка о смерти. Однажды, когда мы с моим пятилетним сыном молча прогуливались по пляжу, он внезапно поднял взгляд на меня и сказал: «Понимаешь, оба моих дедушки умерли до того, как я успел с ними встретиться».

Похоже, это заявление было «вершиной айсберга». Явно он долго размышлял об этом внутри себя. Я спросил его, как мог мягко, насколько часто он думает о подобных вещах, о смерти, и его ответ, произнесенный непривычно взрослым тоном, ошеломил меня: «Я никогда не перестаю думать об этом».

В другой раз он простодушно прокомментировал отъезд брата в колледж: «Теперь мы остаемся дома только втроем: ты, я и мама. Интересно, кто из нас умрет первым?»

Источник: http://www.psylib.ukrweb.net/books/yalom01/txt04.htm

Как говорить с ребенком о смерти?

К сожалению, все люди рано или поздно сталкиваются с потерей близких. И никто не застрахован от того, что потеряет близкого человека слишком рано. Многие родители впадают в панику и не имеют ни малейшего представления о том, как говорить с ребенком в таких ситуациях.

Как объяснить ребенку, что умер дедушка или дядя? Многие совершают большую ошибку, говоря, что родственник уехал. И делают тем еще хуже, обманывая своего ребенка, и теряя его доверие.

Если ребенку наврать о случившемся, то у него могут возникнуть следующие представления:

  • Если сказать ребенку, что бабушка или дедушка уехали, то он будет ее ждать. И, соответственно, не дождется. Такая травма будет для него еще больнее, чем горе утраты;
  • Если игнорировать вопрос о том, куда делся человек или домашнее животное, то ребенок будет чувствовать вину за то, что это из-за него;
  • Если сочинить для него историю о том, что он когда-нибудь сможет увидеть умершего человека, ребенок эту новость может воспринять слишком остро. Если он действительно очень захочет увидеться с умершим человеком и не будет давать себе отчет о своих действиях, то все может закончиться очень плачевно.

Важный разговор

О смерти поговорить с ребенком стоит. Но лучше вести беседу в форме диалога: ребенок спрашивает то, что его интересует – родители отвечают. Ребенок может испугаться, если ему будут отвечать слишком сухо, цинично или, наоборот, приукрашено. Пусть он задает вопросы, и родители просто на них отвечают, не расширяя тему по своему желанию.

Стоит помнить, что реакция ребенка зависит, прежде всего, от реакции родителей. Если родителям очень тяжело, им нужно объяснить ребенку, почему. Объяснить, что это пройдет, но сейчас нужно пережить тяжелый момент потери близкого. Диалог важно вести грамотно, стараясь контролировать свои эмоции.

Ребенок должен научиться ценить жизнь. И ему важно объяснить, что такое смерть, какая она есть. Если близкий человек умер, то нужно донести до ребенка, что его больше нет, и он его больше никогда не увидит. Это тяжело сказать ребенку, можно смягчить такой разговор тем, что память об этом человеке останется навсегда, но это необходимый разговор. Ребенок не должен мыслить иллюзиями, необходимо научиться называть вещи своими именами.

Похороны

Похороны – необходимый ритуал. Последняя возможность попрощаться с усопшим, и не стоит ограждать от этого ребенка. Конечно, если малыш наотрез отказывается идти на похороны из-за своих переживаний или страха, то не стоит насильно его тянуть. Но, если ребенок спокойно переживает смерть близкого и хочет повидаться с умершим в последний раз, то это необходимо сделать. 

Ребенка необходимо подготовить к похоронам: рассказать ему для чего это нужно, как будет проходить ритуал, как нужно себя на нем вести. Если ребенок будет задавать специфические вопросы во время церемонии, то не стоит его за это ругать.

Главное – говорить с ребенком честно, не выдумывать для него сказки, их он будет позже переживать еще сильнее. Так у ребенка появится четкое понятие о том, что такое жизнь.

Ритуальные услуги в Заводском районе: — +375 (29) 394-60-05

Источник: https://pokoy.by/blog/kak-govorit-s-rebenkom-o-smerti

Как говорить с ребёнком о смерти: советы психологов

Потеря члена семьи или близкого друга — это те события, к которым люди обычно не готовы. И мы, конечно, не продумываем заранее, как будем сообщать эти печальные новости своим детям. Лайфхакер собрал советы детских психологов о том, как построить разговор с ребёнком в этой непростой ситуации, и попросил прокомментировать их Татьяну Рибер.

Почему нам так трудно говорить с детьми о смерти

С одной стороны, при упоминании чужой смерти мы сталкиваемся с такой темой, как неизбежность нашей собственной. Мы боимся, что разговор зайдёт о том, что однажды мы тоже умрём и оставим своего ребёнка одного. «А мама с папой тоже умрут?» — со страхом спрашивают дети, так как смерть вызывает у них непонятное чувство тоски по человеку, которого они никогда больше не увидят. Также дети могут быть обеспокоены тем, что они тоже смертны. Эта идея может сильно шокировать некоторых ребят.

Ребёнок беспокоится, что он может остаться один, что все взрослые могут умереть. И это вопрос, скорее, безопасности.

Татьяна Рибер

С другой стороны, мы неосознанно отождествляем себя с нашими детьми: проецируем на них свои эмоции, задаёмся вопросом, что бы мы чувствовали в их возрасте. Здесь всё зависит от того, как мы сами, будучи маленькими, впервые потеряли близкого человека.

Если в детстве вы столкнулись с разводом или смертью, а родители были погружены в свои переживания настолько, что оставили вас наедине с вашим горем, вы испытаете больше трудностей в подобной ситуации со своими детьми, так как будете склонны проецировать на них собственные страдания.

Наконец, мы опасаемся, что разговоры о смерти могут навредить хрупкой детской психике: вызвать страхи, травмировать. И это действительно может произойти. Поэтому лучше не пытаться опережать мысли ребёнка и рассказывать ему то, что вы считаете нужным, а спокойно и тактично отвечать на его вопросы.

Если у самих взрослых нет страха смерти, то и общение с собственным ребёнком на эту тему проходит гладко.

Татьяна Рибер

Как помочь ребёнку понять смерть

В возрасте от 3 до 5 лет дети имеют весьма ограниченное понимание смерти. Хотя они знают, что сердце мёртвого человека больше не бьётся и что он не может ни слышать, ни говорить, им трудно понять, что смерть окончательна. Они думают, что это обратимо, что бабушка придёт к ним завтра.

Чтобы помочь им осознать, что такое смерть, обязательно скажите: когда человек умирает — это навсегда, он не вернётся. Чтобы облегчить грусть от расставания, расскажите малышу, что он всегда может вспомнить о хороших моментах, проведённых с умершим близким человеком.

Помогите ребёнку понять, что смерть является частью естественного цикла жизни. Можно начать с примеров, которые не так эмоционально окрашены (например, деревья, бабочки, птицы), терпеливо объясняя, что продолжительность жизни у всех разная.

Также скажите, что иногда живые существа настолько серьёзно болеют, что не могут оставаться в живых. Однако настаивайте на том, что люди и животные в большинстве случаев могут вылечиться и прожить до глубокой старости.

Дети сталкиваются со смертью довольно рано. Обычно раньше, чем взрослые понимают это, или когда у последних возникает идея поговорить о смерти. Дети видят мёртвых птиц и животных на дороге. В такие моменты родители закрывают глаза малышу и говорят, чтобы он не смотрел. А ведь раньше смерть и роды воспринимались как самые естественные процессы.

Татьяна Рибер

При объяснении концепции смерти избегайте использования таких слов, как «заснул» и «ушёл». Если вы скажете ребёнку, что дедушка уснул, малыш может начать бояться сна, опасаясь умереть. То же самое, если вы скажете ему, что дедушка ушёл. Ребёнок будет ждать его возвращения и беспокоиться, когда другие члены семьи будут собираться в реальное путешествие.

Не говорите ребёнку, что его бабушка умерла, просто потому, что она болела, — он может решить, будто она подхватила обычную простуду. У него может появиться страх смерти, даже если он просто простудится или кто-то из родных начнёт кашлять. Скажите ему правду, используя простые слова: «У бабушки был рак. Это очень серьёзная болезнь. Иногда людям удаётся вылечиться, но не всегда». Убедите ребёнка, что смерть не заразна.

Вещи и процессы необходимо называть своими именами, так как дети воспринимают информацию, исходящую от родителей, в прямом смысле. И чем младше ребёнок, тем более осторожными необходимо быть родителям с невинными шутками и словами, которые можно интерпретировать по-разному.

Татьяна Рибер

Дети и взрослые по-разному переживают горе. Каких реакций стоит ожидать, а какие должны вызвать беспокойство

Стадии действительно отличаются, и у детей они менее заметны. Психика ребёнка зачастую предпринимает бессознательные попытки защитить его от тяжёлых эмоций. Он будто переваривает информацию по кусочкам.

В целом это может выглядеть так, словно ребёнок ничего и не чувствует.

Некоторые родители замечают: «После нашего разговора он просто вернулся к игре, не задавая никаких вопросов». На самом деле ребёнок всё очень хорошо понял. Но ему нужно время для переваривания этой информации.

Это защитный механизм. Дети используют его больше, чем взрослые, потому что их психика более хрупкая. У них ещё недостаточно душевных сил, чтобы справиться со своими эмоциями, и энергия им нужна, в первую очередь, для роста и развития.

Нет необходимости повторять или проверять, понял ли ребёнок то, что вы ему сказали. Он сам вернётся к теме позже, в собственном темпе, и задаст все интересующие его вопросы, когда будет готов услышать ответы.

Некоторые дети могут обращаться с вопросами к посторонним людям, например к школьному учителю. Это объясняется тем, что человек, не испытывающий скорбь вместе со всеми, способен беспристрастно дать необходимую информацию, которой ребёнок может доверять. Часто дети возвращаются к этой теме в разговоре перед сном, так как он ассоциируется у них со смертью.

В течение месяца у ребёнка могут появляться признаки скрытой тревоги: проблемы с засыпанием, нежелание слушаться и нормально питаться. Но если эти симптомы сохраняются в течение более продолжительного времени, а вы замечаете, что ваш ребёнок стал более замкнутым и подавленным как в школе, так и дома, стоит обратить на это внимание и инициировать доверительную беседу.

Если вам самостоятельно не удаётся найти нужные слова и помочь ему справиться с беспокойством, обязательно проконсультируйтесь с детским психологом.

Как помочь ребёнку справиться с потерей близкого человека

Всё зависит от того, кто умер, при каких обстоятельствах и в каком возрасте находится ребёнок. Но в любом случае эмоциональное состояние родителей является важным фактором, который во многом влияет на реакцию ребёнка. Обнимите его, приласкайте, расскажите, почему вы расстроены.

Вы имеете право выражать грусть и оплакивать свою потерю. Это поможет ребёнку понять, что и он может проявлять свои эмоции.

Если вы чувствуете себя подавленными, сперва позаботьтесь о себе. Это также станет правильным примером для ребёнка и позволит ему осознать: если тебе плохо, ты должен быть внимателен к себе. К тому же это научит его обращаться за помощью в трудную минуту.

Матерям даже больше, чем отцам, свойственно полагать, что они должны нести эту эмоциональную ношу самостоятельно, управляться со всеми делами и всегда хорошо выглядеть. Но это невозможно. Если вы слишком переживаете, вы можете и должны принять помощь. Попросите о ней супруга, друзей, родственников.

Тем более ребёнок в такие моменты иногда задаёт вопросы, которые могут причинить вам ещё больше боли. Он это делает не из садистских побуждений, а потому, что моментально улавливает настроение родителя. Это может быть быть очень тяжело, поэтому на такие вопросы стоит отвечать человеку, который меньше подвержен переживаниям.

Вы не обязаны следовать правилам, которые, как вам кажется, существуют в обществе. Некоторые говорят, что ребёнку необходимо всё рассказать и показать. На самом деле это должно оставаться на усмотрение родителей. Вы должны быть уверены в том, что делаете, и доверять своей интуиции.

Иногда, наоборот, скрытие определённых вещей от ребёнка может оказаться неверным шагом. Если вы лжёте о причине своего плохого настроения, он не может понять, почему вы испытываете эти эмоции, и начнёт фантазировать такое, что вам никогда бы не пришло в голову. Он может, например, почувствовать себя виноватым в вашем расстройстве или начать бояться, что между родителями возник конфликт и они собираются разводиться.

https://www.youtube.com/watch?v=sUs7btQg1uE

Смерть — это всегда эмоционально напряжённое событие. Его не следует скрывать от ребёнка, но постарайтесь оградить его от сильных потрясений.

Стоит ли брать детей на похороны

Татьяна Рибер считает: если родители сами не боятся этого процесса и если ребёнок не сопротивляется, ответ, скорее, да. Сопровождение ребёнком семьи на кладбище зависит от отношения к смерти, принятого в его окружении. Дети в семьях, соблюдающих религиозные традиции, посещают похороны, подходят к гробу. На самом деле кладбище не место для прогулок с детьми. Но к умершим родственникам, если это традиция, брать детей можно.

Источник: https://lifehacker.ru/rebenok-smert-blizkix/

«Мама, а ты когда-нибудь умрешь?» — спрашивает меня четырехлетний сын. Весна, мы возвращаемся домой с прогулки. Пять минут назад мы болтали о пустяках и шутили. У нас в семье никто не умирал, да что там, никто даже не болеет. И тут – такой вопрос, как снег на голову.

Я начинаю неуверенно рассуждать о том, что все рано или поздно умирают, но перед этим можно прожить долгую и счастливую жизнь. «А ты? Разве ты тоже умрешь?» Собравшись с духом, я отвечаю: «Да, когда-нибудь это случится». Мой мальчик начинает горько плакать. Я утешаю его, пытаюсь отвлечь, но все напрасно. Моему ребенку нужен один ответ – нет, мама никогда не умрет. Что делать? Я уже и сама чуть не плачу.

Наконец, после получаса детских рыданий и уговоров, мы приходим к довольно шаткому компромиссу – что когда-нибудь, в будущем, ученые, может быть, изобретут таблетки бессмертия. Сын постепенно успокаивается, но я понимаю – это только начало.

«С трех до пяти лет у большинства детей возникают вопросы, связанные со смертью, – объясняет детский психолог, сотрудник отделения детской паллиативной помощи Софья Ржаницына.

– В этом возрасте ребенок начинает осознавать, что смерть – это нечто большее, чем просто разлука. Первая реакция ребенка острая – слезы, отрицание. Задача родителя прежде всего – сохранить спокойствие самому.

Дети всегда настроены на чувства родителей; если мама будет смущаться или пугаться, ребенок тоже почувствует недосказанность и тревогу».

Вопрос – ответ

Вопрос – ответ

Как правильно отвечать на детские вопросы, связанные со смертью? Конечно, ответ будет зависеть от мировоззрения и вероисповедания родителей. Но есть несколько универсальных правил:

  • Ответ должен быть максимально простым. Не стоит перегружать ребенка информацией, к которой он не готов. Отвечайте непосредственно на поставленный вопрос. Например, если ребенок, интересуясь историей семьи, спрашивает, где его прадедушка, ответ будет – он умер. Если дальнейших расспросов не последует, остановитесь на этом. Помните: ребенок задает только те вопросы, на которые готов услышать ответ.
  • Будьте аккуратны со сравнениями и метафорами. Не стоит, например, говорить про умершего человека, что он уснул – у ребенка может сформироваться страх перед засыпанием. Часто употребляемое в отношении умерших слово «ушел» тоже лучше не использовать: ребенок мыслит конкретно. Представляете, что он почувствует, когда, собираясь в магазин, вы предупредите его, что уходите? Не акцентируйте внимание на болезни, предшествующей смерти: если у ребенка сформируется ассоциативная цепочка «болезнь кончается смертью», он будет тревожиться из-за любой простуды.
  • «Мама, и ты умрешь? И я умру?» — на этот вопрос нужно мягко, но твердо ответить – да. Проследите с ребенком весь жизненный путь человека. Расскажите, что, скорее всего, мама умрет не сейчас, а в старости, и до этого ребенок успеет вырасти, закончить школу, найти интересную работу и завести собственных детей.
  • Будьте терпеливы – такие вопросы будут возникать у ребенка снова и снова. Вам необходимо будет проговаривать: наша жизнь устроена по определенным правилам, каждый человек рождается, живет и умирает, при этом от рождения до смерти, как правило, проходит много времени.
  • На досуге почитайте вместе с ребенком книги о разных культурах и религиях. Расскажите ему о том, что у некоторых народов смерть принято воспринимать не как трагедию, а как радостную встречу человека с Богом; кто-то верит в бесконечные перерождения, а в Мексике, например, и вовсе отмечают День мертвых красочным карнавалом.

«Осознание конечности и неотвратимости смерти – необходимый этап взросления ребенка, – комментирует Софья Ржаницына. – Если ребенок не проживет этот этап в детстве, это обязательно аукнется в более зрелом возрасте, и тогда справиться с этим будет сложнее».

Когда горе пришло в семью

Когда горе пришло в семью

Выше мы говорили о ситуациях, когда ребенок спрашивает о смерти гипотетически. А что делать, если горе пришло в семью – умирает или уже умер близкий родственник?

Во многих странах распространен ритуал прощания с умирающим. И взрослые, и дети получают возможность сказать уходящему все самое важное, и пережить потерю становится легче. Однако такой ритуал возможен, только если и родственники, и сам человек готовы признать, что уход неизбежен.

После смерти близкого родители сталкиваются с дилеммой: брать ли ребенка на похороны? Однозначного ответа на этот вопрос нет: все зависит от психологического состояния взрослых. Важно понимать, что ребенок на похоронах потребует от них дополнительных сил: он будет задавать вопросы, и нужно будет отвлечься от собственных эмоций.

Кроме того, дети во время похорон могут вести себя не так, как ожидают взрослые: не горевать, а громко комментировать происходящее или вовсе заскучать и проситься поиграть.

Лучший вариант, если ребенка на церемонии прощания будет сопровождать человек, эмоционально меньше других вовлеченный в общее горе: дальний родственник или друг. Такой человек сможет терпеливо рассказывать обо всем и, если нужно, покинуть с ребенком церемонию раньше времени.

Если родители решили не водить ребенка на похороны, то в любом случае необходимо устроить ребенку ритуал прощания с умершим: через какое- то время привести ребенка на кладбище или, например, поставить в церкви свечку.

«Процедура прощания обеспечивает законченность этого процесса – умирания, — говорит Софья Ржаницына. – Если не поставить точку, у ребенка возникнет тревожное ощущение недосказанности, он потеряет опору. Неправильно скрывать от ребенка смерть родственника. Ребенок видит, что происходит вокруг.

Он знает, например, что любимая бабушка долго болела, а теперь мама и папа ходят печальные, но ничего не говорят.

В итоге возникают неврозы с далеко идущими последствиями: возможно, в будущем такой ребенок будет бояться заводить длительные отношения – вдруг близкий человек внезапно исчезнет навсегда?Конечно, когда ребенок узнает о смерти близкого родственника, он плачет и тоскует. Но слезы помогают пережить горе, смягчают его».

Ребенку сложно признать, что умершего человека больше нет рядом. Важно объяснить, что ушедший все равно остается в нашем сердце и воспоминаниях.

Для этого можно завести, например, «шкатулку памяти»: сложить в коробочку памятные вещи, которые связывали ребенка и умершего человека – открытки, игрушки, фотографии. Пусть эта шкатулка принадлежит только ребенку, и когда он почувствует тоску по ушедшему – откроет ее, и, перебирая вещички, вспоминает о близком. И со временем на смену горю и тоске придет светлая печаль, а дорогие воспоминания ребенок пронесет с собой через всю жизнь.

Что почитать? Пернилла Стальфельт, «Книга о смерти» Шведская писательница рассуждает о том, что смерть неизбежна. Но это получается у нее легко, доступно и совсем не грустно.

Что посмотреть – мультфильм «Тайна Коко», Disney О мексиканском празднике – Дне мертвых, совсем нестрашных приключениях мальчика в потустороннем мире и о том, как важно не забывать умерших и чувствовать связь со своей семьей.

Надежда Фетисова

Источник: https://eva.ru/relationship/parents-and-children/read--vse-umrut-a-ya-ostanus---kak-govorit-s-rebenkom-o-smerti-53434.htm

Как говорить с ребенком о смерти?

Как говорить с ребенком о смерти?

Чаще всего дети начинают интересоваться этой темой, когда умирает кто-то в семье. Вопросы ребенка и ваши ответы на них зависят от возраста вашего сына или вашей дочери.

Двухлетние не отличают смерть от отсутствия, и потому в их вопросах доминирует не страх смерти, а тревога из-за разлуки.

К трем-четырем годам ребенок уже связывает смерть с неодушевленностью: жить — значит двигаться, быть мертвым — значит лежать, не шевелясь.

В этом возрасте дети верят, что смерть обратима, и в играх не делают различия между убитыми и ранеными: убитых они отправляют наравне с ранеными в больницу, где тех лечат и вылечивают!

На стадии эдипова комплекса у ребенка может возникнуть бессознательное желание смерти родителя-соперника, и, защищаясь от этого желания, он может проявлять по отношению к родителю-сопернику неумеренную нежность.

После пяти лет у ребенка появляется нравственное понимание смерти, причины которой он ищет в действиях «злых» или «плохих» людей.

А параллельно малыш выстраивает и рациональное представление о смерти: умирают старые или больные.

У детей часто наблюдается страх смерти, в особенности по отношению к близким людям: малыш боится, как бы чего не случилось с его родителями.

За боязнью трагедии с близкими легко обнаружить следы младенческих тревог, связанных с разлукой. Теперь тревоги эти возрождаются в связи с печальными событиями в семье (такими, например, как смерть дедушки) или, если это страх за родителей, с амбивалентными чувствами, пробужденными эдиповым комплексом.

Дети шести-семи лет охотно играют «в смерть». Поскольку они начинают уже осознавать реальность смерти, ее необратимость, это может выразиться в тревожности или в нарушениях сна ✓ после кончины близкого. Первые мысли о том, что бывает после смерти, также возникают в этом возрасте.

Сынишка спрашивает, что с нами будет, когда мы умрем

Сынишка спрашивает, что с нами будет, когда мы умрем

Ваши ответы зависят от того, во что вы верите, но в принципе не надо ведь быть верующим, чтобы сказать малышу: те, кого мы любим, и после смерти навсегда остаются в нашем сердце. Умершие оставляют воспоминания о себе, можно думать о них, можно рассматривать их фотографии

В вашем семейном альбоме есть снимки людей, которых ваш ребенок не знает, но о которых вы можете с ним поговорить.

Самым маленьким

  • не требуются детали, так что вы совершенно не обязаны рассказывать им о разложении тела.
  • Представления о смерти пятилетних детей могут опираться на культурные архетипы — скелеты (Хеллоуин) и мумии. Эти представления могут стать источником мучительных для ребенка вопросов, но иногда говорить с ним о смерти, опираясь на вышеупомянутые сюжеты, куда легче.
  • Никаких иносказаний и метафор, когда вы говорите с ребенком о смерти! Малыш всерьез относится к услышанному и воспринимает все, что говорится, буквально.
  • Если вы говорите ребенку: «Твой дедушка теперь на небе» — он захочет там дедушку разглядеть или станет искать его во время полета на самолете.
  • Не используйте таких двусмысленных слов, как «уход».

Страх смерти

Страх смерти

Самые мучительные вопросы — те, что ребенок задает, интересуясь вашей смертью или своей собственной: «А ты тоже умрешь, когда состаришься?», «Если я заболею, я умру?». Кончина бабушки или дедушки приводит к потере «преграды», защищавшей родных малышу людей от смерти.

Переживая вместе с родителями болезненную для них утрату, ребенок осознает, что его мама и папа тоже могут умереть.

В самый острый период эдипова комплекса фантазмы на тему смерти родителей особенно часты и упорны, и проявляются они в усиленной тревожности.

Мы без лишних сомнений говорим ребенку: твой дедушка умер, потому что был совсем старенький, — или: твой двоюродный дедушка заболел, но необязательно умрет, потому что больных можно вылечить

  • Надо использовать положительные примеры: вокруг вас, безусловно, есть чрезвычайно пожилые, но хорошо сохранившиеся люди, или люди, которых успешно лечат в больнице.
  • В разговоре с беспокоящимся за вас ребенком избегайте сухих, «правильных» ответов! Слова «Жизнь есть жизнь, все в конце концов умирают» ничуть его не успокоят.
  • Скажите ему, что вам еще много чего надо сделать в жизни, что вы не думаете о смерти, а наоборот — надеетесь понянчить внуков
  • Если страх смерти становится чересчур назойливым и это переходит в патологию необходима консультация специалиста.

Как говорить с малышом о самоубийстве

Как говорить с малышом о самоубийстве

Ребенку четырех-пяти лет очень трудно объяснить, что кому-то хочется умереть. Впрочем, нам ведь и между собой непросто говорить об этом, тем более что самоубийство в семье иногда пробуждает в близких чувство вины. А иногда близкие сердятся на покойного за его поступок.

  • Если ваш ребенок услышал, что окружающие его люди обсуждают чье-то самоубийство, надо, не вдаваясь в подробности, хоть что-нибудь сказать ему об этом.
  • Наличие в семье тайны заставит малыша переживать гораздо сильнее.

Случается, что дети, от которых пытаются скрыть семейную драму, при первом же конфликте с родителями грозят им самоубийством.

Мать и отец в таких случаях теряются: господи, да как такое может говорить совсем маленький ребенок! А дело просто в том, что малыш, заметив, что тема самоубийства вызывает у близких какую-то странную реакцию, решил использовать ее как средство добиться от них желаемого.

Укажите свой Email, чтобы получать информацию о свежих публикациях прямо на свой почтовый ящик. Вы можете отписаться в любое время

Источник: https://5psy.ru/roditeli-i-deti/kak-govorit-s-rebenkom-o-smerti.html

Как говорить с детьми о смерти?

Как говорить с детьми о смерти?

Обычно в возрасте 5-6 лет ребенок впервые осознает, что смерть – неизбежный факт биографии любого человека, а значит – и его самого.

Жизнь неизменно заканчивается смертью, мы все конечны, и это не может не беспокоить уже подросшего ребенка. Он начинает бояться, что умрет сам (уйдет в небытие, станет «никем»), умрут родители, и как же он останется без них?

Страх смерти также тесно связан со страхом нападения, темноты, ночных чудовищ, болезни, стихийных бедствий, огня, пожара, войны. Через подобные страхи в той или иной степени проходят практически все дети, это абсолютно нормально.

Страх смерти, кстати, чаще встречается у девочек, что связано с более заметным у них, в сравнении с мальчиками, инстинктом самосохранения. И наиболее выражен у впечатлительных, эмоционально чувствительных детей.

Что нужно сделать нам, родителям, в первую очередь – так это самим разобраться в своем отношении к теме жизни и смерти. Определите для себя, во что вы верите сами?Что, по-вашему, происходит или не происходит с человеком после смерти (ребенку лучше объяснить разницу между телом и душой: тело хоронят в земле или сжигают, а душа ). Расскажите о своем представлении, будьте спокойны, кратки и искренни.

Не обманывайте

Не обманывайте

Разговаривайте простым, понятным языком (говорите «люди умирают» вместо «мы засыпаем вечным сном» / «отходим в мир иной»).

Отвечайте только на заданные вопросы. Если вы не знаете, что ответить, так и скажите: «у меня пока нет ответа, но я подумаю».

«Мама (папа), ты умрешь? И я тоже умру?»

«Мама (папа), ты умрешь? И я тоже умру?»

Здесь лучше делать акцент на том, что люди умирают в глубокой старости, и прежде чем она наступит, произойдет много-много разных, интересных и важных событий: «ты вырастешь, научишься (дальше можно перечислить многочисленные навыки, которые освоит ребенок – кататься на коньках и роликах, печь вкусное печенье, сочинять стихи, организовывать вечеринки), закончишь в школу, поступишь в институт, у тебя будет своя семья, дети, друзья, свое дело, твои дети тоже вырастут и выучатся, будут работать Люди умирают, когда их жизнь заканчивается. А твоя жизнь только начинается».

О себе можно сказать: «я собираюсь жить долго-долго, вот завтра я хочу сделать то-то и то-то, через месяц – то-то и то-то, а через год планирую , а через 10 лет мечтаю »

Если ребенок уже знает о том, что люди умирают и в молодом возрасте тоже, надо признать, что такое действительно случается, в любом явлении есть исключения, но большинство людей все же доживает до глубоких морщин.

Страх смерти может отразиться в ночных кошмарах, лишний раз подчеркивая лежащий в его основе инстинкт самосохранения. Здесь нужно помнить о том, что страхи очень не любят, когда о них рассказывают, проговаривают вслух вновь и вновь, поэтому надо не дрожать от страха под одеялом, а делиться тем, что пугает, с родителями.

В процессе рисования страхи могут вновь ожить, заостриться. Считается, что бояться этого не стоит, поскольку оживление страхов — одно из условий их полного устранения. (Важно: по этическим соображениям нельзя просить ребенка изобразить на рисунке страх смерти родителей).

Отлично прорабатываются страхи на сеансах песочной терапии.

И да, лучшая стратегия для родителей при возникновении детских страхов – не драматизировать, не создавать ажиотажа, успокаивать («я рядом, я с тобой, ты под моей защитой»), ласкать-целовать-обнимать, быть эмоционально отзывчивыми, давать поддержку, любовь, признание, а самим – быть стабильными, спокойными и уверенными в себе, собственные страхи – прорабатывать, а не транслировать их детям.

Если кто-то умер из близких? (инструкция по В. Сидоровой)

Если кто-то умер из близких? (инструкция по В. Сидоровой)

Нельзя утаивать смерть.

Сообщить ребенку должен самый близкий взрослый, тот, кого ребенок хорошо знает и кому он доверяет.

Начинать разговор надо в тот момент, когда ребенок сыт, не устал, не взбудоражен. Не в детской!

Во время разговора нужно держать себя в руках, можно заплакать, но нельзя разрыдаться и погрузиться в собственные чувства. Фокус внимания – на ребенке.

Желателен телесный контакт и контакт глаза в глаза.

Реакция ребенка может быть разной, иногда очень неожиданной, примите ее такой, какая она есть. Если заплакал – обнимите, покачайте на руках, тихо и ласково утешьте. Если убежал – не бегите вслед. Зайдите к нему через 15-20 минут и посмотрите, чем занят. Если ничем – сядьте молча рядом.

Потом можно рассказать, что будет завтра-послезавтра. Если играет, присоединитесь к игре и играйте по его правилам. Если хочет побыть один – оставьте его одного. Если бесится – усильте эту активность. Когда выдохнется, сядьте рядом и расскажите о будущем.

Не бойтесь детской истерики, скорее всего, ее не будет.

Приготовьте ему на ужин его любимую еду (но без особых пиршеств). Проведите с ребенком побольше времени. Укладывая спать, спросите, не хочет ли он оставить свет? Или может быть, вам посидеть с ним, почитать, рассказать ему сказку?

Если в эту или последующую ночь ребенок будет видеть страшные сны, просыпаться и прибегать, то в первую ночь, если он просит, можно разрешить ему остаться в вашей постели (но только если он сам просит, не предлагайте). В остальных случаях следует отправить его обратно в свою кровать и сидеть с ним рядом, пока он не заснет.

Не избегайте с ребенком разговоров о смерти или его переживаниях, не ограничивайте в выборе книг или мультфильмов, в которых, по вашему мнению, могут быть сцены, напоминающие ему о горе.

Важно вносить как можно меньше изменений в его привычный образ жизни. Вокруг ребенка должны быть те же люди, игрушки, книжки. Рассказывайте ему ежевечерне о ваших планах на завтра, составляйте расписания, намечайте и – что очень важно! – выполняйте мероприятия. Делайте все, чтобы создать ребенку ощущение, что мир стабилен и предсказуем, даже если в нем нет близкого человека. Обедайте, ужинайте и ходите на прогулки в то же время, в какое ребенок привык делать это до потери.

Капризы, раздражение, агрессия, апатия, плаксивость, возбужденность или несвойственная замкнутость, игры на тему жизни и смерти, агрессивные игры в течение 2 месяцев – норма.

Если характер игр, рисунков, взаимодействия с предметами и другими детьми не возвращается за 8 недель к той норме, что была до потери, если по прошествии этого времени ребенка продолжают мучить кошмары, он мочит постель, начал сосать палец, стал раскачиваться, сидя на стуле или стоя, крутить волосы или подолгу бегать на цыпочках – ему нужно на прием к психологу.

Присутствовать ли ребенку на похоронах?

Присутствовать ли ребенку на похоронах?

Этот вопрос решается индивидуально. Можно спросить самого ребенка (спросить надо 2 раза), хочет ли он поехать на кладбище. Если нет – остается дома. Если да, то в таком случае во время похорон рядом с ребенком должен быть близко знакомый взрослый, который будет сохранять с ним физический контакт и отвечать на все вопросы, т.е. посвятит себя только ему.

Если умер домашний питомец

Если умер домашний питомец

Его можно похоронить всей семьей, на могилу положить цветы. Похороны – это ритуал прощания, который помогает нам выстроить границу между жизнью и смертью.

Скажите ребенку, чтобы он не стеснялся своих чувств, что оплакивать, горевать по умершему любимому существу, будь то человек или питомец – абсолютно нормально и естественно, и нужно время, чтобы пережить потерю, когда острая тоска сменяется светлой печалью и происходит примирение с жизнью, в которой любимого существа больше нет, но есть его образ в памяти и сердцах тех, кому он был дорог.

Литература (для детей):

Тут и сказочке конец: как разговаривать с ребенком о смерти

как говорить с ребенком о смерти

Ростовский областной суд отказался удовлетворить жалобу воспитательницы детского сада на увольнение.

В феврале Алла Елпашева лишилась работы за «психическое насилие» над детьми: читая сказку «Конек-Горбунок», она по просьбе ребенка объяснила, что значит «на кол посадить».

Группа была особенная, коррекционная — у одного из малышей начались истерики, появился навязчивый страх смерти. Как же говорить с ребенком о смерти, чтобы его не напугать, о чем должны знать родители и педагоги — читайте в материале «Известий».

Ее конек — не Горбунок

Таганрогский детский сад № 43. 13 малышей группы с нарушениями опорно-двигательного аппарата, «с неустойчивым эмоциональным фоном психостатуса» (формулировка из определения суда), слушают сказку «Конек-Горбунок» из уст Аллы Елпашевой. После фразы:

«Где-нибудь, хоть под водой,

Посажу тебя я на кол.

Вон, холоп!» Иван заплакал»

кто-то спросил — а что значит «посадить на кол»?

«Представьте, как кол пройдет через всё тело, что происходит с человеком, которого садили на остро заточенный кол и он умирал, потому что кол медленно глубоко протыкал все внутренние органы и добирался до головы», — приводят местные СМИ реплику воспитательницы из докладной заместителя заведующего детским садом.

Дети представили. Один малыш так впечатлился, что отказался ходить в детский сад. В психологическом заключении отмечается, что у ребенка начались истерики, резкая смена настроения, появился навязчивый страх смерти.

Аллу Елпашеву уволили, но женщина попыталась доказать свою невиновность через суд — объясняла, что умысла не было, как и психического насилия с ее стороны над детьми, она выполняла свои обязанности. Суд аргументы не принял.

«Воспитатель управляет процессом обучения, именно от него зависит ход обсуждения любого произведения.

Возможно, следовало более абстрактно объяснить значение выражения как один из видов наказаний, увести разговор в другую сторону, не вдаваясь в такие подробности, учитывая впечатлительность детей, — говорит в беседе с «Известиями» руководитель детского сада в подмосковном Нахабино Ольга Андрющенко.

— В сказках в 90% есть баланс между добром и злом, жизнью и смертью. Всегда можно выкрутиться и повернуть разговор в нужное русло. Смерть животного, человека — воспитатель старается донести смысл без лишних подробностей, учитывая возрастные особенности детей дошкольного возраста и не травмируя их психику».

Психолога, автора книг для родителей Юлию Василькину удивляет выбранный методистами репертуар со сценами средневековых пыток для группового чтения в детском саду. Если дома родители сами берут на себя ответственность ответить на все детские вопросы, учитывая особенности и текущее состояние малыша, то в групповом формате это почти невозможно.

«Воспитателей ставят в положение, когда они как-то должны ответить на вопрос любознательного ребенка и при этом нет ни одного хорошего варианта, — говорит «Известиям» эксперт. — Сказать: «Тебе мама дома объяснит» или «Кол — это такая палочка», не заметить вопрос?»

Академик, заслуженный учитель РФ Евгений Ямбург отмечает, что педагог оказалась в непростой ситуации и сложную фразу нужно было объяснить иначе, но и реакцию руководства детского сада считает неадекватной.

«Я думаю, очень скоро ни один нормальный человек не пойдет работать в детский сад, если каждый раз будут такие репрессии, преследования», — цитирует Евгения Ямбурга «РИА Новости».

Кстати, в этом году «Коньку-Горбунку» Петра Ершова исполняется 185 лет. В честь этого события затеяли #всемирныйфлешмоб: сказку читают на японском, сербском, армянском, даргинском, индонезийском языке и даже на хантыйском и ительменском языках. Кто знает, может при переводе «кол» пропадет.

Прививка от зверства

«У нас ключевая тема всей литературы — тема жизни и смерти. Мы этой темы избежать не можем. Мало того и не нужно, потому что не будешь ценить жизнь, если не узнаешь смерть, — говорит «Известиям» учитель русского языка и литературы, член совета межрегионального профсоюза работников образования «Учитель» Анна Инютина.

— Не надо акцентировать внимание на каких-то варварствах — само собой, натурализм детям младшего возраста не нужен, но избежать этой темы невозможно. Ребенок должен понимать, что смерть есть, а жизнь надо ценить. В старших классах, уже в 7-м классе, читают «Тараса Бульбу» со всеми зверствами, затем «Войну и мир», «Тихий Дон» с таким страшным военным натурализмом.

Дети должны это знать, это прививка от зверства — человек переживает этот ужас, и он не хочет видеть его в жизни. Это нормально, это воспитание чувств. Естественно, с учетом возраста детей, но программа это учитывает».

Тема смерти — одна из самых трудных для разговора с детьми, и в разном возрасте отношение к ней разное. Психологи отмечают, что, отвечая на вопрос о смерти, нужно учитывать возраст и состояние ребенка.

Для детей от 2 до 5 лет смерть — это что-то временное, абстрактное и обратимое, как в сказке: поцеловал принц спящую красавицу, и она ожила.

С 5 до 9 лет приходит осознание, что всё рано или поздно заканчивается и продолжения не будет, формируются визуальные образы, снятся сны со смертельными ассоциациями, появляется страх смерти. После 9 лет ребенок понимает, что смерть необратима и его жизнь тоже закончится.

«Если ребенок спрашивает о том, умрет ли мама, папа, брат, то важно честно сказать: «Да, все люди умирают. Но до смерти они проживают долгую и интересную жизнь, заводят семьи, путешествуют. Впереди жизнь, наполненная яркими и интересными событиями. Люди умирают, когда жизнь заканчивается, а твоя еще только началась», — говорит Ольга Андрющенко.

Специалисты отмечают, что важно отвечать прямо, честно и реагировать на вопрос спокойно, потому что ваш страх провоцирует страх ребенка. Так что сначала договоритесь с собой.

«Если для ребенка эта тема станет запретной, то его вопросы останутся без нужных ему ответов. Однако, если вопрос прозвучал в очереди в супермаркете, вы можете взять тайм-аут: «Я запомню твой вопрос, и мы поговорим об этом дома», — советует Юлия Василькина. — Отвечайте именно на тот вопрос, который задал ребенок. Пусть ваш ответ уложится в 2–3 несложные фразы. Если ему будет нужно, то он задаст новый вопрос (возможно, через некоторое время). Темы смерти обрабатываются очень неспешно».

«Давай откопаем собаку хоть на немного»

Мама 4-летнего Богдана рассказывает «Известиям», что сын не понимает, что значит «наша собака Ева умерла».

«Предлагает «сходить выкопать ее хотя бы ненадолго». Куда дедушка делся, тоже не объяснить. То ли так объясняем, то ли забывает» — теряется в догадках мама.

«Это порыв ребенка, привязанного к животному и не осознающего пока, что такое смерть. Можно объяснить, что тот, кто умер, не может ходить, дышать, есть и делать всё, что обычно», — советует психолог.

У ребенка с животными вообще незримая связь, потеря питомца воспринимается болезненно. Кому-то хочется побыть одному, у кого-то трагическая новость вызывает слезы и истерику.

«Важно принять любые эмоции ребенка и дать ему возможность прожить и пережить сложную ситуацию, — говорит Ольга Андрющенко. — Можно вместе похоронить животное, положить цветы на могилу — нужно выстроить границу между жизнью и смертью.

Разрешите ребенку оплакивать, горевать — это абсолютно нормальные эмоции в сложившейся ситуации. «Наш щенок умер». Пауза. Осмысление. «Его больше с нами нет и никогда не будет». Пауза. «Но его образ всегда останется в твоем сердце, ведь он был тебе так дорог.

Я знаю, как ты переживаешь, как тебе сложно и трудно принять это».

Табу на «спит вечным сном»

Объясняя ребенку смерть домашнего питомца, близкого человека, психологи просят, почти умоляют избегать вредных шаблонов. Забудьте про звезды на небе, к которым добавилась еще одна, и дальние походы в неведомые страны, откуда не возвращаются.

«Заснул вечным сном» может вызвать страх засыпания. «Ушел далеко-далеко» — у ребенка может появиться страх расставания («они уйдут и не вернутся») и злость на того, кто ушел, не попрощавшись. «Улетел на далекую звезду» усложнит разговоры о космосе и спровоцирует навязчивую тему «давай тоже полетим туда», — отмечает психолог Юлия Василькина.

Эксперт поясняет, что исследование темы смерти — необходимый этап, с которого ребенок учится осознавать ценность жизни. Ольга Андрющенко добавляет, что самое страшное для ребенка — «неназванные эмоции».

«Ему гораздо спокойнее, когда все его страхи «озвучены» родителями, когда мы прямо признаем, что случилось горе, а не рассказываем сказки о том, что бабушка ушла в магазин или переехала», — отмечает педагог.

«Однажды мы всем классом хоронили одноклассника — мальчик погиб. Все вместе это переживали. Я не думаю, что это надо проговаривать. Чем меньше пафосных слов, тем лучше. Лучше сделай что-то. Сделай хорошее в память, сделай хорошее родственникам. Никого не надо обвинять, задевать, попытаться как можно тоньше подойти к этой ситуации, — говорит Анна Инютина. — Я не говорю про животных — малыши и кошечек оплакивают, и собачек.

Они всегда проговаривают это, им важно поделиться и, конечно, ты должен разделить с ним боль утраты. Но говорить, что этого нет, махнуть рукой, «забудь и спи спокойно», закрыть на это глаза и создавать вокруг атмосферу сплошного оптимизма, радости и счастья Так нельзя. Потом удивляемся, почему дети не чувствуют чужую боль, почему они такие? Да потому. Это воспитание чувств. Чем больше переживает, тем лучше будет человек.

И боль в литературе тоже надо переживать, иначе какими мы вырастем?»

Источник: https://iz.ru/931259/elena-motrenko/tut-i-skazochke-konetc-kak-razgovarivat-s-rebenkom-o-smerti

Как разговаривать с умирающим ребенком о смерти

как говорить с ребенком о смерти

PsychologiesМать и дитя

Невозможно представить себе, какое горе переживают родители уходящего ребенка. Но как бы ни было тяжело, именно от них зависит, насколько комфортно будет ребенку в оставшееся время. И речь не только о нахождении лучшей паллиативной помощи в медицинском аспекте. Нужно найти в себе силы поговорить о самом страшном. Как построить этот разговор и что может поддержать родителей, рассказывает Алёна Кизино, руководитель психологического отдела Детского хосписа «Дом с маяком».

В суматошной жизни большого города мы редко задумываемся, что рядом с нами живут семьи, в которых прямо сейчас умирает неизлечимо больной ребенок. Нам невозможно представить, что происходит с родителями, которые переживают физические и душевные страдания любимого ребенка, угасающего день за днем.

Мы хотим сохранить иллюзию, что смерть где-то далеко и с нами, в нашей семье, этого никогда не произойдет. Но заболеть тяжелой неизлечимой болезнью можно в любом возрасте — в младенческом, детском, подростковом, зрелом. К сожалению, родительская любовь не может уберечь детей от столкновения с болезнью, приводящей к смерти.

Жизнь современной семьи вращается вокруг ребенка, ребенок — это центр внимания, забот, надежд всех членов семьи. Родители сфокусированы на его благополучии и успехах. Они гордятся им, хвастаются его достижениями, огорчаются неудачам и активно включаются в его жизнь.

Неизлечимая болезнь ребенка кардинально меняет родителей, их отношения друг с другом и с окружающими. Семья замыкается в своем горе, родители скрывают свои переживания от детей и друг от друга. Болезнь требует колоссальных эмоциональных и физических сил, чтобы лечить и поддерживать ребенка.

На себя, на поддержку близких не хватает ресурсов. Есть только одна цель — спасти любой ценой. И есть уверенность, что ребенку не надо знать, что с ним происходит, что не стоит думать о плохом, так как именно это плохое и случится. В ситуации шока у взрослых людей включается иррациональное магическое мышление, появляется склонность к ритуальности, вере в счастливые числа и тому подобное.

Родителям страшно говорить о болезни ребенка, о прогнозах и перспективах. Думать о том, что они будут делать, если все пойдет не так, как хотелось бы, и болезнь начнет прогрессировать. Тогда появляются вопросы.

Есть ли у нас возможность говорить на эту тему друг с другом? Можем ли мы обсуждать с близкими, как поступить в случае тяжелой болезни или смерти? Нужно ли ребенку знать правду о его заболевании и прогнозах? Важно ли начать разговор о том, что болезнь не остановить, что впереди осталось не так много времени, как всем хотелось бы?

Может ли подросток решать, остаться ему в больнице или уехать домой? А если домой, то как будет выстроена жизнь там, а не в больнице: чем наполнять время, исполнять ли мечты?

И наконец, нужно ли с неизлечимо больным ребенком говорить о смерти?

Как мы говорим о смерти?

В нашей культуре не принято говорить о многих темах. Родители редко говорят с детьми о своих чувствах, еще реже спрашивают о чувствах своего ребенка. Не говорят о взрослении и о тех сложностях, которые настигают ребенка в подростковом возрасте. И практически никогда мы не говорим на тему болезни и смерти.

Мы считаем, что не хотим расстраивать ребенка, сталкивая с действительностью, но чаще всего, не умея поддерживать самих себя в сильных чувствах, боимся, что не сможем поддержать и ребенка. Страх перед сильными переживаниями ребенка, страх перед своей беспомощностью и огромное чувство вины не дают родителям возможности быть честными и откровенными со своими детьми.

Часто мы не умеем обсуждать сложные жизненные темы, не погружаясь в пучину бесконтрольной тревоги и страхов. Тема смерти табуирована в обществе.

Почему сегодня мы воспринимаем смерть как проигрыш, а не как естественную часть жизни? Один из ответов такой: общество нацелено на успех и молодость, а старость и болезнь воспринимаются как неудача.

Кроме того, часто у взрослых людей, которые сами давно уже стали родителями, нет личного опыта взаимодействия со смертью.

Как мы можем рассказать ребенку, что такое смерть? Известный психолог, создатель экзистенциальной психотерапии Ирвин Ялом говорил о том, что «наше отношение к смерти влияет на нашу жизнь и психологическое развитие, на то, в чем и как мы теряем уверенность и силу.

Жизнь и смерть взаимозависимы; они существуют одновременно, а не последовательно; смерть, непрерывно проникая в пределы жизни, оказывает огромное воздействие на наш опыт и поведение».

Невозможно, сталкиваясь с тяжелой болезнью ребенка, не думать о том, что она может привести к смерти. Но осознание смертности обостряет чувство жизни, ценности отношений, проявления любви. Уходит мишура, мелочность, многое становится неважным, открывается подлинность жизни.

Нужно ли начинать разговор с ребенком о его состоянии?

Тут не может быть готовых правильных решений, нет алгоритмов, четких инструкций. Каждая семья уникальна и сама для себя принимает решение, насколько они могут быть откровенными и честными друг с другом, с ребенком.

Откровенность принесет больше пользы или вреда? На этот вопрос каждый родитель отвечает себе сам. Каким-то детям важно знать и контролировать то, что с ними происходит. У кого-то информация о его состоянии вызывает дополнительную тревогу и лишнее беспокойство.

Источник: https://kiozk.ru/article/kak-razgovarivat-s-umirausim-rebenkom-o-smerti

Как говорить с ребенком о смерти – bit.ua

как говорить с ребенком о смерти

Обычно люди не любят разговаривать о смерти – ни о своей потенциальной, ни о чужой, ни о какой-либо абстрактной. С ребенком о таком говорить вдвойне неловко – и все-таки этого требуют как минимум две ситуации.

Первая – когда в близком окружении ребенка (чаще всего – в семье) случается утрата.

Второй случай, который буквально вынуждает разговаривать о смерти, сам по себе намного проще: маленький человек из любопытства решает «помучить» дорогого взрослого вопросами о загробном мире, о причинах умирания или даже о физиологических особенностях процесса.

Совместно с Анной Кушнерук, PhD по психоанализу, мне удалось составить набор советов взрослым для обеих ситуаций: и когда в семье случается утрата, и для разговоров с ребенком о смерти вне трагичного контекста. Раз уж вторая ситуация намного проще, давайте с нее и начнем.

Что и как рассказать о смерти, если ребенку просто любопытно

Неожиданный, хотя и лежащий на ладони, инструмент для разговоров о смерти предлагают ученые из США.

Группа исследователей под руководством профессорки Келли Тензек проанализировала мультфильмы, выпущенные на студиях Disney и Pixar, и пришла к выводу, что главные герои этих мультиков умирают вдвое чаще, чем главные герои фильмов, рассчитанных на взрослых.

Гибель персонажей в этих анимациях помогает детям прояснить для себя трудные аспекты смерти – например, увидеть, какова реакция окружения на смерть, как справляться с утратой и так далее (Тензек рассказывает об этом в интервью для Daily Mail). Получается, что истории про Бемби или Симбу могут послужить мягким началом непростого разговора.

Что еще можно посоветовать тем, кому посчастливилось столкнуться с очень любопытным ребенком?

Отвечать со спокойным лицом и нежностью. Ваш основной посыл ребенку примерно следующий: да, смерть немного пугает и детей, и взрослых, но, к счастью, в мире больше хорошего. Меня в детстве в ответ на череду вопросов пожурили, что я пристала со своими «мрачными темами» – это не лучшая стратегия. «Мрачные темы» ведь в детской голове остаются.

Не использовать по возможности эвфемизмы. Если сказать, что «дядя уснул», ребенок может начать бояться засыпать – это без шуток. Немного удаляясь от темы смерти: упрощать лексикон – это сейчас хороший педагогический тон. Если своими именами называть «смерть», «вагину» и прочие по какой-то причине неловкие вещи, то ребенок будет знать, какие у окружающего мира названия, и сумеет понятно и четко выражать свои тревоги и просить о помощи.

Говорить правду, но отвечать именно на тот вопрос, который вам задали. На разной стадии развития человек готов к восприятию разной информации – чем старше ребенок, тем более сложные ответы ему нужны.

Непросто наперед понять, на каком этапе своих объяснений остановиться, поэтому хорошее решение – дать, например, 6-летнему ребенку максимально простой ответ одним или парой предложений и потом задать вопрос «Тебе все понятно или есть вопросы?».

Маленький человек таким образом сам подскажет, какая порция информации ему нужна.

Осторожно с сарказмом! Мелани Гленрайт еще 10 лет назад доказала, что дети с большим трудом воспринимают шутки такого рода.

Более-менее различать сказанное всерьез и сарказм человек начинает (но еще не вполне умеет!) в 6 лет, а смешными такие фразы ему начинают казаться примерно с 10-ти. До этого возраста шуточка «Да, конечно, мы все прям щас умрём» не закончится так, как бы хотелось.

Анна Кушнерук, давая для bit.ua, подчеркнула: говоря о смерти, важно говорить максимально просто, избегая мистицизма и общих слов.

Наконец, обращайте внимание на то, какие люди ребенка окружают, давая ответы о смерти.  Вы же не планировали заострять внимание на том, что «курящие умирают раньше», если бабушка ребенка обильно курит?

Grandma is dead: как говорить об утрате

Ситуация невероятно сложная: с одной стороны, когда тебе мало лет, к смерти близкого человека никак нельзя быть готовым; с другой – взрослые и сами не в силах все время думать о состоянии ребенка, ведь утрата настигает каждого в семье. Вот пять советов, которые могут помочь.

1. Смерть близкого человека – невыносимое потрясение, сколько бы лет нам ни было и через что бы мы ни проходили ранее в жизни. Для ребенка ситуация усложняется тем, что, скорее всего, раньше с ним такое не происходило.

Его шокирует, что близкий человек исчез, говорит Анна Кушнерук.

Она подчеркивает: «Крайне важно дать ребенку (независимо от верований и убеждений) возможность верить в то, что близкий ему уходит в другое пространство: на небеса, в воспоминания, продолжает жить в нас, в наших чувствах».

2. Если плачется – плачьте. Слезы – это естественный способ пережить свое горе – и хорошо, если ребенок понимает, что в нем нет ничего стыдного. По словам Кушнерук, «нет смысла притворяться при ребенке, что вы не горюете и что это “все ок”.

Важно смочь говорить о том, что оплакивать и скучать – нормально».

Несмотря на то, что приближающиеся похороны переворачивают привычный ритм жизни с ног на голову, для поддержания какого-никакого равновесия «важно сохранять свои ритуалы, укладывать спать, читать книжку, готовить», подчеркивает психолог.

3. Если на вас лежит бремя рассказать ребенку, что кто-то ушел из жизни, позаботьтесь о максимально укромном месте для такого разговора. «Многие от потрясения чуть ли не через школьную медсестру спешат передать известие о смерти.

Важно, присев рядом, глядя мягко в глаза, сказать: вам сложно будет об этом рассказать, и вы знаете, что это будет сложно, но как с близким человеком вы должны поделиться вестью о том, что (некто) покинул этот мир.

Вам предстоит проводить его в последний путь и быть честными и сильными».

4. Нервная система ребенка работает совсем не так, как у взрослых. Не нужно требовать понятную именно вам, «приличную» реакцию на трагедию, говорит Анна. Как больно бы ни было смотреть на детские страдания, не стоит пробовать отвлекать ребенка от грустных мыслей: «это не даст возможности психическому аппарату отреагировать горе, и он будет жить этой работой мучительно долго». То, что ребенок чувствует, предстоит буквально выдержать.

5. Отводить или не отводить ребенка на похороны? Если уж ему известно о смерти близкого человека, психолог советует не изолировать ребенка от возможности проводить родственника или друга в последний путь. «Просите помогать в организационных моментах тоже. Расскажите, как обычно происходят похороны и что означают какие-то из традиций. Избегайте мистицизма и общих слов».

Вместо итога: стоит ли вообще с ребенком затрагивать тему смерти?

Зачастую в глазах взрослого ребенок – невинный и счастливый «человечек», не знающий забот и горечи мира. Это одна из причин, по которой у взрослого втройне усиливается соблазн скрыть от него эти самые горькие моменты жизни. Зачем преждевременно беспокоить невинную голову?

Смерть, хотим мы этого или нет, уже присутствует в жизни ребенка. Со скалы срывается Муфаса в мультике про Короля Льва, погибают на корабле родители Анны и Эльзы, гибнут тысячами в ходе битвы казаки на книжных страницах, любимая (уже реальная) рыбка из аквариума попадает в унитаз.

«Смерть – это часть жизни, это величайшая часть любой культуры. Мы не можем и не должны изолировать ребенка от феномена смерти, столкновение неизбежно, – объясняет Анна Кушнерук. – От зрелости и духовности взрослого зависит его возможность говорить об отношении к смерти с ребенком.

Пока не найдены слова, выражающие нашу любовь, боль, счастье, разочарование, горевание и печаль, мы не способны полноценно (осознанно и стадийно) переживать свою утрату. А это необходимо для того, чтобы оставаться эмоционально неуплощёнными. Умирают герои в рассказах, фильмах, домашние животные, знакомые люди, родные.

Все это является основанием, чтобы поднимать тему того, как ценно время на земле и что уход из жизни – это не исчезновение».

#bit.ua

Читайте нас у
Telegram

Источник: https://bit.ua/2018/04/kak-govorit-s-rebenkom-o-smerti/

Как говорить с ребенком о смерти? — РЕБЁНОК.RU — медиаплатформа МирТесен

Чаще всего дети начинают интересоваться этой темой, когда умирает кто-то в семье. Вопросы ребенка и ваши ответы на них зависят от возраста вашего сына или вашей дочери.

Двухлетние не отличают смерть от отсутствия, и потому в их вопросах доминирует не страх смерти, а тревога из-за разлуки.

К трем-четырем годам ребенок уже связывает смерть с неодушевленностью: жить — значит двигаться, быть мертвым — значит лежать, не шевелясь.

В этом возрасте дети верят, что смерть обратима, и в играх не делают различия между убитыми и ранеными: убитых они отправляют наравне с ранеными в больницу, где тех лечат и вылечивают!

На стадии эдипова комплекса у ребенка может возникнуть бессознательное желание смерти родителя-соперника, и, защищаясь от этого желания, он может проявлять по отношению к родителю-сопернику неумеренную нежность.

После пяти лет у ребенка появляется нравственное понимание смерти, причины которой он ищет в действиях «злых» или «плохих» людей.

А параллельно малыш выстраивает и рациональное представление о смерти: умирают старые или больные.

У детей часто наблюдается страх смерти, в особенности по отношению к близким людям: малыш боится, как бы чего не случилось с его родителями.

За боязнью трагедии с близкими легко обнаружить следы младенческих тревог, связанных с разлукой. Теперь тревоги эти возрождаются в связи с печальными событиями в семье (такими, например, как смерть дедушки) или, если это страх за родителей, с амбивалентными чувствами, пробужденными эдиповым комплексом.

Дети шести-семи лет охотно играют «в смерть». Поскольку они начинают уже осознавать реальность смерти, ее необратимость, это может выразиться в тревожности или в нарушениях сна ✓ после кончины близкого. Первые мысли о том, что бывает после смерти, также возникают в этом возрасте.

Сынишка спрашивает, что с нами будет, когда мы умрем

Ваши ответы зависят от того, во что вы верите, но в принципе не надо ведь быть верующим, чтобы сказать малышу: те, кого мы любим, и после смерти навсегда остаются в нашем сердце. Умершие оставляют воспоминания о себе, можно думать о них, можно рассматривать их фотографии

В вашем семейном альбоме есть снимки людей, которых ваш ребенок не знает, но о которых вы можете с ним поговорить.

Самым маленьким

  • не требуются детали, так что вы совершенно не обязаны рассказывать им о разложении тела.
  • Представления о смерти пятилетних детей могут опираться на культурные архетипы — скелеты (Хеллоуин) и мумии. Эти представления могут стать источником мучительных для ребенка вопросов, но иногда говорить с ним о смерти, опираясь на вышеупомянутые сюжеты, куда легче.
  • Никаких иносказаний и метафор, когда вы говорите с ребенком о смерти! Малыш всерьез относится к услышанному и воспринимает все, что говорится, буквально.
  • Если вы говорите ребенку: «Твой дедушка теперь на небе» — он захочет там дедушку разглядеть или станет искать его во время полета на самолете.
  • Не используйте таких двусмысленных слов, как «уход».

Страх смерти

Самые мучительные вопросы — те, что ребенок задает, интересуясь вашей смертью или своей собственной: «А ты тоже умрешь, когда состаришься?», «Если я заболею, я умру?». Кончина бабушки или дедушки приводит к потере «преграды», защищавшей родных малышу людей от смерти.

Переживая вместе с родителями болезненную для них утрату, ребенок осознает, что его мама и папа тоже могут умереть.

В самый острый период эдипова комплекса фантазмы на тему смерти родителей особенно часты и упорны, и проявляются они в усиленной тревожности.

Мы без лишних сомнений говорим ребенку: твой дедушка умер, потому что был совсем старенький, — или: твой двоюродный дедушка заболел, но необязательно умрет, потому что больных можно вылечить

  • Надо использовать положительные примеры: вокруг вас, безусловно, есть чрезвычайно пожилые, но хорошо сохранившиеся люди, или люди, которых успешно лечат в больнице.
  • В разговоре с беспокоящимся за вас ребенком избегайте сухих, «правильных» ответов! Слова «Жизнь есть жизнь, все в конце концов умирают» ничуть его не успокоят.
  • Скажите ему, что вам еще много чего надо сделать в жизни, что вы не думаете о смерти, а наоборот — надеетесь понянчить внуков
  • Если страх смерти становится чересчур назойливым и это переходит в патологию необходима консультация специалиста.

Как говорить с малышом о самоубийстве

Ребенку четырех-пяти лет очень трудно объяснить, что кому-то хочется умереть. Впрочем, нам ведь и между собой непросто говорить об этом, тем более что самоубийство в семье иногда пробуждает в близких чувство вины. А иногда близкие сердятся на покойного за его поступок.

  • Если ваш ребенок услышал, что окружающие его люди обсуждают чье-то самоубийство, надо, не вдаваясь в подробности, хоть что-нибудь сказать ему об этом.
  • Наличие в семье тайны заставит малыша переживать гораздо сильнее.

Случается, что дети, от которых пытаются скрыть семейную драму, при первом же конфликте с родителями грозят им самоубийством.

Мать и отец в таких случаях теряются: господи, да как такое может говорить совсем маленький ребенок! А дело просто в том, что малыш, заметив, что тема самоубийства вызывает у близких какую-то странную реакцию, решил использовать ее как средство добиться от них желаемого.

Источник: https://rebenok.mirtesen.ru/blog/43477287546/Kak-govorit-s-rebenkom-o-smerti

Как говорить с ребенком о смерти? — психолог

Скрывать ли от ребенка, что кто-то из близких умер, или же сказать ему правду? Почему дети часто не понимают ценности жизни? Как объяснять ребенку, что такое смерть? На эти вопросы отвечает психолог и многодетная мама Екатерина Бурмистрова.

С ребёнком можно и нужно говорить о потере

Тема смерти, как и тема рождения, вызывает у детей большой интерес. Возраст появления страха смерти – это 4-5 лет, когда ребёнок осознаёт, что смерть есть. Он начинает опасаться, что умрут родители и что он умрёт сам.

Страх смерти может проявляться не напрямую, а в скрытых формах – в неотпускании мамы или в сложности засыпания, например. К страху смерти может подвинуть смерть домашнего питомца или кого-то из близких.

Очень важно, если кто-то из близких скончался, не утаивать смерть, иначе это ещё больше усиливает детские страхи.

Не нужно говорить, что человек ещё в больнице или уехал куда-то далеко, потому что эти ответы неправдивы, искажают то, что произошло, вызывают кучу страхов. Опасения, которые есть у ребёнка, это хуже, чем то, что есть на самом деле.

Всегда очень сложно сказать ребёнку правду для людей не церковных, им кажется, что они что-то рушат. Но то, что ребёнок может надумать, – это хуже. Нужно говорить правду.

Ребёнка можно взять в церковь на отпевание, но не надо брать на процесс похорон. А если похороны гражданские, то стоит десять раз подумать, потому что такие похороны – очень тяжёлая процедура, гораздо более беспросветная по сравнению с православным обрядом. И очень важно, если умер кто-то из близких, определить, что ребёнок может сделать для этого человека: поставить свечку, написать записку, покормить птиц, подать милостыню

Вопрос посещения кладбища – это вопрос, который каждая семья решает сама. Многие дети – дошкольники, младшие школьники — имеют большие страхи после этого. Живое воображение, детский фольклор, сказки-пугалки, связанные с кладбищем, – по сумме факторов посещение кладбища может быть довольно травматично.

Тут всё очень зависит от верования семьи. У людей верующих понятно, куда человек ушёл. Но мне кажется, что всерьёз неверующих людей нет, и как раз тема смерти сталкивает человека с тем, что невозможно не верить. Всё протестует против того, что всё так кончится и ничего после смерти не будет. И дети, имея чистую душу, не согласны, что всё вот так оборвётся – с цветочком, кошечкой, бабочкой. Дошкольник – существо верующее.

Надо определить культуру горевания, культуру траура в семье, то есть вспоминать умершего или лучше о нём вообще не говорить. Хорошо, когда есть церемония воспоминания, портреты в рамках, альбомы с фотографиями, дни памяти, когда собираются люди, говорят хорошие слова о человеке. Тогда человек никуда не исчезает, он остаётся здесь же, в этом семейном сообществе, просто он не рядом.

С ребёнком можно и нужно говорить о потере. Если семья верующая, у ребёнка, безусловно, есть травма, особенно, если это очень близкий человек, но нет слома. Ребёнок верит, что мы все встретимся на том свете, он может ждать. Мы все встретимся – вот, что важно.

Но в семьях верующих людей у ребёнка может возникнуть слишком плотное, насыщенное представление о небесной жизни, и ему может становиться не в радость эта жизнь, он может захотеть сразу на небеса к бабушке или, не дай Бог, к маме.

Здесь нужно, если умер очень близкий человек, а семья очень религиозна, сделать описание загробного мира не таким пленительным. Если изо дня в день рассказывать, как в раю хорошо, как там хорошо бабушке или кому-то из близких, и как там прекрасно, как там ничего не болит, ребёнок может сказать: я не хочу быть здесь, хочу туда.

Игра с компьютером, когда убивают

Я как специалист и как человек — большой противник стрелялок. Ребенок думает, что хотя это и убийство, но у меня-то четыре жизни! В результате, ребёнок может совершить что-то неосторожное в реальной жизни. По-настоящему неосторожное, считая, что у него как будто бы в запасе несколько жизней.

– Даже взрослый ребёнок так считает?

Да, это смещение координат. Эти зрелища делают смерть чем-то нереальным, чем-то, на что не стоит обращать внимания. Подумаешь, двадцать раз убит. И если ты по два часа «мочишь» фашистов, ты не будешь к этому чувствителен.

Надо стараться, насколько можно долго, не давать детям играть в компьютерные игры, где убивают. И если ваш неконтролируемый подросток находится в поле стрелялок, надо сказать все возможные слова, чтобы он понимал, чем грозит такое увлечение.

Я считаю, что игры, в которых присутствуют убийства, многие внутренние координаты у ребенка смещают в неправильную сторону, обесценивают эти страшные события, искажают границы возможностей. Игры со смертью, игры с жестокостью в компьютерах и приставках делают возможным рост детской преступности. Если на экране ты «мочишь» чужаков, почему тебе не побить какого-нибудь кавказца? Где предел? Ребёнок плохо чувствует грань между реальностью и нереальностью.

От смерти виртуальной – к реальной

– Детские суициды: я сделаю назло, пусть они посмотрят?

Это очень страшно – детский суицид. Ребёнок не понимает, что всерьёз умрёт, а думает, что будет сверху смотреть, как, например, все будут плакать. И у него нет ощущения окончательности, потому что оно сдвинуто медийными штучками. Это никогда не бывает самоубийством от депрессии, это от желания отомстить, проучить, обратить на себя внимание.

Момент необратимости смерти не присутствует в сознании ребенка. И потому, в том числе, что родителями вовремя не сказаны какие-то правильные слова на эту тему. Ведь большинство детских самоубийств происходят от ощущения обратимости: я немножко умру. Но если в семье есть контакт с детьми, хотя бы какой-то, не говорю уж – оптимальный, то с ребёнком вряд ли это произойдёт.

– Как правило, дети это сначала озвучивают?

Да. Озвучивают прямо или косвенно. Если ребёнок попал в какое-то подростковое сообщество, где идеология смерти, идеализирование смерти, нужно быть очень внимательным, заранее обсуждать какие-то вещи. Особенно надо быть внимательным, если такой трагический опыт уже есть в семье.

Беседовала Амелина Тамара

Источник: https://www.pravmir.ru/smertt/

PSYLIB® – И. Ялом. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ

3. ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О СМЕРТИ У ДЕТЕЙ

Наше беспокойство о смерти и наши способы справляться с тревогой смерти – отнюдь не поверхностные, легко поддающиеся описанию и пониманию феномены. Во взрослом состоянии они также не возникают у нас из ничего.

Они коренятся глубоко в нашем прошлом и претерпевают значительные трансформации в течение жизни, полной забот о безопасности и выживании. Исследования детей дают исключительную возможность наблюдать встречу человека со смертью в первозданном виде.

Конфронтация ребенка с фактом смертности, осознание им смерти, его ужас перед ней, его пути избегания смерти и обороны от нее, а также его последующее развитие, протекающее на фоне страха смерти, таково содержание этой главы.

На мой взгляд, существует значительное несоответствие между важностью смерти для ребенка и вниманием, уделяемым смерти в науках о детском развитии. Относящаяся к данной теме литература скудна и, по сравнению с обширными источниками по другим аспектам детского развития, в лучшем случае поверхностна.

Особенно мало эмпирических исследований детских концепций смерти; психоаналитически ориентированные клиницисты эпизодически пытались заниматься этим вопросом, но, как мы увидим, у них была предубежденность, зачастую идущая в ущерб точности наблюдений. Кроме того, немалая часть относящегося к делу материала содержится в давних публикациях, зачастую обнаруживаемых вне основного русла литературы по детскому развитию и детской психиатрии.

Многим мы обязаны Сильвии Энтони, в монографии которой «Открытие смерти в детстве и позднее», дан прекрасный обзор и анализ литературы, содержащей факты исследований и наблюдений.

Собственная клиническая работа, а также изучение работ других исследователей привели меня к ряду выводов:

  1. Всякий раз при достаточно тщательном подходе к изучению вопроса исследователи обнаруживают, что детей чрезвычайно занимает тема смерти.

    Беспокойство детей о смерти носит всепроникающий характер и оказывает далеко идущее воздействие на их переживания. Для них смерть – великая загадка, а преодоление страхов беспомощности и уничтожения – одна из основных задач развития; что же касается половых проблем, то они вторичны и производны.

  2. Дети глубоко озабочены смертью, и эта озабоченность возникает в более раннем возрасте, чем принято думать.
  3. Осознание смерти детьми и используемые ими способы справляться со страхом смерти различны в разном возрасте и проходят через определенную закономерную последовательность этапов.

  4. Адаптационные стратегии детей неизменно базируются на отрицании; можно предполагать, что мы не растем – вероятно, не можем расти – в непосредственном контакте с фактами жизни и смерти.

ВСЕПРОНИКАЮЩИЙ ХАРАКТЕР ОЗАБОЧЕННОСТИ СМЕРТЬЮ У ДЕТЕЙ

P>Фрейд верил, что дети полностью поглощены безмолвным исследованием сексуальности, вопросом «Откуда?» и что это главным образом и создает пропасть между ребенком и взрослым.

Однако имеются многочисленные свидетельства, что вопрос «Куда?» также очень активно занимает нас, пока мы дети, и продолжает звучать у нас в ушах на протяжении всей жизни; мы можем прямо задаваться им, бояться его, игнорировать, вытеснять, но не можем от него освободиться.

Мало кого из родителей или воспитателей маленьких детей не заставали врасплох внезапные, неожиданные вопросы ребенка о смерти. Однажды, когда мы с моим пятилетним сыном молча прогуливались по пляжу, он внезапно поднял взгляд на меня и сказал: «Понимаешь, оба моих дедушки умерли до того, как я успел с ними встретиться».

Похоже, это заявление было «вершиной айсберга». Явно он долго размышлял об этом внутри себя. Я спросил его, как мог мягко, насколько часто он думает о подобных вещах, о смерти, и его ответ, произнесенный непривычно взрослым тоном, ошеломил меня: «Я никогда не перестаю думать об этом».

В другой раз он простодушно прокомментировал отъезд брата в колледж: «Теперь мы остаемся дома только втроем: ты, я и мама. Интересно, кто из нас умрет первым?»

Источник: http://www.psylib.ukrweb.net/books/yalom01/txt04.htm

Как говорить с ребенком о смерти?

К сожалению, все люди рано или поздно сталкиваются с потерей близких. И никто не застрахован от того, что потеряет близкого человека слишком рано. Многие родители впадают в панику и не имеют ни малейшего представления о том, как говорить с ребенком в таких ситуациях.

Как объяснить ребенку, что умер дедушка или дядя? Многие совершают большую ошибку, говоря, что родственник уехал. И делают тем еще хуже, обманывая своего ребенка, и теряя его доверие.

Если ребенку наврать о случившемся, то у него могут возникнуть следующие представления:

  • Если сказать ребенку, что бабушка или дедушка уехали, то он будет ее ждать. И, соответственно, не дождется. Такая травма будет для него еще больнее, чем горе утраты;
  • Если игнорировать вопрос о том, куда делся человек или домашнее животное, то ребенок будет чувствовать вину за то, что это из-за него;
  • Если сочинить для него историю о том, что он когда-нибудь сможет увидеть умершего человека, ребенок эту новость может воспринять слишком остро. Если он действительно очень захочет увидеться с умершим человеком и не будет давать себе отчет о своих действиях, то все может закончиться очень плачевно.

Важный разговор

О смерти поговорить с ребенком стоит. Но лучше вести беседу в форме диалога: ребенок спрашивает то, что его интересует – родители отвечают. Ребенок может испугаться, если ему будут отвечать слишком сухо, цинично или, наоборот, приукрашено. Пусть он задает вопросы, и родители просто на них отвечают, не расширяя тему по своему желанию.

Стоит помнить, что реакция ребенка зависит, прежде всего, от реакции родителей. Если родителям очень тяжело, им нужно объяснить ребенку, почему. Объяснить, что это пройдет, но сейчас нужно пережить тяжелый момент потери близкого. Диалог важно вести грамотно, стараясь контролировать свои эмоции.

Ребенок должен научиться ценить жизнь. И ему важно объяснить, что такое смерть, какая она есть. Если близкий человек умер, то нужно донести до ребенка, что его больше нет, и он его больше никогда не увидит. Это тяжело сказать ребенку, можно смягчить такой разговор тем, что память об этом человеке останется навсегда, но это необходимый разговор. Ребенок не должен мыслить иллюзиями, необходимо научиться называть вещи своими именами.

Похороны

Похороны – необходимый ритуал. Последняя возможность попрощаться с усопшим, и не стоит ограждать от этого ребенка. Конечно, если малыш наотрез отказывается идти на похороны из-за своих переживаний или страха, то не стоит насильно его тянуть. Но, если ребенок спокойно переживает смерть близкого и хочет повидаться с умершим в последний раз, то это необходимо сделать. 

Ребенка необходимо подготовить к похоронам: рассказать ему для чего это нужно, как будет проходить ритуал, как нужно себя на нем вести. Если ребенок будет задавать специфические вопросы во время церемонии, то не стоит его за это ругать.

Главное – говорить с ребенком честно, не выдумывать для него сказки, их он будет позже переживать еще сильнее. Так у ребенка появится четкое понятие о том, что такое жизнь.

Ритуальные услуги в Заводском районе: — +375 (29) 394-60-05

Источник: https://pokoy.by/blog/kak-govorit-s-rebenkom-o-smerti

Как говорить с ребёнком о смерти: советы психологов

Потеря члена семьи или близкого друга — это те события, к которым люди обычно не готовы. И мы, конечно, не продумываем заранее, как будем сообщать эти печальные новости своим детям. Лайфхакер собрал советы детских психологов о том, как построить разговор с ребёнком в этой непростой ситуации, и попросил прокомментировать их Татьяну Рибер.

Почему нам так трудно говорить с детьми о смерти

С одной стороны, при упоминании чужой смерти мы сталкиваемся с такой темой, как неизбежность нашей собственной. Мы боимся, что разговор зайдёт о том, что однажды мы тоже умрём и оставим своего ребёнка одного. «А мама с папой тоже умрут?» — со страхом спрашивают дети, так как смерть вызывает у них непонятное чувство тоски по человеку, которого они никогда больше не увидят. Также дети могут быть обеспокоены тем, что они тоже смертны. Эта идея может сильно шокировать некоторых ребят.

Ребёнок беспокоится, что он может остаться один, что все взрослые могут умереть. И это вопрос, скорее, безопасности.

Татьяна Рибер

С другой стороны, мы неосознанно отождествляем себя с нашими детьми: проецируем на них свои эмоции, задаёмся вопросом, что бы мы чувствовали в их возрасте. Здесь всё зависит от того, как мы сами, будучи маленькими, впервые потеряли близкого человека.

Если в детстве вы столкнулись с разводом или смертью, а родители были погружены в свои переживания настолько, что оставили вас наедине с вашим горем, вы испытаете больше трудностей в подобной ситуации со своими детьми, так как будете склонны проецировать на них собственные страдания.

Наконец, мы опасаемся, что разговоры о смерти могут навредить хрупкой детской психике: вызвать страхи, травмировать. И это действительно может произойти. Поэтому лучше не пытаться опережать мысли ребёнка и рассказывать ему то, что вы считаете нужным, а спокойно и тактично отвечать на его вопросы.

Если у самих взрослых нет страха смерти, то и общение с собственным ребёнком на эту тему проходит гладко.

Татьяна Рибер

Как помочь ребёнку понять смерть

В возрасте от 3 до 5 лет дети имеют весьма ограниченное понимание смерти. Хотя они знают, что сердце мёртвого человека больше не бьётся и что он не может ни слышать, ни говорить, им трудно понять, что смерть окончательна. Они думают, что это обратимо, что бабушка придёт к ним завтра.

Чтобы помочь им осознать, что такое смерть, обязательно скажите: когда человек умирает — это навсегда, он не вернётся. Чтобы облегчить грусть от расставания, расскажите малышу, что он всегда может вспомнить о хороших моментах, проведённых с умершим близким человеком.

Помогите ребёнку понять, что смерть является частью естественного цикла жизни. Можно начать с примеров, которые не так эмоционально окрашены (например, деревья, бабочки, птицы), терпеливо объясняя, что продолжительность жизни у всех разная.

Также скажите, что иногда живые существа настолько серьёзно болеют, что не могут оставаться в живых. Однако настаивайте на том, что люди и животные в большинстве случаев могут вылечиться и прожить до глубокой старости.

Дети сталкиваются со смертью довольно рано. Обычно раньше, чем взрослые понимают это, или когда у последних возникает идея поговорить о смерти. Дети видят мёртвых птиц и животных на дороге. В такие моменты родители закрывают глаза малышу и говорят, чтобы он не смотрел. А ведь раньше смерть и роды воспринимались как самые естественные процессы.

Татьяна Рибер

При объяснении концепции смерти избегайте использования таких слов, как «заснул» и «ушёл». Если вы скажете ребёнку, что дедушка уснул, малыш может начать бояться сна, опасаясь умереть. То же самое, если вы скажете ему, что дедушка ушёл. Ребёнок будет ждать его возвращения и беспокоиться, когда другие члены семьи будут собираться в реальное путешествие.

Не говорите ребёнку, что его бабушка умерла, просто потому, что она болела, — он может решить, будто она подхватила обычную простуду. У него может появиться страх смерти, даже если он просто простудится или кто-то из родных начнёт кашлять. Скажите ему правду, используя простые слова: «У бабушки был рак. Это очень серьёзная болезнь. Иногда людям удаётся вылечиться, но не всегда». Убедите ребёнка, что смерть не заразна.

Вещи и процессы необходимо называть своими именами, так как дети воспринимают информацию, исходящую от родителей, в прямом смысле. И чем младше ребёнок, тем более осторожными необходимо быть родителям с невинными шутками и словами, которые можно интерпретировать по-разному.

Татьяна Рибер

Дети и взрослые по-разному переживают горе. Каких реакций стоит ожидать, а какие должны вызвать беспокойство

Стадии действительно отличаются, и у детей они менее заметны. Психика ребёнка зачастую предпринимает бессознательные попытки защитить его от тяжёлых эмоций. Он будто переваривает информацию по кусочкам.

В целом это может выглядеть так, словно ребёнок ничего и не чувствует.

Некоторые родители замечают: «После нашего разговора он просто вернулся к игре, не задавая никаких вопросов». На самом деле ребёнок всё очень хорошо понял. Но ему нужно время для переваривания этой информации.

Это защитный механизм. Дети используют его больше, чем взрослые, потому что их психика более хрупкая. У них ещё недостаточно душевных сил, чтобы справиться со своими эмоциями, и энергия им нужна, в первую очередь, для роста и развития.

Нет необходимости повторять или проверять, понял ли ребёнок то, что вы ему сказали. Он сам вернётся к теме позже, в собственном темпе, и задаст все интересующие его вопросы, когда будет готов услышать ответы.

Некоторые дети могут обращаться с вопросами к посторонним людям, например к школьному учителю. Это объясняется тем, что человек, не испытывающий скорбь вместе со всеми, способен беспристрастно дать необходимую информацию, которой ребёнок может доверять. Часто дети возвращаются к этой теме в разговоре перед сном, так как он ассоциируется у них со смертью.

В течение месяца у ребёнка могут появляться признаки скрытой тревоги: проблемы с засыпанием, нежелание слушаться и нормально питаться. Но если эти симптомы сохраняются в течение более продолжительного времени, а вы замечаете, что ваш ребёнок стал более замкнутым и подавленным как в школе, так и дома, стоит обратить на это внимание и инициировать доверительную беседу.

Если вам самостоятельно не удаётся найти нужные слова и помочь ему справиться с беспокойством, обязательно проконсультируйтесь с детским психологом.

Как помочь ребёнку справиться с потерей близкого человека

Всё зависит от того, кто умер, при каких обстоятельствах и в каком возрасте находится ребёнок. Но в любом случае эмоциональное состояние родителей является важным фактором, который во многом влияет на реакцию ребёнка. Обнимите его, приласкайте, расскажите, почему вы расстроены.

Вы имеете право выражать грусть и оплакивать свою потерю. Это поможет ребёнку понять, что и он может проявлять свои эмоции.

Если вы чувствуете себя подавленными, сперва позаботьтесь о себе. Это также станет правильным примером для ребёнка и позволит ему осознать: если тебе плохо, ты должен быть внимателен к себе. К тому же это научит его обращаться за помощью в трудную минуту.

Матерям даже больше, чем отцам, свойственно полагать, что они должны нести эту эмоциональную ношу самостоятельно, управляться со всеми делами и всегда хорошо выглядеть. Но это невозможно. Если вы слишком переживаете, вы можете и должны принять помощь. Попросите о ней супруга, друзей, родственников.

Тем более ребёнок в такие моменты иногда задаёт вопросы, которые могут причинить вам ещё больше боли. Он это делает не из садистских побуждений, а потому, что моментально улавливает настроение родителя. Это может быть быть очень тяжело, поэтому на такие вопросы стоит отвечать человеку, который меньше подвержен переживаниям.

Вы не обязаны следовать правилам, которые, как вам кажется, существуют в обществе. Некоторые говорят, что ребёнку необходимо всё рассказать и показать. На самом деле это должно оставаться на усмотрение родителей. Вы должны быть уверены в том, что делаете, и доверять своей интуиции.

Иногда, наоборот, скрытие определённых вещей от ребёнка может оказаться неверным шагом. Если вы лжёте о причине своего плохого настроения, он не может понять, почему вы испытываете эти эмоции, и начнёт фантазировать такое, что вам никогда бы не пришло в голову. Он может, например, почувствовать себя виноватым в вашем расстройстве или начать бояться, что между родителями возник конфликт и они собираются разводиться.

https://www.youtube.com/watch?v=sUs7btQg1uE

Смерть — это всегда эмоционально напряжённое событие. Его не следует скрывать от ребёнка, но постарайтесь оградить его от сильных потрясений.

Стоит ли брать детей на похороны

Татьяна Рибер считает: если родители сами не боятся этого процесса и если ребёнок не сопротивляется, ответ, скорее, да. Сопровождение ребёнком семьи на кладбище зависит от отношения к смерти, принятого в его окружении. Дети в семьях, соблюдающих религиозные традиции, посещают похороны, подходят к гробу. На самом деле кладбище не место для прогулок с детьми. Но к умершим родственникам, если это традиция, брать детей можно.

Источник: https://lifehacker.ru/rebenok-smert-blizkix/

«Мама, а ты когда-нибудь умрешь?» — спрашивает меня четырехлетний сын. Весна, мы возвращаемся домой с прогулки. Пять минут назад мы болтали о пустяках и шутили. У нас в семье никто не умирал, да что там, никто даже не болеет. И тут – такой вопрос, как снег на голову.

Я начинаю неуверенно рассуждать о том, что все рано или поздно умирают, но перед этим можно прожить долгую и счастливую жизнь. «А ты? Разве ты тоже умрешь?» Собравшись с духом, я отвечаю: «Да, когда-нибудь это случится». Мой мальчик начинает горько плакать. Я утешаю его, пытаюсь отвлечь, но все напрасно. Моему ребенку нужен один ответ – нет, мама никогда не умрет. Что делать? Я уже и сама чуть не плачу.

Наконец, после получаса детских рыданий и уговоров, мы приходим к довольно шаткому компромиссу – что когда-нибудь, в будущем, ученые, может быть, изобретут таблетки бессмертия. Сын постепенно успокаивается, но я понимаю – это только начало.

«С трех до пяти лет у большинства детей возникают вопросы, связанные со смертью, – объясняет детский психолог, сотрудник отделения детской паллиативной помощи Софья Ржаницына.

– В этом возрасте ребенок начинает осознавать, что смерть – это нечто большее, чем просто разлука. Первая реакция ребенка острая – слезы, отрицание. Задача родителя прежде всего – сохранить спокойствие самому.

Дети всегда настроены на чувства родителей; если мама будет смущаться или пугаться, ребенок тоже почувствует недосказанность и тревогу».

Вопрос – ответ

Как правильно отвечать на детские вопросы, связанные со смертью? Конечно, ответ будет зависеть от мировоззрения и вероисповедания родителей. Но есть несколько универсальных правил:

  • Ответ должен быть максимально простым. Не стоит перегружать ребенка информацией, к которой он не готов. Отвечайте непосредственно на поставленный вопрос. Например, если ребенок, интересуясь историей семьи, спрашивает, где его прадедушка, ответ будет – он умер. Если дальнейших расспросов не последует, остановитесь на этом. Помните: ребенок задает только те вопросы, на которые готов услышать ответ.
  • Будьте аккуратны со сравнениями и метафорами. Не стоит, например, говорить про умершего человека, что он уснул – у ребенка может сформироваться страх перед засыпанием. Часто употребляемое в отношении умерших слово «ушел» тоже лучше не использовать: ребенок мыслит конкретно. Представляете, что он почувствует, когда, собираясь в магазин, вы предупредите его, что уходите? Не акцентируйте внимание на болезни, предшествующей смерти: если у ребенка сформируется ассоциативная цепочка «болезнь кончается смертью», он будет тревожиться из-за любой простуды.
  • «Мама, и ты умрешь? И я умру?» — на этот вопрос нужно мягко, но твердо ответить – да. Проследите с ребенком весь жизненный путь человека. Расскажите, что, скорее всего, мама умрет не сейчас, а в старости, и до этого ребенок успеет вырасти, закончить школу, найти интересную работу и завести собственных детей.
  • Будьте терпеливы – такие вопросы будут возникать у ребенка снова и снова. Вам необходимо будет проговаривать: наша жизнь устроена по определенным правилам, каждый человек рождается, живет и умирает, при этом от рождения до смерти, как правило, проходит много времени.
  • На досуге почитайте вместе с ребенком книги о разных культурах и религиях. Расскажите ему о том, что у некоторых народов смерть принято воспринимать не как трагедию, а как радостную встречу человека с Богом; кто-то верит в бесконечные перерождения, а в Мексике, например, и вовсе отмечают День мертвых красочным карнавалом.

«Осознание конечности и неотвратимости смерти – необходимый этап взросления ребенка, – комментирует Софья Ржаницына. – Если ребенок не проживет этот этап в детстве, это обязательно аукнется в более зрелом возрасте, и тогда справиться с этим будет сложнее».

Когда горе пришло в семью

Выше мы говорили о ситуациях, когда ребенок спрашивает о смерти гипотетически. А что делать, если горе пришло в семью – умирает или уже умер близкий родственник?

Во многих странах распространен ритуал прощания с умирающим. И взрослые, и дети получают возможность сказать уходящему все самое важное, и пережить потерю становится легче. Однако такой ритуал возможен, только если и родственники, и сам человек готовы признать, что уход неизбежен.

После смерти близкого родители сталкиваются с дилеммой: брать ли ребенка на похороны? Однозначного ответа на этот вопрос нет: все зависит от психологического состояния взрослых. Важно понимать, что ребенок на похоронах потребует от них дополнительных сил: он будет задавать вопросы, и нужно будет отвлечься от собственных эмоций.

Кроме того, дети во время похорон могут вести себя не так, как ожидают взрослые: не горевать, а громко комментировать происходящее или вовсе заскучать и проситься поиграть.

Лучший вариант, если ребенка на церемонии прощания будет сопровождать человек, эмоционально меньше других вовлеченный в общее горе: дальний родственник или друг. Такой человек сможет терпеливо рассказывать обо всем и, если нужно, покинуть с ребенком церемонию раньше времени.

Если родители решили не водить ребенка на похороны, то в любом случае необходимо устроить ребенку ритуал прощания с умершим: через какое- то время привести ребенка на кладбище или, например, поставить в церкви свечку.

«Процедура прощания обеспечивает законченность этого процесса – умирания, — говорит Софья Ржаницына. – Если не поставить точку, у ребенка возникнет тревожное ощущение недосказанности, он потеряет опору. Неправильно скрывать от ребенка смерть родственника. Ребенок видит, что происходит вокруг.

Он знает, например, что любимая бабушка долго болела, а теперь мама и папа ходят печальные, но ничего не говорят.

В итоге возникают неврозы с далеко идущими последствиями: возможно, в будущем такой ребенок будет бояться заводить длительные отношения – вдруг близкий человек внезапно исчезнет навсегда?Конечно, когда ребенок узнает о смерти близкого родственника, он плачет и тоскует. Но слезы помогают пережить горе, смягчают его».

Ребенку сложно признать, что умершего человека больше нет рядом. Важно объяснить, что ушедший все равно остается в нашем сердце и воспоминаниях.

Для этого можно завести, например, «шкатулку памяти»: сложить в коробочку памятные вещи, которые связывали ребенка и умершего человека – открытки, игрушки, фотографии. Пусть эта шкатулка принадлежит только ребенку, и когда он почувствует тоску по ушедшему – откроет ее, и, перебирая вещички, вспоминает о близком. И со временем на смену горю и тоске придет светлая печаль, а дорогие воспоминания ребенок пронесет с собой через всю жизнь.

Что почитать? Пернилла Стальфельт, «Книга о смерти» Шведская писательница рассуждает о том, что смерть неизбежна. Но это получается у нее легко, доступно и совсем не грустно.

Что посмотреть – мультфильм «Тайна Коко», Disney О мексиканском празднике – Дне мертвых, совсем нестрашных приключениях мальчика в потустороннем мире и о том, как важно не забывать умерших и чувствовать связь со своей семьей.

Надежда Фетисова

Источник: https://eva.ru/relationship/parents-and-children/read--vse-umrut-a-ya-ostanus---kak-govorit-s-rebenkom-o-smerti-53434.htm

Как говорить с ребенком о смерти?

Чаще всего дети начинают интересоваться этой темой, когда умирает кто-то в семье. Вопросы ребенка и ваши ответы на них зависят от возраста вашего сына или вашей дочери.

Двухлетние не отличают смерть от отсутствия, и потому в их вопросах доминирует не страх смерти, а тревога из-за разлуки.

К трем-четырем годам ребенок уже связывает смерть с неодушевленностью: жить — значит двигаться, быть мертвым — значит лежать, не шевелясь.

В этом возрасте дети верят, что смерть обратима, и в играх не делают различия между убитыми и ранеными: убитых они отправляют наравне с ранеными в больницу, где тех лечат и вылечивают!

На стадии эдипова комплекса у ребенка может возникнуть бессознательное желание смерти родителя-соперника, и, защищаясь от этого желания, он может проявлять по отношению к родителю-сопернику неумеренную нежность.

После пяти лет у ребенка появляется нравственное понимание смерти, причины которой он ищет в действиях «злых» или «плохих» людей.

А параллельно малыш выстраивает и рациональное представление о смерти: умирают старые или больные.

У детей часто наблюдается страх смерти, в особенности по отношению к близким людям: малыш боится, как бы чего не случилось с его родителями.

За боязнью трагедии с близкими легко обнаружить следы младенческих тревог, связанных с разлукой. Теперь тревоги эти возрождаются в связи с печальными событиями в семье (такими, например, как смерть дедушки) или, если это страх за родителей, с амбивалентными чувствами, пробужденными эдиповым комплексом.

Дети шести-семи лет охотно играют «в смерть». Поскольку они начинают уже осознавать реальность смерти, ее необратимость, это может выразиться в тревожности или в нарушениях сна ✓ после кончины близкого. Первые мысли о том, что бывает после смерти, также возникают в этом возрасте.

Сынишка спрашивает, что с нами будет, когда мы умрем

Ваши ответы зависят от того, во что вы верите, но в принципе не надо ведь быть верующим, чтобы сказать малышу: те, кого мы любим, и после смерти навсегда остаются в нашем сердце. Умершие оставляют воспоминания о себе, можно думать о них, можно рассматривать их фотографии

В вашем семейном альбоме есть снимки людей, которых ваш ребенок не знает, но о которых вы можете с ним поговорить.

Самым маленьким

  • не требуются детали, так что вы совершенно не обязаны рассказывать им о разложении тела.
  • Представления о смерти пятилетних детей могут опираться на культурные архетипы — скелеты (Хеллоуин) и мумии. Эти представления могут стать источником мучительных для ребенка вопросов, но иногда говорить с ним о смерти, опираясь на вышеупомянутые сюжеты, куда легче.
  • Никаких иносказаний и метафор, когда вы говорите с ребенком о смерти! Малыш всерьез относится к услышанному и воспринимает все, что говорится, буквально.
  • Если вы говорите ребенку: «Твой дедушка теперь на небе» — он захочет там дедушку разглядеть или станет искать его во время полета на самолете.
  • Не используйте таких двусмысленных слов, как «уход».

Страх смерти

Самые мучительные вопросы — те, что ребенок задает, интересуясь вашей смертью или своей собственной: «А ты тоже умрешь, когда состаришься?», «Если я заболею, я умру?». Кончина бабушки или дедушки приводит к потере «преграды», защищавшей родных малышу людей от смерти.

Переживая вместе с родителями болезненную для них утрату, ребенок осознает, что его мама и папа тоже могут умереть.

В самый острый период эдипова комплекса фантазмы на тему смерти родителей особенно часты и упорны, и проявляются они в усиленной тревожности.

Мы без лишних сомнений говорим ребенку: твой дедушка умер, потому что был совсем старенький, — или: твой двоюродный дедушка заболел, но необязательно умрет, потому что больных можно вылечить

  • Надо использовать положительные примеры: вокруг вас, безусловно, есть чрезвычайно пожилые, но хорошо сохранившиеся люди, или люди, которых успешно лечат в больнице.
  • В разговоре с беспокоящимся за вас ребенком избегайте сухих, «правильных» ответов! Слова «Жизнь есть жизнь, все в конце концов умирают» ничуть его не успокоят.
  • Скажите ему, что вам еще много чего надо сделать в жизни, что вы не думаете о смерти, а наоборот — надеетесь понянчить внуков
  • Если страх смерти становится чересчур назойливым и это переходит в патологию необходима консультация специалиста.

Как говорить с малышом о самоубийстве

Ребенку четырех-пяти лет очень трудно объяснить, что кому-то хочется умереть. Впрочем, нам ведь и между собой непросто говорить об этом, тем более что самоубийство в семье иногда пробуждает в близких чувство вины. А иногда близкие сердятся на покойного за его поступок.

  • Если ваш ребенок услышал, что окружающие его люди обсуждают чье-то самоубийство, надо, не вдаваясь в подробности, хоть что-нибудь сказать ему об этом.
  • Наличие в семье тайны заставит малыша переживать гораздо сильнее.

Случается, что дети, от которых пытаются скрыть семейную драму, при первом же конфликте с родителями грозят им самоубийством.

Мать и отец в таких случаях теряются: господи, да как такое может говорить совсем маленький ребенок! А дело просто в том, что малыш, заметив, что тема самоубийства вызывает у близких какую-то странную реакцию, решил использовать ее как средство добиться от них желаемого.

Укажите свой Email, чтобы получать информацию о свежих публикациях прямо на свой почтовый ящик. Вы можете отписаться в любое время

Источник: https://5psy.ru/roditeli-i-deti/kak-govorit-s-rebenkom-o-smerti.html

Как говорить с детьми о смерти?

Обычно в возрасте 5-6 лет ребенок впервые осознает, что смерть – неизбежный факт биографии любого человека, а значит – и его самого.

Жизнь неизменно заканчивается смертью, мы все конечны, и это не может не беспокоить уже подросшего ребенка. Он начинает бояться, что умрет сам (уйдет в небытие, станет «никем»), умрут родители, и как же он останется без них?

Страх смерти также тесно связан со страхом нападения, темноты, ночных чудовищ, болезни, стихийных бедствий, огня, пожара, войны. Через подобные страхи в той или иной степени проходят практически все дети, это абсолютно нормально.

Страх смерти, кстати, чаще встречается у девочек, что связано с более заметным у них, в сравнении с мальчиками, инстинктом самосохранения. И наиболее выражен у впечатлительных, эмоционально чувствительных детей.

Что нужно сделать нам, родителям, в первую очередь – так это самим разобраться в своем отношении к теме жизни и смерти. Определите для себя, во что вы верите сами?Что, по-вашему, происходит или не происходит с человеком после смерти (ребенку лучше объяснить разницу между телом и душой: тело хоронят в земле или сжигают, а душа ). Расскажите о своем представлении, будьте спокойны, кратки и искренни.

Не обманывайте

Разговаривайте простым, понятным языком (говорите «люди умирают» вместо «мы засыпаем вечным сном» / «отходим в мир иной»).

Отвечайте только на заданные вопросы. Если вы не знаете, что ответить, так и скажите: «у меня пока нет ответа, но я подумаю».

«Мама (папа), ты умрешь? И я тоже умру?»

Здесь лучше делать акцент на том, что люди умирают в глубокой старости, и прежде чем она наступит, произойдет много-много разных, интересных и важных событий: «ты вырастешь, научишься (дальше можно перечислить многочисленные навыки, которые освоит ребенок – кататься на коньках и роликах, печь вкусное печенье, сочинять стихи, организовывать вечеринки), закончишь в школу, поступишь в институт, у тебя будет своя семья, дети, друзья, свое дело, твои дети тоже вырастут и выучатся, будут работать Люди умирают, когда их жизнь заканчивается. А твоя жизнь только начинается».

О себе можно сказать: «я собираюсь жить долго-долго, вот завтра я хочу сделать то-то и то-то, через месяц – то-то и то-то, а через год планирую , а через 10 лет мечтаю »

Если ребенок уже знает о том, что люди умирают и в молодом возрасте тоже, надо признать, что такое действительно случается, в любом явлении есть исключения, но большинство людей все же доживает до глубоких морщин.

Страх смерти может отразиться в ночных кошмарах, лишний раз подчеркивая лежащий в его основе инстинкт самосохранения. Здесь нужно помнить о том, что страхи очень не любят, когда о них рассказывают, проговаривают вслух вновь и вновь, поэтому надо не дрожать от страха под одеялом, а делиться тем, что пугает, с родителями.

В процессе рисования страхи могут вновь ожить, заостриться. Считается, что бояться этого не стоит, поскольку оживление страхов — одно из условий их полного устранения. (Важно: по этическим соображениям нельзя просить ребенка изобразить на рисунке страх смерти родителей).

Отлично прорабатываются страхи на сеансах песочной терапии.

И да, лучшая стратегия для родителей при возникновении детских страхов – не драматизировать, не создавать ажиотажа, успокаивать («я рядом, я с тобой, ты под моей защитой»), ласкать-целовать-обнимать, быть эмоционально отзывчивыми, давать поддержку, любовь, признание, а самим – быть стабильными, спокойными и уверенными в себе, собственные страхи – прорабатывать, а не транслировать их детям.

Если кто-то умер из близких? (инструкция по В. Сидоровой)

Нельзя утаивать смерть.

Сообщить ребенку должен самый близкий взрослый, тот, кого ребенок хорошо знает и кому он доверяет.

Начинать разговор надо в тот момент, когда ребенок сыт, не устал, не взбудоражен. Не в детской!

Во время разговора нужно держать себя в руках, можно заплакать, но нельзя разрыдаться и погрузиться в собственные чувства. Фокус внимания – на ребенке.

Желателен телесный контакт и контакт глаза в глаза.

Реакция ребенка может быть разной, иногда очень неожиданной, примите ее такой, какая она есть. Если заплакал – обнимите, покачайте на руках, тихо и ласково утешьте. Если убежал – не бегите вслед. Зайдите к нему через 15-20 минут и посмотрите, чем занят. Если ничем – сядьте молча рядом.

Потом можно рассказать, что будет завтра-послезавтра. Если играет, присоединитесь к игре и играйте по его правилам. Если хочет побыть один – оставьте его одного. Если бесится – усильте эту активность. Когда выдохнется, сядьте рядом и расскажите о будущем.

Не бойтесь детской истерики, скорее всего, ее не будет.

Приготовьте ему на ужин его любимую еду (но без особых пиршеств). Проведите с ребенком побольше времени. Укладывая спать, спросите, не хочет ли он оставить свет? Или может быть, вам посидеть с ним, почитать, рассказать ему сказку?

Если в эту или последующую ночь ребенок будет видеть страшные сны, просыпаться и прибегать, то в первую ночь, если он просит, можно разрешить ему остаться в вашей постели (но только если он сам просит, не предлагайте). В остальных случаях следует отправить его обратно в свою кровать и сидеть с ним рядом, пока он не заснет.

Не избегайте с ребенком разговоров о смерти или его переживаниях, не ограничивайте в выборе книг или мультфильмов, в которых, по вашему мнению, могут быть сцены, напоминающие ему о горе.

Важно вносить как можно меньше изменений в его привычный образ жизни. Вокруг ребенка должны быть те же люди, игрушки, книжки. Рассказывайте ему ежевечерне о ваших планах на завтра, составляйте расписания, намечайте и – что очень важно! – выполняйте мероприятия. Делайте все, чтобы создать ребенку ощущение, что мир стабилен и предсказуем, даже если в нем нет близкого человека. Обедайте, ужинайте и ходите на прогулки в то же время, в какое ребенок привык делать это до потери.

Капризы, раздражение, агрессия, апатия, плаксивость, возбужденность или несвойственная замкнутость, игры на тему жизни и смерти, агрессивные игры в течение 2 месяцев – норма.

Если характер игр, рисунков, взаимодействия с предметами и другими детьми не возвращается за 8 недель к той норме, что была до потери, если по прошествии этого времени ребенка продолжают мучить кошмары, он мочит постель, начал сосать палец, стал раскачиваться, сидя на стуле или стоя, крутить волосы или подолгу бегать на цыпочках – ему нужно на прием к психологу.

Присутствовать ли ребенку на похоронах?

Этот вопрос решается индивидуально. Можно спросить самого ребенка (спросить надо 2 раза), хочет ли он поехать на кладбище. Если нет – остается дома. Если да, то в таком случае во время похорон рядом с ребенком должен быть близко знакомый взрослый, который будет сохранять с ним физический контакт и отвечать на все вопросы, т.е. посвятит себя только ему.

Если умер домашний питомец

Его можно похоронить всей семьей, на могилу положить цветы. Похороны – это ритуал прощания, который помогает нам выстроить границу между жизнью и смертью.

Скажите ребенку, чтобы он не стеснялся своих чувств, что оплакивать, горевать по умершему любимому существу, будь то человек или питомец – абсолютно нормально и естественно, и нужно время, чтобы пережить потерю, когда острая тоска сменяется светлой печалью и происходит примирение с жизнью, в которой любимого существа больше нет, но есть его образ в памяти и сердцах тех, кому он был дорог.

Тут и сказочке конец: как разговаривать с ребенком о смерти

как говорить с ребенком о смерти

Ростовский областной суд отказался удовлетворить жалобу воспитательницы детского сада на увольнение.

В феврале Алла Елпашева лишилась работы за «психическое насилие» над детьми: читая сказку «Конек-Горбунок», она по просьбе ребенка объяснила, что значит «на кол посадить».

Группа была особенная, коррекционная — у одного из малышей начались истерики, появился навязчивый страх смерти. Как же говорить с ребенком о смерти, чтобы его не напугать, о чем должны знать родители и педагоги — читайте в материале «Известий».

Ее конек — не Горбунок

Таганрогский детский сад № 43. 13 малышей группы с нарушениями опорно-двигательного аппарата, «с неустойчивым эмоциональным фоном психостатуса» (формулировка из определения суда), слушают сказку «Конек-Горбунок» из уст Аллы Елпашевой. После фразы:

«Где-нибудь, хоть под водой,

Посажу тебя я на кол.

Вон, холоп!» Иван заплакал»

кто-то спросил — а что значит «посадить на кол»?

«Представьте, как кол пройдет через всё тело, что происходит с человеком, которого садили на остро заточенный кол и он умирал, потому что кол медленно глубоко протыкал все внутренние органы и добирался до головы», — приводят местные СМИ реплику воспитательницы из докладной заместителя заведующего детским садом.

Дети представили. Один малыш так впечатлился, что отказался ходить в детский сад. В психологическом заключении отмечается, что у ребенка начались истерики, резкая смена настроения, появился навязчивый страх смерти.

Аллу Елпашеву уволили, но женщина попыталась доказать свою невиновность через суд — объясняла, что умысла не было, как и психического насилия с ее стороны над детьми, она выполняла свои обязанности. Суд аргументы не принял.

«Воспитатель управляет процессом обучения, именно от него зависит ход обсуждения любого произведения.

Возможно, следовало более абстрактно объяснить значение выражения как один из видов наказаний, увести разговор в другую сторону, не вдаваясь в такие подробности, учитывая впечатлительность детей, — говорит в беседе с «Известиями» руководитель детского сада в подмосковном Нахабино Ольга Андрющенко.

— В сказках в 90% есть баланс между добром и злом, жизнью и смертью. Всегда можно выкрутиться и повернуть разговор в нужное русло. Смерть животного, человека — воспитатель старается донести смысл без лишних подробностей, учитывая возрастные особенности детей дошкольного возраста и не травмируя их психику».

Психолога, автора книг для родителей Юлию Василькину удивляет выбранный методистами репертуар со сценами средневековых пыток для группового чтения в детском саду. Если дома родители сами берут на себя ответственность ответить на все детские вопросы, учитывая особенности и текущее состояние малыша, то в групповом формате это почти невозможно.

«Воспитателей ставят в положение, когда они как-то должны ответить на вопрос любознательного ребенка и при этом нет ни одного хорошего варианта, — говорит «Известиям» эксперт. — Сказать: «Тебе мама дома объяснит» или «Кол — это такая палочка», не заметить вопрос?»

Академик, заслуженный учитель РФ Евгений Ямбург отмечает, что педагог оказалась в непростой ситуации и сложную фразу нужно было объяснить иначе, но и реакцию руководства детского сада считает неадекватной.

«Я думаю, очень скоро ни один нормальный человек не пойдет работать в детский сад, если каждый раз будут такие репрессии, преследования», — цитирует Евгения Ямбурга «РИА Новости».

Кстати, в этом году «Коньку-Горбунку» Петра Ершова исполняется 185 лет. В честь этого события затеяли #всемирныйфлешмоб: сказку читают на японском, сербском, армянском, даргинском, индонезийском языке и даже на хантыйском и ительменском языках. Кто знает, может при переводе «кол» пропадет.

Прививка от зверства

«У нас ключевая тема всей литературы — тема жизни и смерти. Мы этой темы избежать не можем. Мало того и не нужно, потому что не будешь ценить жизнь, если не узнаешь смерть, — говорит «Известиям» учитель русского языка и литературы, член совета межрегионального профсоюза работников образования «Учитель» Анна Инютина.

— Не надо акцентировать внимание на каких-то варварствах — само собой, натурализм детям младшего возраста не нужен, но избежать этой темы невозможно. Ребенок должен понимать, что смерть есть, а жизнь надо ценить. В старших классах, уже в 7-м классе, читают «Тараса Бульбу» со всеми зверствами, затем «Войну и мир», «Тихий Дон» с таким страшным военным натурализмом.

Дети должны это знать, это прививка от зверства — человек переживает этот ужас, и он не хочет видеть его в жизни. Это нормально, это воспитание чувств. Естественно, с учетом возраста детей, но программа это учитывает».

Тема смерти — одна из самых трудных для разговора с детьми, и в разном возрасте отношение к ней разное. Психологи отмечают, что, отвечая на вопрос о смерти, нужно учитывать возраст и состояние ребенка.

Для детей от 2 до 5 лет смерть — это что-то временное, абстрактное и обратимое, как в сказке: поцеловал принц спящую красавицу, и она ожила.

С 5 до 9 лет приходит осознание, что всё рано или поздно заканчивается и продолжения не будет, формируются визуальные образы, снятся сны со смертельными ассоциациями, появляется страх смерти. После 9 лет ребенок понимает, что смерть необратима и его жизнь тоже закончится.

«Если ребенок спрашивает о том, умрет ли мама, папа, брат, то важно честно сказать: «Да, все люди умирают. Но до смерти они проживают долгую и интересную жизнь, заводят семьи, путешествуют. Впереди жизнь, наполненная яркими и интересными событиями. Люди умирают, когда жизнь заканчивается, а твоя еще только началась», — говорит Ольга Андрющенко.

Специалисты отмечают, что важно отвечать прямо, честно и реагировать на вопрос спокойно, потому что ваш страх провоцирует страх ребенка. Так что сначала договоритесь с собой.

«Если для ребенка эта тема станет запретной, то его вопросы останутся без нужных ему ответов. Однако, если вопрос прозвучал в очереди в супермаркете, вы можете взять тайм-аут: «Я запомню твой вопрос, и мы поговорим об этом дома», — советует Юлия Василькина. — Отвечайте именно на тот вопрос, который задал ребенок. Пусть ваш ответ уложится в 2–3 несложные фразы. Если ему будет нужно, то он задаст новый вопрос (возможно, через некоторое время). Темы смерти обрабатываются очень неспешно».

«Давай откопаем собаку хоть на немного»

Мама 4-летнего Богдана рассказывает «Известиям», что сын не понимает, что значит «наша собака Ева умерла».

«Предлагает «сходить выкопать ее хотя бы ненадолго». Куда дедушка делся, тоже не объяснить. То ли так объясняем, то ли забывает» — теряется в догадках мама.

«Это порыв ребенка, привязанного к животному и не осознающего пока, что такое смерть. Можно объяснить, что тот, кто умер, не может ходить, дышать, есть и делать всё, что обычно», — советует психолог.

У ребенка с животными вообще незримая связь, потеря питомца воспринимается болезненно. Кому-то хочется побыть одному, у кого-то трагическая новость вызывает слезы и истерику.

«Важно принять любые эмоции ребенка и дать ему возможность прожить и пережить сложную ситуацию, — говорит Ольга Андрющенко. — Можно вместе похоронить животное, положить цветы на могилу — нужно выстроить границу между жизнью и смертью.

Разрешите ребенку оплакивать, горевать — это абсолютно нормальные эмоции в сложившейся ситуации. «Наш щенок умер». Пауза. Осмысление. «Его больше с нами нет и никогда не будет». Пауза. «Но его образ всегда останется в твоем сердце, ведь он был тебе так дорог.

Я знаю, как ты переживаешь, как тебе сложно и трудно принять это».

Табу на «спит вечным сном»

Объясняя ребенку смерть домашнего питомца, близкого человека, психологи просят, почти умоляют избегать вредных шаблонов. Забудьте про звезды на небе, к которым добавилась еще одна, и дальние походы в неведомые страны, откуда не возвращаются.

«Заснул вечным сном» может вызвать страх засыпания. «Ушел далеко-далеко» — у ребенка может появиться страх расставания («они уйдут и не вернутся») и злость на того, кто ушел, не попрощавшись. «Улетел на далекую звезду» усложнит разговоры о космосе и спровоцирует навязчивую тему «давай тоже полетим туда», — отмечает психолог Юлия Василькина.

Эксперт поясняет, что исследование темы смерти — необходимый этап, с которого ребенок учится осознавать ценность жизни. Ольга Андрющенко добавляет, что самое страшное для ребенка — «неназванные эмоции».

«Ему гораздо спокойнее, когда все его страхи «озвучены» родителями, когда мы прямо признаем, что случилось горе, а не рассказываем сказки о том, что бабушка ушла в магазин или переехала», — отмечает педагог.

«Однажды мы всем классом хоронили одноклассника — мальчик погиб. Все вместе это переживали. Я не думаю, что это надо проговаривать. Чем меньше пафосных слов, тем лучше. Лучше сделай что-то. Сделай хорошее в память, сделай хорошее родственникам. Никого не надо обвинять, задевать, попытаться как можно тоньше подойти к этой ситуации, — говорит Анна Инютина. — Я не говорю про животных — малыши и кошечек оплакивают, и собачек.

Они всегда проговаривают это, им важно поделиться и, конечно, ты должен разделить с ним боль утраты. Но говорить, что этого нет, махнуть рукой, «забудь и спи спокойно», закрыть на это глаза и создавать вокруг атмосферу сплошного оптимизма, радости и счастья Так нельзя. Потом удивляемся, почему дети не чувствуют чужую боль, почему они такие? Да потому. Это воспитание чувств. Чем больше переживает, тем лучше будет человек.

И боль в литературе тоже надо переживать, иначе какими мы вырастем?»

Источник: https://iz.ru/931259/elena-motrenko/tut-i-skazochke-konetc-kak-razgovarivat-s-rebenkom-o-smerti

Как разговаривать с умирающим ребенком о смерти

как говорить с ребенком о смерти

PsychologiesМать и дитя

Невозможно представить себе, какое горе переживают родители уходящего ребенка. Но как бы ни было тяжело, именно от них зависит, насколько комфортно будет ребенку в оставшееся время. И речь не только о нахождении лучшей паллиативной помощи в медицинском аспекте. Нужно найти в себе силы поговорить о самом страшном. Как построить этот разговор и что может поддержать родителей, рассказывает Алёна Кизино, руководитель психологического отдела Детского хосписа «Дом с маяком».

В суматошной жизни большого города мы редко задумываемся, что рядом с нами живут семьи, в которых прямо сейчас умирает неизлечимо больной ребенок. Нам невозможно представить, что происходит с родителями, которые переживают физические и душевные страдания любимого ребенка, угасающего день за днем.

Мы хотим сохранить иллюзию, что смерть где-то далеко и с нами, в нашей семье, этого никогда не произойдет. Но заболеть тяжелой неизлечимой болезнью можно в любом возрасте — в младенческом, детском, подростковом, зрелом. К сожалению, родительская любовь не может уберечь детей от столкновения с болезнью, приводящей к смерти.

Жизнь современной семьи вращается вокруг ребенка, ребенок — это центр внимания, забот, надежд всех членов семьи. Родители сфокусированы на его благополучии и успехах. Они гордятся им, хвастаются его достижениями, огорчаются неудачам и активно включаются в его жизнь.

Неизлечимая болезнь ребенка кардинально меняет родителей, их отношения друг с другом и с окружающими. Семья замыкается в своем горе, родители скрывают свои переживания от детей и друг от друга. Болезнь требует колоссальных эмоциональных и физических сил, чтобы лечить и поддерживать ребенка.

На себя, на поддержку близких не хватает ресурсов. Есть только одна цель — спасти любой ценой. И есть уверенность, что ребенку не надо знать, что с ним происходит, что не стоит думать о плохом, так как именно это плохое и случится. В ситуации шока у взрослых людей включается иррациональное магическое мышление, появляется склонность к ритуальности, вере в счастливые числа и тому подобное.

Родителям страшно говорить о болезни ребенка, о прогнозах и перспективах. Думать о том, что они будут делать, если все пойдет не так, как хотелось бы, и болезнь начнет прогрессировать. Тогда появляются вопросы.

Есть ли у нас возможность говорить на эту тему друг с другом? Можем ли мы обсуждать с близкими, как поступить в случае тяжелой болезни или смерти? Нужно ли ребенку знать правду о его заболевании и прогнозах? Важно ли начать разговор о том, что болезнь не остановить, что впереди осталось не так много времени, как всем хотелось бы?

Может ли подросток решать, остаться ему в больнице или уехать домой? А если домой, то как будет выстроена жизнь там, а не в больнице: чем наполнять время, исполнять ли мечты?

И наконец, нужно ли с неизлечимо больным ребенком говорить о смерти?

Как мы говорим о смерти?

В нашей культуре не принято говорить о многих темах. Родители редко говорят с детьми о своих чувствах, еще реже спрашивают о чувствах своего ребенка. Не говорят о взрослении и о тех сложностях, которые настигают ребенка в подростковом возрасте. И практически никогда мы не говорим на тему болезни и смерти.

Мы считаем, что не хотим расстраивать ребенка, сталкивая с действительностью, но чаще всего, не умея поддерживать самих себя в сильных чувствах, боимся, что не сможем поддержать и ребенка. Страх перед сильными переживаниями ребенка, страх перед своей беспомощностью и огромное чувство вины не дают родителям возможности быть честными и откровенными со своими детьми.

Часто мы не умеем обсуждать сложные жизненные темы, не погружаясь в пучину бесконтрольной тревоги и страхов. Тема смерти табуирована в обществе.

Почему сегодня мы воспринимаем смерть как проигрыш, а не как естественную часть жизни? Один из ответов такой: общество нацелено на успех и молодость, а старость и болезнь воспринимаются как неудача.

Кроме того, часто у взрослых людей, которые сами давно уже стали родителями, нет личного опыта взаимодействия со смертью.

Как мы можем рассказать ребенку, что такое смерть? Известный психолог, создатель экзистенциальной психотерапии Ирвин Ялом говорил о том, что «наше отношение к смерти влияет на нашу жизнь и психологическое развитие, на то, в чем и как мы теряем уверенность и силу.

Жизнь и смерть взаимозависимы; они существуют одновременно, а не последовательно; смерть, непрерывно проникая в пределы жизни, оказывает огромное воздействие на наш опыт и поведение».

Невозможно, сталкиваясь с тяжелой болезнью ребенка, не думать о том, что она может привести к смерти. Но осознание смертности обостряет чувство жизни, ценности отношений, проявления любви. Уходит мишура, мелочность, многое становится неважным, открывается подлинность жизни.

Нужно ли начинать разговор с ребенком о его состоянии?

Тут не может быть готовых правильных решений, нет алгоритмов, четких инструкций. Каждая семья уникальна и сама для себя принимает решение, насколько они могут быть откровенными и честными друг с другом, с ребенком.

Откровенность принесет больше пользы или вреда? На этот вопрос каждый родитель отвечает себе сам. Каким-то детям важно знать и контролировать то, что с ними происходит. У кого-то информация о его состоянии вызывает дополнительную тревогу и лишнее беспокойство.

Источник: https://kiozk.ru/article/kak-razgovarivat-s-umirausim-rebenkom-o-smerti

Как говорить с ребенком о смерти – bit.ua

как говорить с ребенком о смерти

Обычно люди не любят разговаривать о смерти – ни о своей потенциальной, ни о чужой, ни о какой-либо абстрактной. С ребенком о таком говорить вдвойне неловко – и все-таки этого требуют как минимум две ситуации.

Первая – когда в близком окружении ребенка (чаще всего – в семье) случается утрата.

Второй случай, который буквально вынуждает разговаривать о смерти, сам по себе намного проще: маленький человек из любопытства решает «помучить» дорогого взрослого вопросами о загробном мире, о причинах умирания или даже о физиологических особенностях процесса.

Совместно с Анной Кушнерук, PhD по психоанализу, мне удалось составить набор советов взрослым для обеих ситуаций: и когда в семье случается утрата, и для разговоров с ребенком о смерти вне трагичного контекста. Раз уж вторая ситуация намного проще, давайте с нее и начнем.

Что и как рассказать о смерти, если ребенку просто любопытно

Неожиданный, хотя и лежащий на ладони, инструмент для разговоров о смерти предлагают ученые из США.

Группа исследователей под руководством профессорки Келли Тензек проанализировала мультфильмы, выпущенные на студиях Disney и Pixar, и пришла к выводу, что главные герои этих мультиков умирают вдвое чаще, чем главные герои фильмов, рассчитанных на взрослых.

Гибель персонажей в этих анимациях помогает детям прояснить для себя трудные аспекты смерти – например, увидеть, какова реакция окружения на смерть, как справляться с утратой и так далее (Тензек рассказывает об этом в интервью для Daily Mail). Получается, что истории про Бемби или Симбу могут послужить мягким началом непростого разговора.

Что еще можно посоветовать тем, кому посчастливилось столкнуться с очень любопытным ребенком?

Отвечать со спокойным лицом и нежностью. Ваш основной посыл ребенку примерно следующий: да, смерть немного пугает и детей, и взрослых, но, к счастью, в мире больше хорошего. Меня в детстве в ответ на череду вопросов пожурили, что я пристала со своими «мрачными темами» – это не лучшая стратегия. «Мрачные темы» ведь в детской голове остаются.

Не использовать по возможности эвфемизмы. Если сказать, что «дядя уснул», ребенок может начать бояться засыпать – это без шуток. Немного удаляясь от темы смерти: упрощать лексикон – это сейчас хороший педагогический тон. Если своими именами называть «смерть», «вагину» и прочие по какой-то причине неловкие вещи, то ребенок будет знать, какие у окружающего мира названия, и сумеет понятно и четко выражать свои тревоги и просить о помощи.

Говорить правду, но отвечать именно на тот вопрос, который вам задали. На разной стадии развития человек готов к восприятию разной информации – чем старше ребенок, тем более сложные ответы ему нужны.

Непросто наперед понять, на каком этапе своих объяснений остановиться, поэтому хорошее решение – дать, например, 6-летнему ребенку максимально простой ответ одним или парой предложений и потом задать вопрос «Тебе все понятно или есть вопросы?».

Маленький человек таким образом сам подскажет, какая порция информации ему нужна.

Осторожно с сарказмом! Мелани Гленрайт еще 10 лет назад доказала, что дети с большим трудом воспринимают шутки такого рода.

Более-менее различать сказанное всерьез и сарказм человек начинает (но еще не вполне умеет!) в 6 лет, а смешными такие фразы ему начинают казаться примерно с 10-ти. До этого возраста шуточка «Да, конечно, мы все прям щас умрём» не закончится так, как бы хотелось.

Анна Кушнерук, давая для bit.ua, подчеркнула: говоря о смерти, важно говорить максимально просто, избегая мистицизма и общих слов.

Наконец, обращайте внимание на то, какие люди ребенка окружают, давая ответы о смерти.  Вы же не планировали заострять внимание на том, что «курящие умирают раньше», если бабушка ребенка обильно курит?

Grandma is dead: как говорить об утрате

Ситуация невероятно сложная: с одной стороны, когда тебе мало лет, к смерти близкого человека никак нельзя быть готовым; с другой – взрослые и сами не в силах все время думать о состоянии ребенка, ведь утрата настигает каждого в семье. Вот пять советов, которые могут помочь.

1. Смерть близкого человека – невыносимое потрясение, сколько бы лет нам ни было и через что бы мы ни проходили ранее в жизни. Для ребенка ситуация усложняется тем, что, скорее всего, раньше с ним такое не происходило.

Его шокирует, что близкий человек исчез, говорит Анна Кушнерук.

Она подчеркивает: «Крайне важно дать ребенку (независимо от верований и убеждений) возможность верить в то, что близкий ему уходит в другое пространство: на небеса, в воспоминания, продолжает жить в нас, в наших чувствах».

2. Если плачется – плачьте. Слезы – это естественный способ пережить свое горе – и хорошо, если ребенок понимает, что в нем нет ничего стыдного. По словам Кушнерук, «нет смысла притворяться при ребенке, что вы не горюете и что это “все ок”.

Важно смочь говорить о том, что оплакивать и скучать – нормально».

Несмотря на то, что приближающиеся похороны переворачивают привычный ритм жизни с ног на голову, для поддержания какого-никакого равновесия «важно сохранять свои ритуалы, укладывать спать, читать книжку, готовить», подчеркивает психолог.

3. Если на вас лежит бремя рассказать ребенку, что кто-то ушел из жизни, позаботьтесь о максимально укромном месте для такого разговора. «Многие от потрясения чуть ли не через школьную медсестру спешат передать известие о смерти.

Важно, присев рядом, глядя мягко в глаза, сказать: вам сложно будет об этом рассказать, и вы знаете, что это будет сложно, но как с близким человеком вы должны поделиться вестью о том, что (некто) покинул этот мир.

Вам предстоит проводить его в последний путь и быть честными и сильными».

4. Нервная система ребенка работает совсем не так, как у взрослых. Не нужно требовать понятную именно вам, «приличную» реакцию на трагедию, говорит Анна. Как больно бы ни было смотреть на детские страдания, не стоит пробовать отвлекать ребенка от грустных мыслей: «это не даст возможности психическому аппарату отреагировать горе, и он будет жить этой работой мучительно долго». То, что ребенок чувствует, предстоит буквально выдержать.

5. Отводить или не отводить ребенка на похороны? Если уж ему известно о смерти близкого человека, психолог советует не изолировать ребенка от возможности проводить родственника или друга в последний путь. «Просите помогать в организационных моментах тоже. Расскажите, как обычно происходят похороны и что означают какие-то из традиций. Избегайте мистицизма и общих слов».

Вместо итога: стоит ли вообще с ребенком затрагивать тему смерти?

Зачастую в глазах взрослого ребенок – невинный и счастливый «человечек», не знающий забот и горечи мира. Это одна из причин, по которой у взрослого втройне усиливается соблазн скрыть от него эти самые горькие моменты жизни. Зачем преждевременно беспокоить невинную голову?

Смерть, хотим мы этого или нет, уже присутствует в жизни ребенка. Со скалы срывается Муфаса в мультике про Короля Льва, погибают на корабле родители Анны и Эльзы, гибнут тысячами в ходе битвы казаки на книжных страницах, любимая (уже реальная) рыбка из аквариума попадает в унитаз.

«Смерть – это часть жизни, это величайшая часть любой культуры. Мы не можем и не должны изолировать ребенка от феномена смерти, столкновение неизбежно, – объясняет Анна Кушнерук. – От зрелости и духовности взрослого зависит его возможность говорить об отношении к смерти с ребенком.

Пока не найдены слова, выражающие нашу любовь, боль, счастье, разочарование, горевание и печаль, мы не способны полноценно (осознанно и стадийно) переживать свою утрату. А это необходимо для того, чтобы оставаться эмоционально неуплощёнными. Умирают герои в рассказах, фильмах, домашние животные, знакомые люди, родные.

Все это является основанием, чтобы поднимать тему того, как ценно время на земле и что уход из жизни – это не исчезновение».

#bit.ua

Читайте нас у
Telegram

Источник: https://bit.ua/2018/04/kak-govorit-s-rebenkom-o-smerti/

Как говорить с ребенком о смерти? — РЕБЁНОК.RU — медиаплатформа МирТесен

Чаще всего дети начинают интересоваться этой темой, когда умирает кто-то в семье. Вопросы ребенка и ваши ответы на них зависят от возраста вашего сына или вашей дочери.

Двухлетние не отличают смерть от отсутствия, и потому в их вопросах доминирует не страх смерти, а тревога из-за разлуки.

К трем-четырем годам ребенок уже связывает смерть с неодушевленностью: жить — значит двигаться, быть мертвым — значит лежать, не шевелясь.

В этом возрасте дети верят, что смерть обратима, и в играх не делают различия между убитыми и ранеными: убитых они отправляют наравне с ранеными в больницу, где тех лечат и вылечивают!

На стадии эдипова комплекса у ребенка может возникнуть бессознательное желание смерти родителя-соперника, и, защищаясь от этого желания, он может проявлять по отношению к родителю-сопернику неумеренную нежность.

После пяти лет у ребенка появляется нравственное понимание смерти, причины которой он ищет в действиях «злых» или «плохих» людей.

А параллельно малыш выстраивает и рациональное представление о смерти: умирают старые или больные.

У детей часто наблюдается страх смерти, в особенности по отношению к близким людям: малыш боится, как бы чего не случилось с его родителями.

За боязнью трагедии с близкими легко обнаружить следы младенческих тревог, связанных с разлукой. Теперь тревоги эти возрождаются в связи с печальными событиями в семье (такими, например, как смерть дедушки) или, если это страх за родителей, с амбивалентными чувствами, пробужденными эдиповым комплексом.

Дети шести-семи лет охотно играют «в смерть». Поскольку они начинают уже осознавать реальность смерти, ее необратимость, это может выразиться в тревожности или в нарушениях сна ✓ после кончины близкого. Первые мысли о том, что бывает после смерти, также возникают в этом возрасте.

Сынишка спрашивает, что с нами будет, когда мы умрем

Ваши ответы зависят от того, во что вы верите, но в принципе не надо ведь быть верующим, чтобы сказать малышу: те, кого мы любим, и после смерти навсегда остаются в нашем сердце. Умершие оставляют воспоминания о себе, можно думать о них, можно рассматривать их фотографии

В вашем семейном альбоме есть снимки людей, которых ваш ребенок не знает, но о которых вы можете с ним поговорить.

Самым маленьким

  • не требуются детали, так что вы совершенно не обязаны рассказывать им о разложении тела.
  • Представления о смерти пятилетних детей могут опираться на культурные архетипы — скелеты (Хеллоуин) и мумии. Эти представления могут стать источником мучительных для ребенка вопросов, но иногда говорить с ним о смерти, опираясь на вышеупомянутые сюжеты, куда легче.
  • Никаких иносказаний и метафор, когда вы говорите с ребенком о смерти! Малыш всерьез относится к услышанному и воспринимает все, что говорится, буквально.
  • Если вы говорите ребенку: «Твой дедушка теперь на небе» — он захочет там дедушку разглядеть или станет искать его во время полета на самолете.
  • Не используйте таких двусмысленных слов, как «уход».

Страх смерти

Самые мучительные вопросы — те, что ребенок задает, интересуясь вашей смертью или своей собственной: «А ты тоже умрешь, когда состаришься?», «Если я заболею, я умру?». Кончина бабушки или дедушки приводит к потере «преграды», защищавшей родных малышу людей от смерти.

Переживая вместе с родителями болезненную для них утрату, ребенок осознает, что его мама и папа тоже могут умереть.

В самый острый период эдипова комплекса фантазмы на тему смерти родителей особенно часты и упорны, и проявляются они в усиленной тревожности.

Мы без лишних сомнений говорим ребенку: твой дедушка умер, потому что был совсем старенький, — или: твой двоюродный дедушка заболел, но необязательно умрет, потому что больных можно вылечить

  • Надо использовать положительные примеры: вокруг вас, безусловно, есть чрезвычайно пожилые, но хорошо сохранившиеся люди, или люди, которых успешно лечат в больнице.
  • В разговоре с беспокоящимся за вас ребенком избегайте сухих, «правильных» ответов! Слова «Жизнь есть жизнь, все в конце концов умирают» ничуть его не успокоят.
  • Скажите ему, что вам еще много чего надо сделать в жизни, что вы не думаете о смерти, а наоборот — надеетесь понянчить внуков
  • Если страх смерти становится чересчур назойливым и это переходит в патологию необходима консультация специалиста.

Как говорить с малышом о самоубийстве

Ребенку четырех-пяти лет очень трудно объяснить, что кому-то хочется умереть. Впрочем, нам ведь и между собой непросто говорить об этом, тем более что самоубийство в семье иногда пробуждает в близких чувство вины. А иногда близкие сердятся на покойного за его поступок.

  • Если ваш ребенок услышал, что окружающие его люди обсуждают чье-то самоубийство, надо, не вдаваясь в подробности, хоть что-нибудь сказать ему об этом.
  • Наличие в семье тайны заставит малыша переживать гораздо сильнее.

Случается, что дети, от которых пытаются скрыть семейную драму, при первом же конфликте с родителями грозят им самоубийством.

Мать и отец в таких случаях теряются: господи, да как такое может говорить совсем маленький ребенок! А дело просто в том, что малыш, заметив, что тема самоубийства вызывает у близких какую-то странную реакцию, решил использовать ее как средство добиться от них желаемого.

Источник: https://rebenok.mirtesen.ru/blog/43477287546/Kak-govorit-s-rebenkom-o-smerti

Как говорить с ребенком о смерти? — психолог

Скрывать ли от ребенка, что кто-то из близких умер, или же сказать ему правду? Почему дети часто не понимают ценности жизни? Как объяснять ребенку, что такое смерть? На эти вопросы отвечает психолог и многодетная мама Екатерина Бурмистрова.

С ребёнком можно и нужно говорить о потере

Тема смерти, как и тема рождения, вызывает у детей большой интерес. Возраст появления страха смерти – это 4-5 лет, когда ребёнок осознаёт, что смерть есть. Он начинает опасаться, что умрут родители и что он умрёт сам.

Страх смерти может проявляться не напрямую, а в скрытых формах – в неотпускании мамы или в сложности засыпания, например. К страху смерти может подвинуть смерть домашнего питомца или кого-то из близких.

Очень важно, если кто-то из близких скончался, не утаивать смерть, иначе это ещё больше усиливает детские страхи.

Не нужно говорить, что человек ещё в больнице или уехал куда-то далеко, потому что эти ответы неправдивы, искажают то, что произошло, вызывают кучу страхов. Опасения, которые есть у ребёнка, это хуже, чем то, что есть на самом деле.

Всегда очень сложно сказать ребёнку правду для людей не церковных, им кажется, что они что-то рушат. Но то, что ребёнок может надумать, – это хуже. Нужно говорить правду.

Ребёнка можно взять в церковь на отпевание, но не надо брать на процесс похорон. А если похороны гражданские, то стоит десять раз подумать, потому что такие похороны – очень тяжёлая процедура, гораздо более беспросветная по сравнению с православным обрядом. И очень важно, если умер кто-то из близких, определить, что ребёнок может сделать для этого человека: поставить свечку, написать записку, покормить птиц, подать милостыню

Вопрос посещения кладбища – это вопрос, который каждая семья решает сама. Многие дети – дошкольники, младшие школьники — имеют большие страхи после этого. Живое воображение, детский фольклор, сказки-пугалки, связанные с кладбищем, – по сумме факторов посещение кладбища может быть довольно травматично.

Тут всё очень зависит от верования семьи. У людей верующих понятно, куда человек ушёл. Но мне кажется, что всерьёз неверующих людей нет, и как раз тема смерти сталкивает человека с тем, что невозможно не верить. Всё протестует против того, что всё так кончится и ничего после смерти не будет. И дети, имея чистую душу, не согласны, что всё вот так оборвётся – с цветочком, кошечкой, бабочкой. Дошкольник – существо верующее.

Надо определить культуру горевания, культуру траура в семье, то есть вспоминать умершего или лучше о нём вообще не говорить. Хорошо, когда есть церемония воспоминания, портреты в рамках, альбомы с фотографиями, дни памяти, когда собираются люди, говорят хорошие слова о человеке. Тогда человек никуда не исчезает, он остаётся здесь же, в этом семейном сообществе, просто он не рядом.

С ребёнком можно и нужно говорить о потере. Если семья верующая, у ребёнка, безусловно, есть травма, особенно, если это очень близкий человек, но нет слома. Ребёнок верит, что мы все встретимся на том свете, он может ждать. Мы все встретимся – вот, что важно.

Но в семьях верующих людей у ребёнка может возникнуть слишком плотное, насыщенное представление о небесной жизни, и ему может становиться не в радость эта жизнь, он может захотеть сразу на небеса к бабушке или, не дай Бог, к маме.

Здесь нужно, если умер очень близкий человек, а семья очень религиозна, сделать описание загробного мира не таким пленительным. Если изо дня в день рассказывать, как в раю хорошо, как там хорошо бабушке или кому-то из близких, и как там прекрасно, как там ничего не болит, ребёнок может сказать: я не хочу быть здесь, хочу туда.

Игра с компьютером, когда убивают

Я как специалист и как человек — большой противник стрелялок. Ребенок думает, что хотя это и убийство, но у меня-то четыре жизни! В результате, ребёнок может совершить что-то неосторожное в реальной жизни. По-настоящему неосторожное, считая, что у него как будто бы в запасе несколько жизней.

– Даже взрослый ребёнок так считает?

Да, это смещение координат. Эти зрелища делают смерть чем-то нереальным, чем-то, на что не стоит обращать внимания. Подумаешь, двадцать раз убит. И если ты по два часа «мочишь» фашистов, ты не будешь к этому чувствителен.

Надо стараться, насколько можно долго, не давать детям играть в компьютерные игры, где убивают. И если ваш неконтролируемый подросток находится в поле стрелялок, надо сказать все возможные слова, чтобы он понимал, чем грозит такое увлечение.

Я считаю, что игры, в которых присутствуют убийства, многие внутренние координаты у ребенка смещают в неправильную сторону, обесценивают эти страшные события, искажают границы возможностей. Игры со смертью, игры с жестокостью в компьютерах и приставках делают возможным рост детской преступности. Если на экране ты «мочишь» чужаков, почему тебе не побить какого-нибудь кавказца? Где предел? Ребёнок плохо чувствует грань между реальностью и нереальностью.

От смерти виртуальной – к реальной

– Детские суициды: я сделаю назло, пусть они посмотрят?

Это очень страшно – детский суицид. Ребёнок не понимает, что всерьёз умрёт, а думает, что будет сверху смотреть, как, например, все будут плакать. И у него нет ощущения окончательности, потому что оно сдвинуто медийными штучками. Это никогда не бывает самоубийством от депрессии, это от желания отомстить, проучить, обратить на себя внимание.

Момент необратимости смерти не присутствует в сознании ребенка. И потому, в том числе, что родителями вовремя не сказаны какие-то правильные слова на эту тему. Ведь большинство детских самоубийств происходят от ощущения обратимости: я немножко умру. Но если в семье есть контакт с детьми, хотя бы какой-то, не говорю уж – оптимальный, то с ребёнком вряд ли это произойдёт.

– Как правило, дети это сначала озвучивают?

Да. Озвучивают прямо или косвенно. Если ребёнок попал в какое-то подростковое сообщество, где идеология смерти, идеализирование смерти, нужно быть очень внимательным, заранее обсуждать какие-то вещи. Особенно надо быть внимательным, если такой трагический опыт уже есть в семье.

Беседовала Амелина Тамара

Источник: https://www.pravmir.ru/smertt/

PSYLIB® – И. Ялом. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ

3. ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О СМЕРТИ У ДЕТЕЙ

Наше беспокойство о смерти и наши способы справляться с тревогой смерти – отнюдь не поверхностные, легко поддающиеся описанию и пониманию феномены. Во взрослом состоянии они также не возникают у нас из ничего.

Они коренятся глубоко в нашем прошлом и претерпевают значительные трансформации в течение жизни, полной забот о безопасности и выживании. Исследования детей дают исключительную возможность наблюдать встречу человека со смертью в первозданном виде.

Конфронтация ребенка с фактом смертности, осознание им смерти, его ужас перед ней, его пути избегания смерти и обороны от нее, а также его последующее развитие, протекающее на фоне страха смерти, таково содержание этой главы.

На мой взгляд, существует значительное несоответствие между важностью смерти для ребенка и вниманием, уделяемым смерти в науках о детском развитии. Относящаяся к данной теме литература скудна и, по сравнению с обширными источниками по другим аспектам детского развития, в лучшем случае поверхностна.

Особенно мало эмпирических исследований детских концепций смерти; психоаналитически ориентированные клиницисты эпизодически пытались заниматься этим вопросом, но, как мы увидим, у них была предубежденность, зачастую идущая в ущерб точности наблюдений. Кроме того, немалая часть относящегося к делу материала содержится в давних публикациях, зачастую обнаруживаемых вне основного русла литературы по детскому развитию и детской психиатрии.

Многим мы обязаны Сильвии Энтони, в монографии которой «Открытие смерти в детстве и позднее», дан прекрасный обзор и анализ литературы, содержащей факты исследований и наблюдений.

Собственная клиническая работа, а также изучение работ других исследователей привели меня к ряду выводов:

  1. Всякий раз при достаточно тщательном подходе к изучению вопроса исследователи обнаруживают, что детей чрезвычайно занимает тема смерти.

    Беспокойство детей о смерти носит всепроникающий характер и оказывает далеко идущее воздействие на их переживания. Для них смерть – великая загадка, а преодоление страхов беспомощности и уничтожения – одна из основных задач развития; что же касается половых проблем, то они вторичны и производны.

  2. Дети глубоко озабочены смертью, и эта озабоченность возникает в более раннем возрасте, чем принято думать.
  3. Осознание смерти детьми и используемые ими способы справляться со страхом смерти различны в разном возрасте и проходят через определенную закономерную последовательность этапов.

  4. Адаптационные стратегии детей неизменно базируются на отрицании; можно предполагать, что мы не растем – вероятно, не можем расти – в непосредственном контакте с фактами жизни и смерти.

ВСЕПРОНИКАЮЩИЙ ХАРАКТЕР ОЗАБОЧЕННОСТИ СМЕРТЬЮ У ДЕТЕЙ

P>Фрейд верил, что дети полностью поглощены безмолвным исследованием сексуальности, вопросом «Откуда?» и что это главным образом и создает пропасть между ребенком и взрослым.

Однако имеются многочисленные свидетельства, что вопрос «Куда?» также очень активно занимает нас, пока мы дети, и продолжает звучать у нас в ушах на протяжении всей жизни; мы можем прямо задаваться им, бояться его, игнорировать, вытеснять, но не можем от него освободиться.

Мало кого из родителей или воспитателей маленьких детей не заставали врасплох внезапные, неожиданные вопросы ребенка о смерти. Однажды, когда мы с моим пятилетним сыном молча прогуливались по пляжу, он внезапно поднял взгляд на меня и сказал: «Понимаешь, оба моих дедушки умерли до того, как я успел с ними встретиться».

Похоже, это заявление было «вершиной айсберга». Явно он долго размышлял об этом внутри себя. Я спросил его, как мог мягко, насколько часто он думает о подобных вещах, о смерти, и его ответ, произнесенный непривычно взрослым тоном, ошеломил меня: «Я никогда не перестаю думать об этом».

В другой раз он простодушно прокомментировал отъезд брата в колледж: «Теперь мы остаемся дома только втроем: ты, я и мама. Интересно, кто из нас умрет первым?»

Источник: http://www.psylib.ukrweb.net/books/yalom01/txt04.htm

Как говорить с ребенком о смерти?

К сожалению, все люди рано или поздно сталкиваются с потерей близких. И никто не застрахован от того, что потеряет близкого человека слишком рано. Многие родители впадают в панику и не имеют ни малейшего представления о том, как говорить с ребенком в таких ситуациях.

Как объяснить ребенку, что умер дедушка или дядя? Многие совершают большую ошибку, говоря, что родственник уехал. И делают тем еще хуже, обманывая своего ребенка, и теряя его доверие.

Если ребенку наврать о случившемся, то у него могут возникнуть следующие представления:

  • Если сказать ребенку, что бабушка или дедушка уехали, то он будет ее ждать. И, соответственно, не дождется. Такая травма будет для него еще больнее, чем горе утраты;
  • Если игнорировать вопрос о том, куда делся человек или домашнее животное, то ребенок будет чувствовать вину за то, что это из-за него;
  • Если сочинить для него историю о том, что он когда-нибудь сможет увидеть умершего человека, ребенок эту новость может воспринять слишком остро. Если он действительно очень захочет увидеться с умершим человеком и не будет давать себе отчет о своих действиях, то все может закончиться очень плачевно.

Важный разговор

О смерти поговорить с ребенком стоит. Но лучше вести беседу в форме диалога: ребенок спрашивает то, что его интересует – родители отвечают. Ребенок может испугаться, если ему будут отвечать слишком сухо, цинично или, наоборот, приукрашено. Пусть он задает вопросы, и родители просто на них отвечают, не расширяя тему по своему желанию.

Стоит помнить, что реакция ребенка зависит, прежде всего, от реакции родителей. Если родителям очень тяжело, им нужно объяснить ребенку, почему. Объяснить, что это пройдет, но сейчас нужно пережить тяжелый момент потери близкого. Диалог важно вести грамотно, стараясь контролировать свои эмоции.

Ребенок должен научиться ценить жизнь. И ему важно объяснить, что такое смерть, какая она есть. Если близкий человек умер, то нужно донести до ребенка, что его больше нет, и он его больше никогда не увидит. Это тяжело сказать ребенку, можно смягчить такой разговор тем, что память об этом человеке останется навсегда, но это необходимый разговор. Ребенок не должен мыслить иллюзиями, необходимо научиться называть вещи своими именами.

Похороны

Похороны – необходимый ритуал. Последняя возможность попрощаться с усопшим, и не стоит ограждать от этого ребенка. Конечно, если малыш наотрез отказывается идти на похороны из-за своих переживаний или страха, то не стоит насильно его тянуть. Но, если ребенок спокойно переживает смерть близкого и хочет повидаться с умершим в последний раз, то это необходимо сделать. 

Ребенка необходимо подготовить к похоронам: рассказать ему для чего это нужно, как будет проходить ритуал, как нужно себя на нем вести. Если ребенок будет задавать специфические вопросы во время церемонии, то не стоит его за это ругать.

Главное – говорить с ребенком честно, не выдумывать для него сказки, их он будет позже переживать еще сильнее. Так у ребенка появится четкое понятие о том, что такое жизнь.

Ритуальные услуги в Заводском районе: — +375 (29) 394-60-05

Источник: https://pokoy.by/blog/kak-govorit-s-rebenkom-o-smerti

Как говорить с ребёнком о смерти: советы психологов

Потеря члена семьи или близкого друга — это те события, к которым люди обычно не готовы. И мы, конечно, не продумываем заранее, как будем сообщать эти печальные новости своим детям. Лайфхакер собрал советы детских психологов о том, как построить разговор с ребёнком в этой непростой ситуации, и попросил прокомментировать их Татьяну Рибер.

Почему нам так трудно говорить с детьми о смерти

С одной стороны, при упоминании чужой смерти мы сталкиваемся с такой темой, как неизбежность нашей собственной. Мы боимся, что разговор зайдёт о том, что однажды мы тоже умрём и оставим своего ребёнка одного. «А мама с папой тоже умрут?» — со страхом спрашивают дети, так как смерть вызывает у них непонятное чувство тоски по человеку, которого они никогда больше не увидят. Также дети могут быть обеспокоены тем, что они тоже смертны. Эта идея может сильно шокировать некоторых ребят.

Ребёнок беспокоится, что он может остаться один, что все взрослые могут умереть. И это вопрос, скорее, безопасности.

Татьяна Рибер

С другой стороны, мы неосознанно отождествляем себя с нашими детьми: проецируем на них свои эмоции, задаёмся вопросом, что бы мы чувствовали в их возрасте. Здесь всё зависит от того, как мы сами, будучи маленькими, впервые потеряли близкого человека.

Если в детстве вы столкнулись с разводом или смертью, а родители были погружены в свои переживания настолько, что оставили вас наедине с вашим горем, вы испытаете больше трудностей в подобной ситуации со своими детьми, так как будете склонны проецировать на них собственные страдания.

Наконец, мы опасаемся, что разговоры о смерти могут навредить хрупкой детской психике: вызвать страхи, травмировать. И это действительно может произойти. Поэтому лучше не пытаться опережать мысли ребёнка и рассказывать ему то, что вы считаете нужным, а спокойно и тактично отвечать на его вопросы.

Если у самих взрослых нет страха смерти, то и общение с собственным ребёнком на эту тему проходит гладко.

Татьяна Рибер

Как помочь ребёнку понять смерть

В возрасте от 3 до 5 лет дети имеют весьма ограниченное понимание смерти. Хотя они знают, что сердце мёртвого человека больше не бьётся и что он не может ни слышать, ни говорить, им трудно понять, что смерть окончательна. Они думают, что это обратимо, что бабушка придёт к ним завтра.

Чтобы помочь им осознать, что такое смерть, обязательно скажите: когда человек умирает — это навсегда, он не вернётся. Чтобы облегчить грусть от расставания, расскажите малышу, что он всегда может вспомнить о хороших моментах, проведённых с умершим близким человеком.

Помогите ребёнку понять, что смерть является частью естественного цикла жизни. Можно начать с примеров, которые не так эмоционально окрашены (например, деревья, бабочки, птицы), терпеливо объясняя, что продолжительность жизни у всех разная.

Также скажите, что иногда живые существа настолько серьёзно болеют, что не могут оставаться в живых. Однако настаивайте на том, что люди и животные в большинстве случаев могут вылечиться и прожить до глубокой старости.

Дети сталкиваются со смертью довольно рано. Обычно раньше, чем взрослые понимают это, или когда у последних возникает идея поговорить о смерти. Дети видят мёртвых птиц и животных на дороге. В такие моменты родители закрывают глаза малышу и говорят, чтобы он не смотрел. А ведь раньше смерть и роды воспринимались как самые естественные процессы.

Татьяна Рибер

При объяснении концепции смерти избегайте использования таких слов, как «заснул» и «ушёл». Если вы скажете ребёнку, что дедушка уснул, малыш может начать бояться сна, опасаясь умереть. То же самое, если вы скажете ему, что дедушка ушёл. Ребёнок будет ждать его возвращения и беспокоиться, когда другие члены семьи будут собираться в реальное путешествие.

Не говорите ребёнку, что его бабушка умерла, просто потому, что она болела, — он может решить, будто она подхватила обычную простуду. У него может появиться страх смерти, даже если он просто простудится или кто-то из родных начнёт кашлять. Скажите ему правду, используя простые слова: «У бабушки был рак. Это очень серьёзная болезнь. Иногда людям удаётся вылечиться, но не всегда». Убедите ребёнка, что смерть не заразна.

Вещи и процессы необходимо называть своими именами, так как дети воспринимают информацию, исходящую от родителей, в прямом смысле. И чем младше ребёнок, тем более осторожными необходимо быть родителям с невинными шутками и словами, которые можно интерпретировать по-разному.

Татьяна Рибер

Дети и взрослые по-разному переживают горе. Каких реакций стоит ожидать, а какие должны вызвать беспокойство

Стадии действительно отличаются, и у детей они менее заметны. Психика ребёнка зачастую предпринимает бессознательные попытки защитить его от тяжёлых эмоций. Он будто переваривает информацию по кусочкам.

В целом это может выглядеть так, словно ребёнок ничего и не чувствует.

Некоторые родители замечают: «После нашего разговора он просто вернулся к игре, не задавая никаких вопросов». На самом деле ребёнок всё очень хорошо понял. Но ему нужно время для переваривания этой информации.

Это защитный механизм. Дети используют его больше, чем взрослые, потому что их психика более хрупкая. У них ещё недостаточно душевных сил, чтобы справиться со своими эмоциями, и энергия им нужна, в первую очередь, для роста и развития.

Нет необходимости повторять или проверять, понял ли ребёнок то, что вы ему сказали. Он сам вернётся к теме позже, в собственном темпе, и задаст все интересующие его вопросы, когда будет готов услышать ответы.

Некоторые дети могут обращаться с вопросами к посторонним людям, например к школьному учителю. Это объясняется тем, что человек, не испытывающий скорбь вместе со всеми, способен беспристрастно дать необходимую информацию, которой ребёнок может доверять. Часто дети возвращаются к этой теме в разговоре перед сном, так как он ассоциируется у них со смертью.

В течение месяца у ребёнка могут появляться признаки скрытой тревоги: проблемы с засыпанием, нежелание слушаться и нормально питаться. Но если эти симптомы сохраняются в течение более продолжительного времени, а вы замечаете, что ваш ребёнок стал более замкнутым и подавленным как в школе, так и дома, стоит обратить на это внимание и инициировать доверительную беседу.

Если вам самостоятельно не удаётся найти нужные слова и помочь ему справиться с беспокойством, обязательно проконсультируйтесь с детским психологом.

Как помочь ребёнку справиться с потерей близкого человека

Всё зависит от того, кто умер, при каких обстоятельствах и в каком возрасте находится ребёнок. Но в любом случае эмоциональное состояние родителей является важным фактором, который во многом влияет на реакцию ребёнка. Обнимите его, приласкайте, расскажите, почему вы расстроены.

Вы имеете право выражать грусть и оплакивать свою потерю. Это поможет ребёнку понять, что и он может проявлять свои эмоции.

Если вы чувствуете себя подавленными, сперва позаботьтесь о себе. Это также станет правильным примером для ребёнка и позволит ему осознать: если тебе плохо, ты должен быть внимателен к себе. К тому же это научит его обращаться за помощью в трудную минуту.

Матерям даже больше, чем отцам, свойственно полагать, что они должны нести эту эмоциональную ношу самостоятельно, управляться со всеми делами и всегда хорошо выглядеть. Но это невозможно. Если вы слишком переживаете, вы можете и должны принять помощь. Попросите о ней супруга, друзей, родственников.

Тем более ребёнок в такие моменты иногда задаёт вопросы, которые могут причинить вам ещё больше боли. Он это делает не из садистских побуждений, а потому, что моментально улавливает настроение родителя. Это может быть быть очень тяжело, поэтому на такие вопросы стоит отвечать человеку, который меньше подвержен переживаниям.

Вы не обязаны следовать правилам, которые, как вам кажется, существуют в обществе. Некоторые говорят, что ребёнку необходимо всё рассказать и показать. На самом деле это должно оставаться на усмотрение родителей. Вы должны быть уверены в том, что делаете, и доверять своей интуиции.

Иногда, наоборот, скрытие определённых вещей от ребёнка может оказаться неверным шагом. Если вы лжёте о причине своего плохого настроения, он не может понять, почему вы испытываете эти эмоции, и начнёт фантазировать такое, что вам никогда бы не пришло в голову. Он может, например, почувствовать себя виноватым в вашем расстройстве или начать бояться, что между родителями возник конфликт и они собираются разводиться.

https://www.youtube.com/watch?v=sUs7btQg1uE

Смерть — это всегда эмоционально напряжённое событие. Его не следует скрывать от ребёнка, но постарайтесь оградить его от сильных потрясений.

Стоит ли брать детей на похороны

Татьяна Рибер считает: если родители сами не боятся этого процесса и если ребёнок не сопротивляется, ответ, скорее, да. Сопровождение ребёнком семьи на кладбище зависит от отношения к смерти, принятого в его окружении. Дети в семьях, соблюдающих религиозные традиции, посещают похороны, подходят к гробу. На самом деле кладбище не место для прогулок с детьми. Но к умершим родственникам, если это традиция, брать детей можно.

Источник: https://lifehacker.ru/rebenok-smert-blizkix/

«Мама, а ты когда-нибудь умрешь?» — спрашивает меня четырехлетний сын. Весна, мы возвращаемся домой с прогулки. Пять минут назад мы болтали о пустяках и шутили. У нас в семье никто не умирал, да что там, никто даже не болеет. И тут – такой вопрос, как снег на голову.

Я начинаю неуверенно рассуждать о том, что все рано или поздно умирают, но перед этим можно прожить долгую и счастливую жизнь. «А ты? Разве ты тоже умрешь?» Собравшись с духом, я отвечаю: «Да, когда-нибудь это случится». Мой мальчик начинает горько плакать. Я утешаю его, пытаюсь отвлечь, но все напрасно. Моему ребенку нужен один ответ – нет, мама никогда не умрет. Что делать? Я уже и сама чуть не плачу.

Наконец, после получаса детских рыданий и уговоров, мы приходим к довольно шаткому компромиссу – что когда-нибудь, в будущем, ученые, может быть, изобретут таблетки бессмертия. Сын постепенно успокаивается, но я понимаю – это только начало.

«С трех до пяти лет у большинства детей возникают вопросы, связанные со смертью, – объясняет детский психолог, сотрудник отделения детской паллиативной помощи Софья Ржаницына.

– В этом возрасте ребенок начинает осознавать, что смерть – это нечто большее, чем просто разлука. Первая реакция ребенка острая – слезы, отрицание. Задача родителя прежде всего – сохранить спокойствие самому.

Дети всегда настроены на чувства родителей; если мама будет смущаться или пугаться, ребенок тоже почувствует недосказанность и тревогу».

Вопрос – ответ

Вопрос – ответ

Как правильно отвечать на детские вопросы, связанные со смертью? Конечно, ответ будет зависеть от мировоззрения и вероисповедания родителей. Но есть несколько универсальных правил:

  • Ответ должен быть максимально простым. Не стоит перегружать ребенка информацией, к которой он не готов. Отвечайте непосредственно на поставленный вопрос. Например, если ребенок, интересуясь историей семьи, спрашивает, где его прадедушка, ответ будет – он умер. Если дальнейших расспросов не последует, остановитесь на этом. Помните: ребенок задает только те вопросы, на которые готов услышать ответ.
  • Будьте аккуратны со сравнениями и метафорами. Не стоит, например, говорить про умершего человека, что он уснул – у ребенка может сформироваться страх перед засыпанием. Часто употребляемое в отношении умерших слово «ушел» тоже лучше не использовать: ребенок мыслит конкретно. Представляете, что он почувствует, когда, собираясь в магазин, вы предупредите его, что уходите? Не акцентируйте внимание на болезни, предшествующей смерти: если у ребенка сформируется ассоциативная цепочка «болезнь кончается смертью», он будет тревожиться из-за любой простуды.
  • «Мама, и ты умрешь? И я умру?» — на этот вопрос нужно мягко, но твердо ответить – да. Проследите с ребенком весь жизненный путь человека. Расскажите, что, скорее всего, мама умрет не сейчас, а в старости, и до этого ребенок успеет вырасти, закончить школу, найти интересную работу и завести собственных детей.
  • Будьте терпеливы – такие вопросы будут возникать у ребенка снова и снова. Вам необходимо будет проговаривать: наша жизнь устроена по определенным правилам, каждый человек рождается, живет и умирает, при этом от рождения до смерти, как правило, проходит много времени.
  • На досуге почитайте вместе с ребенком книги о разных культурах и религиях. Расскажите ему о том, что у некоторых народов смерть принято воспринимать не как трагедию, а как радостную встречу человека с Богом; кто-то верит в бесконечные перерождения, а в Мексике, например, и вовсе отмечают День мертвых красочным карнавалом.

«Осознание конечности и неотвратимости смерти – необходимый этап взросления ребенка, – комментирует Софья Ржаницына. – Если ребенок не проживет этот этап в детстве, это обязательно аукнется в более зрелом возрасте, и тогда справиться с этим будет сложнее».

Когда горе пришло в семью

Когда горе пришло в семью

Выше мы говорили о ситуациях, когда ребенок спрашивает о смерти гипотетически. А что делать, если горе пришло в семью – умирает или уже умер близкий родственник?

Во многих странах распространен ритуал прощания с умирающим. И взрослые, и дети получают возможность сказать уходящему все самое важное, и пережить потерю становится легче. Однако такой ритуал возможен, только если и родственники, и сам человек готовы признать, что уход неизбежен.

После смерти близкого родители сталкиваются с дилеммой: брать ли ребенка на похороны? Однозначного ответа на этот вопрос нет: все зависит от психологического состояния взрослых. Важно понимать, что ребенок на похоронах потребует от них дополнительных сил: он будет задавать вопросы, и нужно будет отвлечься от собственных эмоций.

Кроме того, дети во время похорон могут вести себя не так, как ожидают взрослые: не горевать, а громко комментировать происходящее или вовсе заскучать и проситься поиграть.

Лучший вариант, если ребенка на церемонии прощания будет сопровождать человек, эмоционально меньше других вовлеченный в общее горе: дальний родственник или друг. Такой человек сможет терпеливо рассказывать обо всем и, если нужно, покинуть с ребенком церемонию раньше времени.

Если родители решили не водить ребенка на похороны, то в любом случае необходимо устроить ребенку ритуал прощания с умершим: через какое- то время привести ребенка на кладбище или, например, поставить в церкви свечку.

«Процедура прощания обеспечивает законченность этого процесса – умирания, — говорит Софья Ржаницына. – Если не поставить точку, у ребенка возникнет тревожное ощущение недосказанности, он потеряет опору. Неправильно скрывать от ребенка смерть родственника. Ребенок видит, что происходит вокруг.

Он знает, например, что любимая бабушка долго болела, а теперь мама и папа ходят печальные, но ничего не говорят.

В итоге возникают неврозы с далеко идущими последствиями: возможно, в будущем такой ребенок будет бояться заводить длительные отношения – вдруг близкий человек внезапно исчезнет навсегда?Конечно, когда ребенок узнает о смерти близкого родственника, он плачет и тоскует. Но слезы помогают пережить горе, смягчают его».

Ребенку сложно признать, что умершего человека больше нет рядом. Важно объяснить, что ушедший все равно остается в нашем сердце и воспоминаниях.

Для этого можно завести, например, «шкатулку памяти»: сложить в коробочку памятные вещи, которые связывали ребенка и умершего человека – открытки, игрушки, фотографии. Пусть эта шкатулка принадлежит только ребенку, и когда он почувствует тоску по ушедшему – откроет ее, и, перебирая вещички, вспоминает о близком. И со временем на смену горю и тоске придет светлая печаль, а дорогие воспоминания ребенок пронесет с собой через всю жизнь.

Что почитать? Пернилла Стальфельт, «Книга о смерти» Шведская писательница рассуждает о том, что смерть неизбежна. Но это получается у нее легко, доступно и совсем не грустно.

Что посмотреть – мультфильм «Тайна Коко», Disney О мексиканском празднике – Дне мертвых, совсем нестрашных приключениях мальчика в потустороннем мире и о том, как важно не забывать умерших и чувствовать связь со своей семьей.

Надежда Фетисова

Источник: https://eva.ru/relationship/parents-and-children/read--vse-umrut-a-ya-ostanus---kak-govorit-s-rebenkom-o-smerti-53434.htm

Как говорить с ребенком о смерти?

Как говорить с ребенком о смерти?

Чаще всего дети начинают интересоваться этой темой, когда умирает кто-то в семье. Вопросы ребенка и ваши ответы на них зависят от возраста вашего сына или вашей дочери.

Двухлетние не отличают смерть от отсутствия, и потому в их вопросах доминирует не страх смерти, а тревога из-за разлуки.

К трем-четырем годам ребенок уже связывает смерть с неодушевленностью: жить — значит двигаться, быть мертвым — значит лежать, не шевелясь.

В этом возрасте дети верят, что смерть обратима, и в играх не делают различия между убитыми и ранеными: убитых они отправляют наравне с ранеными в больницу, где тех лечат и вылечивают!

На стадии эдипова комплекса у ребенка может возникнуть бессознательное желание смерти родителя-соперника, и, защищаясь от этого желания, он может проявлять по отношению к родителю-сопернику неумеренную нежность.

После пяти лет у ребенка появляется нравственное понимание смерти, причины которой он ищет в действиях «злых» или «плохих» людей.

А параллельно малыш выстраивает и рациональное представление о смерти: умирают старые или больные.

У детей часто наблюдается страх смерти, в особенности по отношению к близким людям: малыш боится, как бы чего не случилось с его родителями.

За боязнью трагедии с близкими легко обнаружить следы младенческих тревог, связанных с разлукой. Теперь тревоги эти возрождаются в связи с печальными событиями в семье (такими, например, как смерть дедушки) или, если это страх за родителей, с амбивалентными чувствами, пробужденными эдиповым комплексом.

Дети шести-семи лет охотно играют «в смерть». Поскольку они начинают уже осознавать реальность смерти, ее необратимость, это может выразиться в тревожности или в нарушениях сна ✓ после кончины близкого. Первые мысли о том, что бывает после смерти, также возникают в этом возрасте.

Сынишка спрашивает, что с нами будет, когда мы умрем

Сынишка спрашивает, что с нами будет, когда мы умрем

Ваши ответы зависят от того, во что вы верите, но в принципе не надо ведь быть верующим, чтобы сказать малышу: те, кого мы любим, и после смерти навсегда остаются в нашем сердце. Умершие оставляют воспоминания о себе, можно думать о них, можно рассматривать их фотографии

В вашем семейном альбоме есть снимки людей, которых ваш ребенок не знает, но о которых вы можете с ним поговорить.

Самым маленьким

  • не требуются детали, так что вы совершенно не обязаны рассказывать им о разложении тела.
  • Представления о смерти пятилетних детей могут опираться на культурные архетипы — скелеты (Хеллоуин) и мумии. Эти представления могут стать источником мучительных для ребенка вопросов, но иногда говорить с ним о смерти, опираясь на вышеупомянутые сюжеты, куда легче.
  • Никаких иносказаний и метафор, когда вы говорите с ребенком о смерти! Малыш всерьез относится к услышанному и воспринимает все, что говорится, буквально.
  • Если вы говорите ребенку: «Твой дедушка теперь на небе» — он захочет там дедушку разглядеть или станет искать его во время полета на самолете.
  • Не используйте таких двусмысленных слов, как «уход».

Страх смерти

Страх смерти

Самые мучительные вопросы — те, что ребенок задает, интересуясь вашей смертью или своей собственной: «А ты тоже умрешь, когда состаришься?», «Если я заболею, я умру?». Кончина бабушки или дедушки приводит к потере «преграды», защищавшей родных малышу людей от смерти.

Переживая вместе с родителями болезненную для них утрату, ребенок осознает, что его мама и папа тоже могут умереть.

В самый острый период эдипова комплекса фантазмы на тему смерти родителей особенно часты и упорны, и проявляются они в усиленной тревожности.

Мы без лишних сомнений говорим ребенку: твой дедушка умер, потому что был совсем старенький, — или: твой двоюродный дедушка заболел, но необязательно умрет, потому что больных можно вылечить

  • Надо использовать положительные примеры: вокруг вас, безусловно, есть чрезвычайно пожилые, но хорошо сохранившиеся люди, или люди, которых успешно лечат в больнице.
  • В разговоре с беспокоящимся за вас ребенком избегайте сухих, «правильных» ответов! Слова «Жизнь есть жизнь, все в конце концов умирают» ничуть его не успокоят.
  • Скажите ему, что вам еще много чего надо сделать в жизни, что вы не думаете о смерти, а наоборот — надеетесь понянчить внуков
  • Если страх смерти становится чересчур назойливым и это переходит в патологию необходима консультация специалиста.

Как говорить с малышом о самоубийстве

Как говорить с малышом о самоубийстве

Ребенку четырех-пяти лет очень трудно объяснить, что кому-то хочется умереть. Впрочем, нам ведь и между собой непросто говорить об этом, тем более что самоубийство в семье иногда пробуждает в близких чувство вины. А иногда близкие сердятся на покойного за его поступок.

  • Если ваш ребенок услышал, что окружающие его люди обсуждают чье-то самоубийство, надо, не вдаваясь в подробности, хоть что-нибудь сказать ему об этом.
  • Наличие в семье тайны заставит малыша переживать гораздо сильнее.

Случается, что дети, от которых пытаются скрыть семейную драму, при первом же конфликте с родителями грозят им самоубийством.

Мать и отец в таких случаях теряются: господи, да как такое может говорить совсем маленький ребенок! А дело просто в том, что малыш, заметив, что тема самоубийства вызывает у близких какую-то странную реакцию, решил использовать ее как средство добиться от них желаемого.

Укажите свой Email, чтобы получать информацию о свежих публикациях прямо на свой почтовый ящик. Вы можете отписаться в любое время

Источник: https://5psy.ru/roditeli-i-deti/kak-govorit-s-rebenkom-o-smerti.html

Как говорить с детьми о смерти?

Как говорить с детьми о смерти?

Обычно в возрасте 5-6 лет ребенок впервые осознает, что смерть – неизбежный факт биографии любого человека, а значит – и его самого.

Жизнь неизменно заканчивается смертью, мы все конечны, и это не может не беспокоить уже подросшего ребенка. Он начинает бояться, что умрет сам (уйдет в небытие, станет «никем»), умрут родители, и как же он останется без них?

Страх смерти также тесно связан со страхом нападения, темноты, ночных чудовищ, болезни, стихийных бедствий, огня, пожара, войны. Через подобные страхи в той или иной степени проходят практически все дети, это абсолютно нормально.

Страх смерти, кстати, чаще встречается у девочек, что связано с более заметным у них, в сравнении с мальчиками, инстинктом самосохранения. И наиболее выражен у впечатлительных, эмоционально чувствительных детей.

Что нужно сделать нам, родителям, в первую очередь – так это самим разобраться в своем отношении к теме жизни и смерти. Определите для себя, во что вы верите сами?Что, по-вашему, происходит или не происходит с человеком после смерти (ребенку лучше объяснить разницу между телом и душой: тело хоронят в земле или сжигают, а душа ). Расскажите о своем представлении, будьте спокойны, кратки и искренни.

Не обманывайте

Не обманывайте

Разговаривайте простым, понятным языком (говорите «люди умирают» вместо «мы засыпаем вечным сном» / «отходим в мир иной»).

Отвечайте только на заданные вопросы. Если вы не знаете, что ответить, так и скажите: «у меня пока нет ответа, но я подумаю».

«Мама (папа), ты умрешь? И я тоже умру?»

«Мама (папа), ты умрешь? И я тоже умру?»

Здесь лучше делать акцент на том, что люди умирают в глубокой старости, и прежде чем она наступит, произойдет много-много разных, интересных и важных событий: «ты вырастешь, научишься (дальше можно перечислить многочисленные навыки, которые освоит ребенок – кататься на коньках и роликах, печь вкусное печенье, сочинять стихи, организовывать вечеринки), закончишь в школу, поступишь в институт, у тебя будет своя семья, дети, друзья, свое дело, твои дети тоже вырастут и выучатся, будут работать Люди умирают, когда их жизнь заканчивается. А твоя жизнь только начинается».

О себе можно сказать: «я собираюсь жить долго-долго, вот завтра я хочу сделать то-то и то-то, через месяц – то-то и то-то, а через год планирую , а через 10 лет мечтаю »

Если ребенок уже знает о том, что люди умирают и в молодом возрасте тоже, надо признать, что такое действительно случается, в любом явлении есть исключения, но большинство людей все же доживает до глубоких морщин.

Страх смерти может отразиться в ночных кошмарах, лишний раз подчеркивая лежащий в его основе инстинкт самосохранения. Здесь нужно помнить о том, что страхи очень не любят, когда о них рассказывают, проговаривают вслух вновь и вновь, поэтому надо не дрожать от страха под одеялом, а делиться тем, что пугает, с родителями.

В процессе рисования страхи могут вновь ожить, заостриться. Считается, что бояться этого не стоит, поскольку оживление страхов — одно из условий их полного устранения. (Важно: по этическим соображениям нельзя просить ребенка изобразить на рисунке страх смерти родителей).

Отлично прорабатываются страхи на сеансах песочной терапии.

И да, лучшая стратегия для родителей при возникновении детских страхов – не драматизировать, не создавать ажиотажа, успокаивать («я рядом, я с тобой, ты под моей защитой»), ласкать-целовать-обнимать, быть эмоционально отзывчивыми, давать поддержку, любовь, признание, а самим – быть стабильными, спокойными и уверенными в себе, собственные страхи – прорабатывать, а не транслировать их детям.

Если кто-то умер из близких? (инструкция по В. Сидоровой)

Если кто-то умер из близких? (инструкция по В. Сидоровой)

Нельзя утаивать смерть.

Сообщить ребенку должен самый близкий взрослый, тот, кого ребенок хорошо знает и кому он доверяет.

Начинать разговор надо в тот момент, когда ребенок сыт, не устал, не взбудоражен. Не в детской!

Во время разговора нужно держать себя в руках, можно заплакать, но нельзя разрыдаться и погрузиться в собственные чувства. Фокус внимания – на ребенке.

Желателен телесный контакт и контакт глаза в глаза.

Реакция ребенка может быть разной, иногда очень неожиданной, примите ее такой, какая она есть. Если заплакал – обнимите, покачайте на руках, тихо и ласково утешьте. Если убежал – не бегите вслед. Зайдите к нему через 15-20 минут и посмотрите, чем занят. Если ничем – сядьте молча рядом.

Потом можно рассказать, что будет завтра-послезавтра. Если играет, присоединитесь к игре и играйте по его правилам. Если хочет побыть один – оставьте его одного. Если бесится – усильте эту активность. Когда выдохнется, сядьте рядом и расскажите о будущем.

Не бойтесь детской истерики, скорее всего, ее не будет.

Приготовьте ему на ужин его любимую еду (но без особых пиршеств). Проведите с ребенком побольше времени. Укладывая спать, спросите, не хочет ли он оставить свет? Или может быть, вам посидеть с ним, почитать, рассказать ему сказку?

Если в эту или последующую ночь ребенок будет видеть страшные сны, просыпаться и прибегать, то в первую ночь, если он просит, можно разрешить ему остаться в вашей постели (но только если он сам просит, не предлагайте). В остальных случаях следует отправить его обратно в свою кровать и сидеть с ним рядом, пока он не заснет.

Не избегайте с ребенком разговоров о смерти или его переживаниях, не ограничивайте в выборе книг или мультфильмов, в которых, по вашему мнению, могут быть сцены, напоминающие ему о горе.

Важно вносить как можно меньше изменений в его привычный образ жизни. Вокруг ребенка должны быть те же люди, игрушки, книжки. Рассказывайте ему ежевечерне о ваших планах на завтра, составляйте расписания, намечайте и – что очень важно! – выполняйте мероприятия. Делайте все, чтобы создать ребенку ощущение, что мир стабилен и предсказуем, даже если в нем нет близкого человека. Обедайте, ужинайте и ходите на прогулки в то же время, в какое ребенок привык делать это до потери.

Капризы, раздражение, агрессия, апатия, плаксивость, возбужденность или несвойственная замкнутость, игры на тему жизни и смерти, агрессивные игры в течение 2 месяцев – норма.

Если характер игр, рисунков, взаимодействия с предметами и другими детьми не возвращается за 8 недель к той норме, что была до потери, если по прошествии этого времени ребенка продолжают мучить кошмары, он мочит постель, начал сосать палец, стал раскачиваться, сидя на стуле или стоя, крутить волосы или подолгу бегать на цыпочках – ему нужно на прием к психологу.

Присутствовать ли ребенку на похоронах?

Присутствовать ли ребенку на похоронах?

Этот вопрос решается индивидуально. Можно спросить самого ребенка (спросить надо 2 раза), хочет ли он поехать на кладбище. Если нет – остается дома. Если да, то в таком случае во время похорон рядом с ребенком должен быть близко знакомый взрослый, который будет сохранять с ним физический контакт и отвечать на все вопросы, т.е. посвятит себя только ему.

Если умер домашний питомец

Если умер домашний питомец

Его можно похоронить всей семьей, на могилу положить цветы. Похороны – это ритуал прощания, который помогает нам выстроить границу между жизнью и смертью.

Скажите ребенку, чтобы он не стеснялся своих чувств, что оплакивать, горевать по умершему любимому существу, будь то человек или питомец – абсолютно нормально и естественно, и нужно время, чтобы пережить потерю, когда острая тоска сменяется светлой печалью и происходит примирение с жизнью, в которой любимого существа больше нет, но есть его образ в памяти и сердцах тех, кому он был дорог.

Литература (для детей):

Тут и сказочке конец: как разговаривать с ребенком о смерти

как говорить с ребенком о смерти

Ростовский областной суд отказался удовлетворить жалобу воспитательницы детского сада на увольнение.

В феврале Алла Елпашева лишилась работы за «психическое насилие» над детьми: читая сказку «Конек-Горбунок», она по просьбе ребенка объяснила, что значит «на кол посадить».

Группа была особенная, коррекционная — у одного из малышей начались истерики, появился навязчивый страх смерти. Как же говорить с ребенком о смерти, чтобы его не напугать, о чем должны знать родители и педагоги — читайте в материале «Известий».

Ее конек — не Горбунок

Таганрогский детский сад № 43. 13 малышей группы с нарушениями опорно-двигательного аппарата, «с неустойчивым эмоциональным фоном психостатуса» (формулировка из определения суда), слушают сказку «Конек-Горбунок» из уст Аллы Елпашевой. После фразы:

«Где-нибудь, хоть под водой,

Посажу тебя я на кол.

Вон, холоп!» Иван заплакал»

кто-то спросил — а что значит «посадить на кол»?

«Представьте, как кол пройдет через всё тело, что происходит с человеком, которого садили на остро заточенный кол и он умирал, потому что кол медленно глубоко протыкал все внутренние органы и добирался до головы», — приводят местные СМИ реплику воспитательницы из докладной заместителя заведующего детским садом.

Дети представили. Один малыш так впечатлился, что отказался ходить в детский сад. В психологическом заключении отмечается, что у ребенка начались истерики, резкая смена настроения, появился навязчивый страх смерти.

Аллу Елпашеву уволили, но женщина попыталась доказать свою невиновность через суд — объясняла, что умысла не было, как и психического насилия с ее стороны над детьми, она выполняла свои обязанности. Суд аргументы не принял.

«Воспитатель управляет процессом обучения, именно от него зависит ход обсуждения любого произведения.

Возможно, следовало более абстрактно объяснить значение выражения как один из видов наказаний, увести разговор в другую сторону, не вдаваясь в такие подробности, учитывая впечатлительность детей, — говорит в беседе с «Известиями» руководитель детского сада в подмосковном Нахабино Ольга Андрющенко.

— В сказках в 90% есть баланс между добром и злом, жизнью и смертью. Всегда можно выкрутиться и повернуть разговор в нужное русло. Смерть животного, человека — воспитатель старается донести смысл без лишних подробностей, учитывая возрастные особенности детей дошкольного возраста и не травмируя их психику».

Психолога, автора книг для родителей Юлию Василькину удивляет выбранный методистами репертуар со сценами средневековых пыток для группового чтения в детском саду. Если дома родители сами берут на себя ответственность ответить на все детские вопросы, учитывая особенности и текущее состояние малыша, то в групповом формате это почти невозможно.

«Воспитателей ставят в положение, когда они как-то должны ответить на вопрос любознательного ребенка и при этом нет ни одного хорошего варианта, — говорит «Известиям» эксперт. — Сказать: «Тебе мама дома объяснит» или «Кол — это такая палочка», не заметить вопрос?»

Академик, заслуженный учитель РФ Евгений Ямбург отмечает, что педагог оказалась в непростой ситуации и сложную фразу нужно было объяснить иначе, но и реакцию руководства детского сада считает неадекватной.

«Я думаю, очень скоро ни один нормальный человек не пойдет работать в детский сад, если каждый раз будут такие репрессии, преследования», — цитирует Евгения Ямбурга «РИА Новости».

Кстати, в этом году «Коньку-Горбунку» Петра Ершова исполняется 185 лет. В честь этого события затеяли #всемирныйфлешмоб: сказку читают на японском, сербском, армянском, даргинском, индонезийском языке и даже на хантыйском и ительменском языках. Кто знает, может при переводе «кол» пропадет.

Прививка от зверства

«У нас ключевая тема всей литературы — тема жизни и смерти. Мы этой темы избежать не можем. Мало того и не нужно, потому что не будешь ценить жизнь, если не узнаешь смерть, — говорит «Известиям» учитель русского языка и литературы, член совета межрегионального профсоюза работников образования «Учитель» Анна Инютина.

— Не надо акцентировать внимание на каких-то варварствах — само собой, натурализм детям младшего возраста не нужен, но избежать этой темы невозможно. Ребенок должен понимать, что смерть есть, а жизнь надо ценить. В старших классах, уже в 7-м классе, читают «Тараса Бульбу» со всеми зверствами, затем «Войну и мир», «Тихий Дон» с таким страшным военным натурализмом.

Дети должны это знать, это прививка от зверства — человек переживает этот ужас, и он не хочет видеть его в жизни. Это нормально, это воспитание чувств. Естественно, с учетом возраста детей, но программа это учитывает».

Тема смерти — одна из самых трудных для разговора с детьми, и в разном возрасте отношение к ней разное. Психологи отмечают, что, отвечая на вопрос о смерти, нужно учитывать возраст и состояние ребенка.

Для детей от 2 до 5 лет смерть — это что-то временное, абстрактное и обратимое, как в сказке: поцеловал принц спящую красавицу, и она ожила.

С 5 до 9 лет приходит осознание, что всё рано или поздно заканчивается и продолжения не будет, формируются визуальные образы, снятся сны со смертельными ассоциациями, появляется страх смерти. После 9 лет ребенок понимает, что смерть необратима и его жизнь тоже закончится.

«Если ребенок спрашивает о том, умрет ли мама, папа, брат, то важно честно сказать: «Да, все люди умирают. Но до смерти они проживают долгую и интересную жизнь, заводят семьи, путешествуют. Впереди жизнь, наполненная яркими и интересными событиями. Люди умирают, когда жизнь заканчивается, а твоя еще только началась», — говорит Ольга Андрющенко.

Специалисты отмечают, что важно отвечать прямо, честно и реагировать на вопрос спокойно, потому что ваш страх провоцирует страх ребенка. Так что сначала договоритесь с собой.

«Если для ребенка эта тема станет запретной, то его вопросы останутся без нужных ему ответов. Однако, если вопрос прозвучал в очереди в супермаркете, вы можете взять тайм-аут: «Я запомню твой вопрос, и мы поговорим об этом дома», — советует Юлия Василькина. — Отвечайте именно на тот вопрос, который задал ребенок. Пусть ваш ответ уложится в 2–3 несложные фразы. Если ему будет нужно, то он задаст новый вопрос (возможно, через некоторое время). Темы смерти обрабатываются очень неспешно».

«Давай откопаем собаку хоть на немного»

Мама 4-летнего Богдана рассказывает «Известиям», что сын не понимает, что значит «наша собака Ева умерла».

«Предлагает «сходить выкопать ее хотя бы ненадолго». Куда дедушка делся, тоже не объяснить. То ли так объясняем, то ли забывает» — теряется в догадках мама.

«Это порыв ребенка, привязанного к животному и не осознающего пока, что такое смерть. Можно объяснить, что тот, кто умер, не может ходить, дышать, есть и делать всё, что обычно», — советует психолог.

У ребенка с животными вообще незримая связь, потеря питомца воспринимается болезненно. Кому-то хочется побыть одному, у кого-то трагическая новость вызывает слезы и истерику.

«Важно принять любые эмоции ребенка и дать ему возможность прожить и пережить сложную ситуацию, — говорит Ольга Андрющенко. — Можно вместе похоронить животное, положить цветы на могилу — нужно выстроить границу между жизнью и смертью.

Разрешите ребенку оплакивать, горевать — это абсолютно нормальные эмоции в сложившейся ситуации. «Наш щенок умер». Пауза. Осмысление. «Его больше с нами нет и никогда не будет». Пауза. «Но его образ всегда останется в твоем сердце, ведь он был тебе так дорог.

Я знаю, как ты переживаешь, как тебе сложно и трудно принять это».

Табу на «спит вечным сном»

Объясняя ребенку смерть домашнего питомца, близкого человека, психологи просят, почти умоляют избегать вредных шаблонов. Забудьте про звезды на небе, к которым добавилась еще одна, и дальние походы в неведомые страны, откуда не возвращаются.

«Заснул вечным сном» может вызвать страх засыпания. «Ушел далеко-далеко» — у ребенка может появиться страх расставания («они уйдут и не вернутся») и злость на того, кто ушел, не попрощавшись. «Улетел на далекую звезду» усложнит разговоры о космосе и спровоцирует навязчивую тему «давай тоже полетим туда», — отмечает психолог Юлия Василькина.

Эксперт поясняет, что исследование темы смерти — необходимый этап, с которого ребенок учится осознавать ценность жизни. Ольга Андрющенко добавляет, что самое страшное для ребенка — «неназванные эмоции».

«Ему гораздо спокойнее, когда все его страхи «озвучены» родителями, когда мы прямо признаем, что случилось горе, а не рассказываем сказки о том, что бабушка ушла в магазин или переехала», — отмечает педагог.

«Однажды мы всем классом хоронили одноклассника — мальчик погиб. Все вместе это переживали. Я не думаю, что это надо проговаривать. Чем меньше пафосных слов, тем лучше. Лучше сделай что-то. Сделай хорошее в память, сделай хорошее родственникам. Никого не надо обвинять, задевать, попытаться как можно тоньше подойти к этой ситуации, — говорит Анна Инютина. — Я не говорю про животных — малыши и кошечек оплакивают, и собачек.

Они всегда проговаривают это, им важно поделиться и, конечно, ты должен разделить с ним боль утраты. Но говорить, что этого нет, махнуть рукой, «забудь и спи спокойно», закрыть на это глаза и создавать вокруг атмосферу сплошного оптимизма, радости и счастья Так нельзя. Потом удивляемся, почему дети не чувствуют чужую боль, почему они такие? Да потому. Это воспитание чувств. Чем больше переживает, тем лучше будет человек.

И боль в литературе тоже надо переживать, иначе какими мы вырастем?»

Источник: https://iz.ru/931259/elena-motrenko/tut-i-skazochke-konetc-kak-razgovarivat-s-rebenkom-o-smerti

Как разговаривать с умирающим ребенком о смерти

как говорить с ребенком о смерти

PsychologiesМать и дитя

Невозможно представить себе, какое горе переживают родители уходящего ребенка. Но как бы ни было тяжело, именно от них зависит, насколько комфортно будет ребенку в оставшееся время. И речь не только о нахождении лучшей паллиативной помощи в медицинском аспекте. Нужно найти в себе силы поговорить о самом страшном. Как построить этот разговор и что может поддержать родителей, рассказывает Алёна Кизино, руководитель психологического отдела Детского хосписа «Дом с маяком».

В суматошной жизни большого города мы редко задумываемся, что рядом с нами живут семьи, в которых прямо сейчас умирает неизлечимо больной ребенок. Нам невозможно представить, что происходит с родителями, которые переживают физические и душевные страдания любимого ребенка, угасающего день за днем.

Мы хотим сохранить иллюзию, что смерть где-то далеко и с нами, в нашей семье, этого никогда не произойдет. Но заболеть тяжелой неизлечимой болезнью можно в любом возрасте — в младенческом, детском, подростковом, зрелом. К сожалению, родительская любовь не может уберечь детей от столкновения с болезнью, приводящей к смерти.

Жизнь современной семьи вращается вокруг ребенка, ребенок — это центр внимания, забот, надежд всех членов семьи. Родители сфокусированы на его благополучии и успехах. Они гордятся им, хвастаются его достижениями, огорчаются неудачам и активно включаются в его жизнь.

Неизлечимая болезнь ребенка кардинально меняет родителей, их отношения друг с другом и с окружающими. Семья замыкается в своем горе, родители скрывают свои переживания от детей и друг от друга. Болезнь требует колоссальных эмоциональных и физических сил, чтобы лечить и поддерживать ребенка.

На себя, на поддержку близких не хватает ресурсов. Есть только одна цель — спасти любой ценой. И есть уверенность, что ребенку не надо знать, что с ним происходит, что не стоит думать о плохом, так как именно это плохое и случится. В ситуации шока у взрослых людей включается иррациональное магическое мышление, появляется склонность к ритуальности, вере в счастливые числа и тому подобное.

Родителям страшно говорить о болезни ребенка, о прогнозах и перспективах. Думать о том, что они будут делать, если все пойдет не так, как хотелось бы, и болезнь начнет прогрессировать. Тогда появляются вопросы.

Есть ли у нас возможность говорить на эту тему друг с другом? Можем ли мы обсуждать с близкими, как поступить в случае тяжелой болезни или смерти? Нужно ли ребенку знать правду о его заболевании и прогнозах? Важно ли начать разговор о том, что болезнь не остановить, что впереди осталось не так много времени, как всем хотелось бы?

Может ли подросток решать, остаться ему в больнице или уехать домой? А если домой, то как будет выстроена жизнь там, а не в больнице: чем наполнять время, исполнять ли мечты?

И наконец, нужно ли с неизлечимо больным ребенком говорить о смерти?

Как мы говорим о смерти?

В нашей культуре не принято говорить о многих темах. Родители редко говорят с детьми о своих чувствах, еще реже спрашивают о чувствах своего ребенка. Не говорят о взрослении и о тех сложностях, которые настигают ребенка в подростковом возрасте. И практически никогда мы не говорим на тему болезни и смерти.

Мы считаем, что не хотим расстраивать ребенка, сталкивая с действительностью, но чаще всего, не умея поддерживать самих себя в сильных чувствах, боимся, что не сможем поддержать и ребенка. Страх перед сильными переживаниями ребенка, страх перед своей беспомощностью и огромное чувство вины не дают родителям возможности быть честными и откровенными со своими детьми.

Часто мы не умеем обсуждать сложные жизненные темы, не погружаясь в пучину бесконтрольной тревоги и страхов. Тема смерти табуирована в обществе.

Почему сегодня мы воспринимаем смерть как проигрыш, а не как естественную часть жизни? Один из ответов такой: общество нацелено на успех и молодость, а старость и болезнь воспринимаются как неудача.

Кроме того, часто у взрослых людей, которые сами давно уже стали родителями, нет личного опыта взаимодействия со смертью.

Как мы можем рассказать ребенку, что такое смерть? Известный психолог, создатель экзистенциальной психотерапии Ирвин Ялом говорил о том, что «наше отношение к смерти влияет на нашу жизнь и психологическое развитие, на то, в чем и как мы теряем уверенность и силу.

Жизнь и смерть взаимозависимы; они существуют одновременно, а не последовательно; смерть, непрерывно проникая в пределы жизни, оказывает огромное воздействие на наш опыт и поведение».

Невозможно, сталкиваясь с тяжелой болезнью ребенка, не думать о том, что она может привести к смерти. Но осознание смертности обостряет чувство жизни, ценности отношений, проявления любви. Уходит мишура, мелочность, многое становится неважным, открывается подлинность жизни.

Нужно ли начинать разговор с ребенком о его состоянии?

Тут не может быть готовых правильных решений, нет алгоритмов, четких инструкций. Каждая семья уникальна и сама для себя принимает решение, насколько они могут быть откровенными и честными друг с другом, с ребенком.

Откровенность принесет больше пользы или вреда? На этот вопрос каждый родитель отвечает себе сам. Каким-то детям важно знать и контролировать то, что с ними происходит. У кого-то информация о его состоянии вызывает дополнительную тревогу и лишнее беспокойство.

Источник: https://kiozk.ru/article/kak-razgovarivat-s-umirausim-rebenkom-o-smerti

Как говорить с ребенком о смерти – bit.ua

как говорить с ребенком о смерти

Обычно люди не любят разговаривать о смерти – ни о своей потенциальной, ни о чужой, ни о какой-либо абстрактной. С ребенком о таком говорить вдвойне неловко – и все-таки этого требуют как минимум две ситуации.

Первая – когда в близком окружении ребенка (чаще всего – в семье) случается утрата.

Второй случай, который буквально вынуждает разговаривать о смерти, сам по себе намного проще: маленький человек из любопытства решает «помучить» дорогого взрослого вопросами о загробном мире, о причинах умирания или даже о физиологических особенностях процесса.

Совместно с Анной Кушнерук, PhD по психоанализу, мне удалось составить набор советов взрослым для обеих ситуаций: и когда в семье случается утрата, и для разговоров с ребенком о смерти вне трагичного контекста. Раз уж вторая ситуация намного проще, давайте с нее и начнем.

Что и как рассказать о смерти, если ребенку просто любопытно

Неожиданный, хотя и лежащий на ладони, инструмент для разговоров о смерти предлагают ученые из США.

Группа исследователей под руководством профессорки Келли Тензек проанализировала мультфильмы, выпущенные на студиях Disney и Pixar, и пришла к выводу, что главные герои этих мультиков умирают вдвое чаще, чем главные герои фильмов, рассчитанных на взрослых.

Гибель персонажей в этих анимациях помогает детям прояснить для себя трудные аспекты смерти – например, увидеть, какова реакция окружения на смерть, как справляться с утратой и так далее (Тензек рассказывает об этом в интервью для Daily Mail). Получается, что истории про Бемби или Симбу могут послужить мягким началом непростого разговора.

Что еще можно посоветовать тем, кому посчастливилось столкнуться с очень любопытным ребенком?

Отвечать со спокойным лицом и нежностью. Ваш основной посыл ребенку примерно следующий: да, смерть немного пугает и детей, и взрослых, но, к счастью, в мире больше хорошего. Меня в детстве в ответ на череду вопросов пожурили, что я пристала со своими «мрачными темами» – это не лучшая стратегия. «Мрачные темы» ведь в детской голове остаются.

Не использовать по возможности эвфемизмы. Если сказать, что «дядя уснул», ребенок может начать бояться засыпать – это без шуток. Немного удаляясь от темы смерти: упрощать лексикон – это сейчас хороший педагогический тон. Если своими именами называть «смерть», «вагину» и прочие по какой-то причине неловкие вещи, то ребенок будет знать, какие у окружающего мира названия, и сумеет понятно и четко выражать свои тревоги и просить о помощи.

Говорить правду, но отвечать именно на тот вопрос, который вам задали. На разной стадии развития человек готов к восприятию разной информации – чем старше ребенок, тем более сложные ответы ему нужны.

Непросто наперед понять, на каком этапе своих объяснений остановиться, поэтому хорошее решение – дать, например, 6-летнему ребенку максимально простой ответ одним или парой предложений и потом задать вопрос «Тебе все понятно или есть вопросы?».

Маленький человек таким образом сам подскажет, какая порция информации ему нужна.

Осторожно с сарказмом! Мелани Гленрайт еще 10 лет назад доказала, что дети с большим трудом воспринимают шутки такого рода.

Более-менее различать сказанное всерьез и сарказм человек начинает (но еще не вполне умеет!) в 6 лет, а смешными такие фразы ему начинают казаться примерно с 10-ти. До этого возраста шуточка «Да, конечно, мы все прям щас умрём» не закончится так, как бы хотелось.

Анна Кушнерук, давая для bit.ua, подчеркнула: говоря о смерти, важно говорить максимально просто, избегая мистицизма и общих слов.

Наконец, обращайте внимание на то, какие люди ребенка окружают, давая ответы о смерти.  Вы же не планировали заострять внимание на том, что «курящие умирают раньше», если бабушка ребенка обильно курит?

Grandma is dead: как говорить об утрате

Ситуация невероятно сложная: с одной стороны, когда тебе мало лет, к смерти близкого человека никак нельзя быть готовым; с другой – взрослые и сами не в силах все время думать о состоянии ребенка, ведь утрата настигает каждого в семье. Вот пять советов, которые могут помочь.

1. Смерть близкого человека – невыносимое потрясение, сколько бы лет нам ни было и через что бы мы ни проходили ранее в жизни. Для ребенка ситуация усложняется тем, что, скорее всего, раньше с ним такое не происходило.

Его шокирует, что близкий человек исчез, говорит Анна Кушнерук.

Она подчеркивает: «Крайне важно дать ребенку (независимо от верований и убеждений) возможность верить в то, что близкий ему уходит в другое пространство: на небеса, в воспоминания, продолжает жить в нас, в наших чувствах».

2. Если плачется – плачьте. Слезы – это естественный способ пережить свое горе – и хорошо, если ребенок понимает, что в нем нет ничего стыдного. По словам Кушнерук, «нет смысла притворяться при ребенке, что вы не горюете и что это “все ок”.

Важно смочь говорить о том, что оплакивать и скучать – нормально».

Несмотря на то, что приближающиеся похороны переворачивают привычный ритм жизни с ног на голову, для поддержания какого-никакого равновесия «важно сохранять свои ритуалы, укладывать спать, читать книжку, готовить», подчеркивает психолог.

3. Если на вас лежит бремя рассказать ребенку, что кто-то ушел из жизни, позаботьтесь о максимально укромном месте для такого разговора. «Многие от потрясения чуть ли не через школьную медсестру спешат передать известие о смерти.

Важно, присев рядом, глядя мягко в глаза, сказать: вам сложно будет об этом рассказать, и вы знаете, что это будет сложно, но как с близким человеком вы должны поделиться вестью о том, что (некто) покинул этот мир.

Вам предстоит проводить его в последний путь и быть честными и сильными».

4. Нервная система ребенка работает совсем не так, как у взрослых. Не нужно требовать понятную именно вам, «приличную» реакцию на трагедию, говорит Анна. Как больно бы ни было смотреть на детские страдания, не стоит пробовать отвлекать ребенка от грустных мыслей: «это не даст возможности психическому аппарату отреагировать горе, и он будет жить этой работой мучительно долго». То, что ребенок чувствует, предстоит буквально выдержать.

5. Отводить или не отводить ребенка на похороны? Если уж ему известно о смерти близкого человека, психолог советует не изолировать ребенка от возможности проводить родственника или друга в последний путь. «Просите помогать в организационных моментах тоже. Расскажите, как обычно происходят похороны и что означают какие-то из традиций. Избегайте мистицизма и общих слов».

Вместо итога: стоит ли вообще с ребенком затрагивать тему смерти?

Зачастую в глазах взрослого ребенок – невинный и счастливый «человечек», не знающий забот и горечи мира. Это одна из причин, по которой у взрослого втройне усиливается соблазн скрыть от него эти самые горькие моменты жизни. Зачем преждевременно беспокоить невинную голову?

Смерть, хотим мы этого или нет, уже присутствует в жизни ребенка. Со скалы срывается Муфаса в мультике про Короля Льва, погибают на корабле родители Анны и Эльзы, гибнут тысячами в ходе битвы казаки на книжных страницах, любимая (уже реальная) рыбка из аквариума попадает в унитаз.

«Смерть – это часть жизни, это величайшая часть любой культуры. Мы не можем и не должны изолировать ребенка от феномена смерти, столкновение неизбежно, – объясняет Анна Кушнерук. – От зрелости и духовности взрослого зависит его возможность говорить об отношении к смерти с ребенком.

Пока не найдены слова, выражающие нашу любовь, боль, счастье, разочарование, горевание и печаль, мы не способны полноценно (осознанно и стадийно) переживать свою утрату. А это необходимо для того, чтобы оставаться эмоционально неуплощёнными. Умирают герои в рассказах, фильмах, домашние животные, знакомые люди, родные.

Все это является основанием, чтобы поднимать тему того, как ценно время на земле и что уход из жизни – это не исчезновение».

#bit.ua

Читайте нас у
Telegram

Источник: https://bit.ua/2018/04/kak-govorit-s-rebenkom-o-smerti/

Как говорить с ребенком о смерти? — РЕБЁНОК.RU — медиаплатформа МирТесен

Чаще всего дети начинают интересоваться этой темой, когда умирает кто-то в семье. Вопросы ребенка и ваши ответы на них зависят от возраста вашего сына или вашей дочери.

Двухлетние не отличают смерть от отсутствия, и потому в их вопросах доминирует не страх смерти, а тревога из-за разлуки.

К трем-четырем годам ребенок уже связывает смерть с неодушевленностью: жить — значит двигаться, быть мертвым — значит лежать, не шевелясь.

В этом возрасте дети верят, что смерть обратима, и в играх не делают различия между убитыми и ранеными: убитых они отправляют наравне с ранеными в больницу, где тех лечат и вылечивают!

На стадии эдипова комплекса у ребенка может возникнуть бессознательное желание смерти родителя-соперника, и, защищаясь от этого желания, он может проявлять по отношению к родителю-сопернику неумеренную нежность.

После пяти лет у ребенка появляется нравственное понимание смерти, причины которой он ищет в действиях «злых» или «плохих» людей.

А параллельно малыш выстраивает и рациональное представление о смерти: умирают старые или больные.

У детей часто наблюдается страх смерти, в особенности по отношению к близким людям: малыш боится, как бы чего не случилось с его родителями.

За боязнью трагедии с близкими легко обнаружить следы младенческих тревог, связанных с разлукой. Теперь тревоги эти возрождаются в связи с печальными событиями в семье (такими, например, как смерть дедушки) или, если это страх за родителей, с амбивалентными чувствами, пробужденными эдиповым комплексом.

Дети шести-семи лет охотно играют «в смерть». Поскольку они начинают уже осознавать реальность смерти, ее необратимость, это может выразиться в тревожности или в нарушениях сна ✓ после кончины близкого. Первые мысли о том, что бывает после смерти, также возникают в этом возрасте.

Сынишка спрашивает, что с нами будет, когда мы умрем

Ваши ответы зависят от того, во что вы верите, но в принципе не надо ведь быть верующим, чтобы сказать малышу: те, кого мы любим, и после смерти навсегда остаются в нашем сердце. Умершие оставляют воспоминания о себе, можно думать о них, можно рассматривать их фотографии

В вашем семейном альбоме есть снимки людей, которых ваш ребенок не знает, но о которых вы можете с ним поговорить.

Самым маленьким

  • не требуются детали, так что вы совершенно не обязаны рассказывать им о разложении тела.
  • Представления о смерти пятилетних детей могут опираться на культурные архетипы — скелеты (Хеллоуин) и мумии. Эти представления могут стать источником мучительных для ребенка вопросов, но иногда говорить с ним о смерти, опираясь на вышеупомянутые сюжеты, куда легче.
  • Никаких иносказаний и метафор, когда вы говорите с ребенком о смерти! Малыш всерьез относится к услышанному и воспринимает все, что говорится, буквально.
  • Если вы говорите ребенку: «Твой дедушка теперь на небе» — он захочет там дедушку разглядеть или станет искать его во время полета на самолете.
  • Не используйте таких двусмысленных слов, как «уход».

Страх смерти

Самые мучительные вопросы — те, что ребенок задает, интересуясь вашей смертью или своей собственной: «А ты тоже умрешь, когда состаришься?», «Если я заболею, я умру?». Кончина бабушки или дедушки приводит к потере «преграды», защищавшей родных малышу людей от смерти.

Переживая вместе с родителями болезненную для них утрату, ребенок осознает, что его мама и папа тоже могут умереть.

В самый острый период эдипова комплекса фантазмы на тему смерти родителей особенно часты и упорны, и проявляются они в усиленной тревожности.

Мы без лишних сомнений говорим ребенку: твой дедушка умер, потому что был совсем старенький, — или: твой двоюродный дедушка заболел, но необязательно умрет, потому что больных можно вылечить

  • Надо использовать положительные примеры: вокруг вас, безусловно, есть чрезвычайно пожилые, но хорошо сохранившиеся люди, или люди, которых успешно лечат в больнице.
  • В разговоре с беспокоящимся за вас ребенком избегайте сухих, «правильных» ответов! Слова «Жизнь есть жизнь, все в конце концов умирают» ничуть его не успокоят.
  • Скажите ему, что вам еще много чего надо сделать в жизни, что вы не думаете о смерти, а наоборот — надеетесь понянчить внуков
  • Если страх смерти становится чересчур назойливым и это переходит в патологию необходима консультация специалиста.

Как говорить с малышом о самоубийстве

Ребенку четырех-пяти лет очень трудно объяснить, что кому-то хочется умереть. Впрочем, нам ведь и между собой непросто говорить об этом, тем более что самоубийство в семье иногда пробуждает в близких чувство вины. А иногда близкие сердятся на покойного за его поступок.

  • Если ваш ребенок услышал, что окружающие его люди обсуждают чье-то самоубийство, надо, не вдаваясь в подробности, хоть что-нибудь сказать ему об этом.
  • Наличие в семье тайны заставит малыша переживать гораздо сильнее.

Случается, что дети, от которых пытаются скрыть семейную драму, при первом же конфликте с родителями грозят им самоубийством.

Мать и отец в таких случаях теряются: господи, да как такое может говорить совсем маленький ребенок! А дело просто в том, что малыш, заметив, что тема самоубийства вызывает у близких какую-то странную реакцию, решил использовать ее как средство добиться от них желаемого.

Источник: https://rebenok.mirtesen.ru/blog/43477287546/Kak-govorit-s-rebenkom-o-smerti

Как говорить с ребенком о смерти? — психолог

Скрывать ли от ребенка, что кто-то из близких умер, или же сказать ему правду? Почему дети часто не понимают ценности жизни? Как объяснять ребенку, что такое смерть? На эти вопросы отвечает психолог и многодетная мама Екатерина Бурмистрова.

С ребёнком можно и нужно говорить о потере

Тема смерти, как и тема рождения, вызывает у детей большой интерес. Возраст появления страха смерти – это 4-5 лет, когда ребёнок осознаёт, что смерть есть. Он начинает опасаться, что умрут родители и что он умрёт сам.

Страх смерти может проявляться не напрямую, а в скрытых формах – в неотпускании мамы или в сложности засыпания, например. К страху смерти может подвинуть смерть домашнего питомца или кого-то из близких.

Очень важно, если кто-то из близких скончался, не утаивать смерть, иначе это ещё больше усиливает детские страхи.

Не нужно говорить, что человек ещё в больнице или уехал куда-то далеко, потому что эти ответы неправдивы, искажают то, что произошло, вызывают кучу страхов. Опасения, которые есть у ребёнка, это хуже, чем то, что есть на самом деле.

Всегда очень сложно сказать ребёнку правду для людей не церковных, им кажется, что они что-то рушат. Но то, что ребёнок может надумать, – это хуже. Нужно говорить правду.

Ребёнка можно взять в церковь на отпевание, но не надо брать на процесс похорон. А если похороны гражданские, то стоит десять раз подумать, потому что такие похороны – очень тяжёлая процедура, гораздо более беспросветная по сравнению с православным обрядом. И очень важно, если умер кто-то из близких, определить, что ребёнок может сделать для этого человека: поставить свечку, написать записку, покормить птиц, подать милостыню

Вопрос посещения кладбища – это вопрос, который каждая семья решает сама. Многие дети – дошкольники, младшие школьники — имеют большие страхи после этого. Живое воображение, детский фольклор, сказки-пугалки, связанные с кладбищем, – по сумме факторов посещение кладбища может быть довольно травматично.

Тут всё очень зависит от верования семьи. У людей верующих понятно, куда человек ушёл. Но мне кажется, что всерьёз неверующих людей нет, и как раз тема смерти сталкивает человека с тем, что невозможно не верить. Всё протестует против того, что всё так кончится и ничего после смерти не будет. И дети, имея чистую душу, не согласны, что всё вот так оборвётся – с цветочком, кошечкой, бабочкой. Дошкольник – существо верующее.

Надо определить культуру горевания, культуру траура в семье, то есть вспоминать умершего или лучше о нём вообще не говорить. Хорошо, когда есть церемония воспоминания, портреты в рамках, альбомы с фотографиями, дни памяти, когда собираются люди, говорят хорошие слова о человеке. Тогда человек никуда не исчезает, он остаётся здесь же, в этом семейном сообществе, просто он не рядом.

С ребёнком можно и нужно говорить о потере. Если семья верующая, у ребёнка, безусловно, есть травма, особенно, если это очень близкий человек, но нет слома. Ребёнок верит, что мы все встретимся на том свете, он может ждать. Мы все встретимся – вот, что важно.

Но в семьях верующих людей у ребёнка может возникнуть слишком плотное, насыщенное представление о небесной жизни, и ему может становиться не в радость эта жизнь, он может захотеть сразу на небеса к бабушке или, не дай Бог, к маме.

Здесь нужно, если умер очень близкий человек, а семья очень религиозна, сделать описание загробного мира не таким пленительным. Если изо дня в день рассказывать, как в раю хорошо, как там хорошо бабушке или кому-то из близких, и как там прекрасно, как там ничего не болит, ребёнок может сказать: я не хочу быть здесь, хочу туда.

Игра с компьютером, когда убивают

Я как специалист и как человек — большой противник стрелялок. Ребенок думает, что хотя это и убийство, но у меня-то четыре жизни! В результате, ребёнок может совершить что-то неосторожное в реальной жизни. По-настоящему неосторожное, считая, что у него как будто бы в запасе несколько жизней.

– Даже взрослый ребёнок так считает?

Да, это смещение координат. Эти зрелища делают смерть чем-то нереальным, чем-то, на что не стоит обращать внимания. Подумаешь, двадцать раз убит. И если ты по два часа «мочишь» фашистов, ты не будешь к этому чувствителен.

Надо стараться, насколько можно долго, не давать детям играть в компьютерные игры, где убивают. И если ваш неконтролируемый подросток находится в поле стрелялок, надо сказать все возможные слова, чтобы он понимал, чем грозит такое увлечение.

Я считаю, что игры, в которых присутствуют убийства, многие внутренние координаты у ребенка смещают в неправильную сторону, обесценивают эти страшные события, искажают границы возможностей. Игры со смертью, игры с жестокостью в компьютерах и приставках делают возможным рост детской преступности. Если на экране ты «мочишь» чужаков, почему тебе не побить какого-нибудь кавказца? Где предел? Ребёнок плохо чувствует грань между реальностью и нереальностью.

От смерти виртуальной – к реальной

– Детские суициды: я сделаю назло, пусть они посмотрят?

Это очень страшно – детский суицид. Ребёнок не понимает, что всерьёз умрёт, а думает, что будет сверху смотреть, как, например, все будут плакать. И у него нет ощущения окончательности, потому что оно сдвинуто медийными штучками. Это никогда не бывает самоубийством от депрессии, это от желания отомстить, проучить, обратить на себя внимание.

Момент необратимости смерти не присутствует в сознании ребенка. И потому, в том числе, что родителями вовремя не сказаны какие-то правильные слова на эту тему. Ведь большинство детских самоубийств происходят от ощущения обратимости: я немножко умру. Но если в семье есть контакт с детьми, хотя бы какой-то, не говорю уж – оптимальный, то с ребёнком вряд ли это произойдёт.

– Как правило, дети это сначала озвучивают?

Да. Озвучивают прямо или косвенно. Если ребёнок попал в какое-то подростковое сообщество, где идеология смерти, идеализирование смерти, нужно быть очень внимательным, заранее обсуждать какие-то вещи. Особенно надо быть внимательным, если такой трагический опыт уже есть в семье.

Беседовала Амелина Тамара

Источник: https://www.pravmir.ru/smertt/

PSYLIB® – И. Ялом. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ

3. ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О СМЕРТИ У ДЕТЕЙ

Наше беспокойство о смерти и наши способы справляться с тревогой смерти – отнюдь не поверхностные, легко поддающиеся описанию и пониманию феномены. Во взрослом состоянии они также не возникают у нас из ничего.

Они коренятся глубоко в нашем прошлом и претерпевают значительные трансформации в течение жизни, полной забот о безопасности и выживании. Исследования детей дают исключительную возможность наблюдать встречу человека со смертью в первозданном виде.

Конфронтация ребенка с фактом смертности, осознание им смерти, его ужас перед ней, его пути избегания смерти и обороны от нее, а также его последующее развитие, протекающее на фоне страха смерти, таково содержание этой главы.

На мой взгляд, существует значительное несоответствие между важностью смерти для ребенка и вниманием, уделяемым смерти в науках о детском развитии. Относящаяся к данной теме литература скудна и, по сравнению с обширными источниками по другим аспектам детского развития, в лучшем случае поверхностна.

Особенно мало эмпирических исследований детских концепций смерти; психоаналитически ориентированные клиницисты эпизодически пытались заниматься этим вопросом, но, как мы увидим, у них была предубежденность, зачастую идущая в ущерб точности наблюдений. Кроме того, немалая часть относящегося к делу материала содержится в давних публикациях, зачастую обнаруживаемых вне основного русла литературы по детскому развитию и детской психиатрии.

Многим мы обязаны Сильвии Энтони, в монографии которой «Открытие смерти в детстве и позднее», дан прекрасный обзор и анализ литературы, содержащей факты исследований и наблюдений.

Собственная клиническая работа, а также изучение работ других исследователей привели меня к ряду выводов:

  1. Всякий раз при достаточно тщательном подходе к изучению вопроса исследователи обнаруживают, что детей чрезвычайно занимает тема смерти.

    Беспокойство детей о смерти носит всепроникающий характер и оказывает далеко идущее воздействие на их переживания. Для них смерть – великая загадка, а преодоление страхов беспомощности и уничтожения – одна из основных задач развития; что же касается половых проблем, то они вторичны и производны.

  2. Дети глубоко озабочены смертью, и эта озабоченность возникает в более раннем возрасте, чем принято думать.
  3. Осознание смерти детьми и используемые ими способы справляться со страхом смерти различны в разном возрасте и проходят через определенную закономерную последовательность этапов.

  4. Адаптационные стратегии детей неизменно базируются на отрицании; можно предполагать, что мы не растем – вероятно, не можем расти – в непосредственном контакте с фактами жизни и смерти.

ВСЕПРОНИКАЮЩИЙ ХАРАКТЕР ОЗАБОЧЕННОСТИ СМЕРТЬЮ У ДЕТЕЙ

P>Фрейд верил, что дети полностью поглощены безмолвным исследованием сексуальности, вопросом «Откуда?» и что это главным образом и создает пропасть между ребенком и взрослым.

Однако имеются многочисленные свидетельства, что вопрос «Куда?» также очень активно занимает нас, пока мы дети, и продолжает звучать у нас в ушах на протяжении всей жизни; мы можем прямо задаваться им, бояться его, игнорировать, вытеснять, но не можем от него освободиться.

Мало кого из родителей или воспитателей маленьких детей не заставали врасплох внезапные, неожиданные вопросы ребенка о смерти. Однажды, когда мы с моим пятилетним сыном молча прогуливались по пляжу, он внезапно поднял взгляд на меня и сказал: «Понимаешь, оба моих дедушки умерли до того, как я успел с ними встретиться».

Похоже, это заявление было «вершиной айсберга». Явно он долго размышлял об этом внутри себя. Я спросил его, как мог мягко, насколько часто он думает о подобных вещах, о смерти, и его ответ, произнесенный непривычно взрослым тоном, ошеломил меня: «Я никогда не перестаю думать об этом».

В другой раз он простодушно прокомментировал отъезд брата в колледж: «Теперь мы остаемся дома только втроем: ты, я и мама. Интересно, кто из нас умрет первым?»

Источник: http://www.psylib.ukrweb.net/books/yalom01/txt04.htm

Как говорить с ребенком о смерти?

К сожалению, все люди рано или поздно сталкиваются с потерей близких. И никто не застрахован от того, что потеряет близкого человека слишком рано. Многие родители впадают в панику и не имеют ни малейшего представления о том, как говорить с ребенком в таких ситуациях.

Как объяснить ребенку, что умер дедушка или дядя? Многие совершают большую ошибку, говоря, что родственник уехал. И делают тем еще хуже, обманывая своего ребенка, и теряя его доверие.

Если ребенку наврать о случившемся, то у него могут возникнуть следующие представления:

  • Если сказать ребенку, что бабушка или дедушка уехали, то он будет ее ждать. И, соответственно, не дождется. Такая травма будет для него еще больнее, чем горе утраты;
  • Если игнорировать вопрос о том, куда делся человек или домашнее животное, то ребенок будет чувствовать вину за то, что это из-за него;
  • Если сочинить для него историю о том, что он когда-нибудь сможет увидеть умершего человека, ребенок эту новость может воспринять слишком остро. Если он действительно очень захочет увидеться с умершим человеком и не будет давать себе отчет о своих действиях, то все может закончиться очень плачевно.

Важный разговор

О смерти поговорить с ребенком стоит. Но лучше вести беседу в форме диалога: ребенок спрашивает то, что его интересует – родители отвечают. Ребенок может испугаться, если ему будут отвечать слишком сухо, цинично или, наоборот, приукрашено. Пусть он задает вопросы, и родители просто на них отвечают, не расширяя тему по своему желанию.

Стоит помнить, что реакция ребенка зависит, прежде всего, от реакции родителей. Если родителям очень тяжело, им нужно объяснить ребенку, почему. Объяснить, что это пройдет, но сейчас нужно пережить тяжелый момент потери близкого. Диалог важно вести грамотно, стараясь контролировать свои эмоции.

Ребенок должен научиться ценить жизнь. И ему важно объяснить, что такое смерть, какая она есть. Если близкий человек умер, то нужно донести до ребенка, что его больше нет, и он его больше никогда не увидит. Это тяжело сказать ребенку, можно смягчить такой разговор тем, что память об этом человеке останется навсегда, но это необходимый разговор. Ребенок не должен мыслить иллюзиями, необходимо научиться называть вещи своими именами.

Похороны

Похороны – необходимый ритуал. Последняя возможность попрощаться с усопшим, и не стоит ограждать от этого ребенка. Конечно, если малыш наотрез отказывается идти на похороны из-за своих переживаний или страха, то не стоит насильно его тянуть. Но, если ребенок спокойно переживает смерть близкого и хочет повидаться с умершим в последний раз, то это необходимо сделать. 

Ребенка необходимо подготовить к похоронам: рассказать ему для чего это нужно, как будет проходить ритуал, как нужно себя на нем вести. Если ребенок будет задавать специфические вопросы во время церемонии, то не стоит его за это ругать.

Главное – говорить с ребенком честно, не выдумывать для него сказки, их он будет позже переживать еще сильнее. Так у ребенка появится четкое понятие о том, что такое жизнь.

Ритуальные услуги в Заводском районе: — +375 (29) 394-60-05

Источник: https://pokoy.by/blog/kak-govorit-s-rebenkom-o-smerti

Как говорить с ребёнком о смерти: советы психологов

Потеря члена семьи или близкого друга — это те события, к которым люди обычно не готовы. И мы, конечно, не продумываем заранее, как будем сообщать эти печальные новости своим детям. Лайфхакер собрал советы детских психологов о том, как построить разговор с ребёнком в этой непростой ситуации, и попросил прокомментировать их Татьяну Рибер.

Почему нам так трудно говорить с детьми о смерти

С одной стороны, при упоминании чужой смерти мы сталкиваемся с такой темой, как неизбежность нашей собственной. Мы боимся, что разговор зайдёт о том, что однажды мы тоже умрём и оставим своего ребёнка одного. «А мама с папой тоже умрут?» — со страхом спрашивают дети, так как смерть вызывает у них непонятное чувство тоски по человеку, которого они никогда больше не увидят. Также дети могут быть обеспокоены тем, что они тоже смертны. Эта идея может сильно шокировать некоторых ребят.

Ребёнок беспокоится, что он может остаться один, что все взрослые могут умереть. И это вопрос, скорее, безопасности.

Татьяна Рибер

С другой стороны, мы неосознанно отождествляем себя с нашими детьми: проецируем на них свои эмоции, задаёмся вопросом, что бы мы чувствовали в их возрасте. Здесь всё зависит от того, как мы сами, будучи маленькими, впервые потеряли близкого человека.

Если в детстве вы столкнулись с разводом или смертью, а родители были погружены в свои переживания настолько, что оставили вас наедине с вашим горем, вы испытаете больше трудностей в подобной ситуации со своими детьми, так как будете склонны проецировать на них собственные страдания.

Наконец, мы опасаемся, что разговоры о смерти могут навредить хрупкой детской психике: вызвать страхи, травмировать. И это действительно может произойти. Поэтому лучше не пытаться опережать мысли ребёнка и рассказывать ему то, что вы считаете нужным, а спокойно и тактично отвечать на его вопросы.

Если у самих взрослых нет страха смерти, то и общение с собственным ребёнком на эту тему проходит гладко.

Татьяна Рибер

Как помочь ребёнку понять смерть

В возрасте от 3 до 5 лет дети имеют весьма ограниченное понимание смерти. Хотя они знают, что сердце мёртвого человека больше не бьётся и что он не может ни слышать, ни говорить, им трудно понять, что смерть окончательна. Они думают, что это обратимо, что бабушка придёт к ним завтра.

Чтобы помочь им осознать, что такое смерть, обязательно скажите: когда человек умирает — это навсегда, он не вернётся. Чтобы облегчить грусть от расставания, расскажите малышу, что он всегда может вспомнить о хороших моментах, проведённых с умершим близким человеком.

Помогите ребёнку понять, что смерть является частью естественного цикла жизни. Можно начать с примеров, которые не так эмоционально окрашены (например, деревья, бабочки, птицы), терпеливо объясняя, что продолжительность жизни у всех разная.

Также скажите, что иногда живые существа настолько серьёзно болеют, что не могут оставаться в живых. Однако настаивайте на том, что люди и животные в большинстве случаев могут вылечиться и прожить до глубокой старости.

Дети сталкиваются со смертью довольно рано. Обычно раньше, чем взрослые понимают это, или когда у последних возникает идея поговорить о смерти. Дети видят мёртвых птиц и животных на дороге. В такие моменты родители закрывают глаза малышу и говорят, чтобы он не смотрел. А ведь раньше смерть и роды воспринимались как самые естественные процессы.

Татьяна Рибер

При объяснении концепции смерти избегайте использования таких слов, как «заснул» и «ушёл». Если вы скажете ребёнку, что дедушка уснул, малыш может начать бояться сна, опасаясь умереть. То же самое, если вы скажете ему, что дедушка ушёл. Ребёнок будет ждать его возвращения и беспокоиться, когда другие члены семьи будут собираться в реальное путешествие.

Не говорите ребёнку, что его бабушка умерла, просто потому, что она болела, — он может решить, будто она подхватила обычную простуду. У него может появиться страх смерти, даже если он просто простудится или кто-то из родных начнёт кашлять. Скажите ему правду, используя простые слова: «У бабушки был рак. Это очень серьёзная болезнь. Иногда людям удаётся вылечиться, но не всегда». Убедите ребёнка, что смерть не заразна.

Вещи и процессы необходимо называть своими именами, так как дети воспринимают информацию, исходящую от родителей, в прямом смысле. И чем младше ребёнок, тем более осторожными необходимо быть родителям с невинными шутками и словами, которые можно интерпретировать по-разному.

Татьяна Рибер

Дети и взрослые по-разному переживают горе. Каких реакций стоит ожидать, а какие должны вызвать беспокойство

Стадии действительно отличаются, и у детей они менее заметны. Психика ребёнка зачастую предпринимает бессознательные попытки защитить его от тяжёлых эмоций. Он будто переваривает информацию по кусочкам.

В целом это может выглядеть так, словно ребёнок ничего и не чувствует.

Некоторые родители замечают: «После нашего разговора он просто вернулся к игре, не задавая никаких вопросов». На самом деле ребёнок всё очень хорошо понял. Но ему нужно время для переваривания этой информации.

Это защитный механизм. Дети используют его больше, чем взрослые, потому что их психика более хрупкая. У них ещё недостаточно душевных сил, чтобы справиться со своими эмоциями, и энергия им нужна, в первую очередь, для роста и развития.

Нет необходимости повторять или проверять, понял ли ребёнок то, что вы ему сказали. Он сам вернётся к теме позже, в собственном темпе, и задаст все интересующие его вопросы, когда будет готов услышать ответы.

Некоторые дети могут обращаться с вопросами к посторонним людям, например к школьному учителю. Это объясняется тем, что человек, не испытывающий скорбь вместе со всеми, способен беспристрастно дать необходимую информацию, которой ребёнок может доверять. Часто дети возвращаются к этой теме в разговоре перед сном, так как он ассоциируется у них со смертью.

В течение месяца у ребёнка могут появляться признаки скрытой тревоги: проблемы с засыпанием, нежелание слушаться и нормально питаться. Но если эти симптомы сохраняются в течение более продолжительного времени, а вы замечаете, что ваш ребёнок стал более замкнутым и подавленным как в школе, так и дома, стоит обратить на это внимание и инициировать доверительную беседу.

Если вам самостоятельно не удаётся найти нужные слова и помочь ему справиться с беспокойством, обязательно проконсультируйтесь с детским психологом.

Как помочь ребёнку справиться с потерей близкого человека

Всё зависит от того, кто умер, при каких обстоятельствах и в каком возрасте находится ребёнок. Но в любом случае эмоциональное состояние родителей является важным фактором, который во многом влияет на реакцию ребёнка. Обнимите его, приласкайте, расскажите, почему вы расстроены.

Вы имеете право выражать грусть и оплакивать свою потерю. Это поможет ребёнку понять, что и он может проявлять свои эмоции.

Если вы чувствуете себя подавленными, сперва позаботьтесь о себе. Это также станет правильным примером для ребёнка и позволит ему осознать: если тебе плохо, ты должен быть внимателен к себе. К тому же это научит его обращаться за помощью в трудную минуту.

Матерям даже больше, чем отцам, свойственно полагать, что они должны нести эту эмоциональную ношу самостоятельно, управляться со всеми делами и всегда хорошо выглядеть. Но это невозможно. Если вы слишком переживаете, вы можете и должны принять помощь. Попросите о ней супруга, друзей, родственников.

Тем более ребёнок в такие моменты иногда задаёт вопросы, которые могут причинить вам ещё больше боли. Он это делает не из садистских побуждений, а потому, что моментально улавливает настроение родителя. Это может быть быть очень тяжело, поэтому на такие вопросы стоит отвечать человеку, который меньше подвержен переживаниям.

Вы не обязаны следовать правилам, которые, как вам кажется, существуют в обществе. Некоторые говорят, что ребёнку необходимо всё рассказать и показать. На самом деле это должно оставаться на усмотрение родителей. Вы должны быть уверены в том, что делаете, и доверять своей интуиции.

Иногда, наоборот, скрытие определённых вещей от ребёнка может оказаться неверным шагом. Если вы лжёте о причине своего плохого настроения, он не может понять, почему вы испытываете эти эмоции, и начнёт фантазировать такое, что вам никогда бы не пришло в голову. Он может, например, почувствовать себя виноватым в вашем расстройстве или начать бояться, что между родителями возник конфликт и они собираются разводиться.

https://www.youtube.com/watch?v=sUs7btQg1uE

Смерть — это всегда эмоционально напряжённое событие. Его не следует скрывать от ребёнка, но постарайтесь оградить его от сильных потрясений.

Стоит ли брать детей на похороны

Татьяна Рибер считает: если родители сами не боятся этого процесса и если ребёнок не сопротивляется, ответ, скорее, да. Сопровождение ребёнком семьи на кладбище зависит от отношения к смерти, принятого в его окружении. Дети в семьях, соблюдающих религиозные традиции, посещают похороны, подходят к гробу. На самом деле кладбище не место для прогулок с детьми. Но к умершим родственникам, если это традиция, брать детей можно.

Источник: https://lifehacker.ru/rebenok-smert-blizkix/

«Мама, а ты когда-нибудь умрешь?» — спрашивает меня четырехлетний сын. Весна, мы возвращаемся домой с прогулки. Пять минут назад мы болтали о пустяках и шутили. У нас в семье никто не умирал, да что там, никто даже не болеет. И тут – такой вопрос, как снег на голову.

Я начинаю неуверенно рассуждать о том, что все рано или поздно умирают, но перед этим можно прожить долгую и счастливую жизнь. «А ты? Разве ты тоже умрешь?» Собравшись с духом, я отвечаю: «Да, когда-нибудь это случится». Мой мальчик начинает горько плакать. Я утешаю его, пытаюсь отвлечь, но все напрасно. Моему ребенку нужен один ответ – нет, мама никогда не умрет. Что делать? Я уже и сама чуть не плачу.

Наконец, после получаса детских рыданий и уговоров, мы приходим к довольно шаткому компромиссу – что когда-нибудь, в будущем, ученые, может быть, изобретут таблетки бессмертия. Сын постепенно успокаивается, но я понимаю – это только начало.

«С трех до пяти лет у большинства детей возникают вопросы, связанные со смертью, – объясняет детский психолог, сотрудник отделения детской паллиативной помощи Софья Ржаницына.

– В этом возрасте ребенок начинает осознавать, что смерть – это нечто большее, чем просто разлука. Первая реакция ребенка острая – слезы, отрицание. Задача родителя прежде всего – сохранить спокойствие самому.

Дети всегда настроены на чувства родителей; если мама будет смущаться или пугаться, ребенок тоже почувствует недосказанность и тревогу».

Вопрос – ответ

Как правильно отвечать на детские вопросы, связанные со смертью? Конечно, ответ будет зависеть от мировоззрения и вероисповедания родителей. Но есть несколько универсальных правил:

  • Ответ должен быть максимально простым. Не стоит перегружать ребенка информацией, к которой он не готов. Отвечайте непосредственно на поставленный вопрос. Например, если ребенок, интересуясь историей семьи, спрашивает, где его прадедушка, ответ будет – он умер. Если дальнейших расспросов не последует, остановитесь на этом. Помните: ребенок задает только те вопросы, на которые готов услышать ответ.
  • Будьте аккуратны со сравнениями и метафорами. Не стоит, например, говорить про умершего человека, что он уснул – у ребенка может сформироваться страх перед засыпанием. Часто употребляемое в отношении умерших слово «ушел» тоже лучше не использовать: ребенок мыслит конкретно. Представляете, что он почувствует, когда, собираясь в магазин, вы предупредите его, что уходите? Не акцентируйте внимание на болезни, предшествующей смерти: если у ребенка сформируется ассоциативная цепочка «болезнь кончается смертью», он будет тревожиться из-за любой простуды.
  • «Мама, и ты умрешь? И я умру?» — на этот вопрос нужно мягко, но твердо ответить – да. Проследите с ребенком весь жизненный путь человека. Расскажите, что, скорее всего, мама умрет не сейчас, а в старости, и до этого ребенок успеет вырасти, закончить школу, найти интересную работу и завести собственных детей.
  • Будьте терпеливы – такие вопросы будут возникать у ребенка снова и снова. Вам необходимо будет проговаривать: наша жизнь устроена по определенным правилам, каждый человек рождается, живет и умирает, при этом от рождения до смерти, как правило, проходит много времени.
  • На досуге почитайте вместе с ребенком книги о разных культурах и религиях. Расскажите ему о том, что у некоторых народов смерть принято воспринимать не как трагедию, а как радостную встречу человека с Богом; кто-то верит в бесконечные перерождения, а в Мексике, например, и вовсе отмечают День мертвых красочным карнавалом.

«Осознание конечности и неотвратимости смерти – необходимый этап взросления ребенка, – комментирует Софья Ржаницына. – Если ребенок не проживет этот этап в детстве, это обязательно аукнется в более зрелом возрасте, и тогда справиться с этим будет сложнее».

Когда горе пришло в семью

Выше мы говорили о ситуациях, когда ребенок спрашивает о смерти гипотетически. А что делать, если горе пришло в семью – умирает или уже умер близкий родственник?

Во многих странах распространен ритуал прощания с умирающим. И взрослые, и дети получают возможность сказать уходящему все самое важное, и пережить потерю становится легче. Однако такой ритуал возможен, только если и родственники, и сам человек готовы признать, что уход неизбежен.

После смерти близкого родители сталкиваются с дилеммой: брать ли ребенка на похороны? Однозначного ответа на этот вопрос нет: все зависит от психологического состояния взрослых. Важно понимать, что ребенок на похоронах потребует от них дополнительных сил: он будет задавать вопросы, и нужно будет отвлечься от собственных эмоций.

Кроме того, дети во время похорон могут вести себя не так, как ожидают взрослые: не горевать, а громко комментировать происходящее или вовсе заскучать и проситься поиграть.

Лучший вариант, если ребенка на церемонии прощания будет сопровождать человек, эмоционально меньше других вовлеченный в общее горе: дальний родственник или друг. Такой человек сможет терпеливо рассказывать обо всем и, если нужно, покинуть с ребенком церемонию раньше времени.

Если родители решили не водить ребенка на похороны, то в любом случае необходимо устроить ребенку ритуал прощания с умершим: через какое- то время привести ребенка на кладбище или, например, поставить в церкви свечку.

«Процедура прощания обеспечивает законченность этого процесса – умирания, — говорит Софья Ржаницына. – Если не поставить точку, у ребенка возникнет тревожное ощущение недосказанности, он потеряет опору. Неправильно скрывать от ребенка смерть родственника. Ребенок видит, что происходит вокруг.

Он знает, например, что любимая бабушка долго болела, а теперь мама и папа ходят печальные, но ничего не говорят.

В итоге возникают неврозы с далеко идущими последствиями: возможно, в будущем такой ребенок будет бояться заводить длительные отношения – вдруг близкий человек внезапно исчезнет навсегда?Конечно, когда ребенок узнает о смерти близкого родственника, он плачет и тоскует. Но слезы помогают пережить горе, смягчают его».

Ребенку сложно признать, что умершего человека больше нет рядом. Важно объяснить, что ушедший все равно остается в нашем сердце и воспоминаниях.

Для этого можно завести, например, «шкатулку памяти»: сложить в коробочку памятные вещи, которые связывали ребенка и умершего человека – открытки, игрушки, фотографии. Пусть эта шкатулка принадлежит только ребенку, и когда он почувствует тоску по ушедшему – откроет ее, и, перебирая вещички, вспоминает о близком. И со временем на смену горю и тоске придет светлая печаль, а дорогие воспоминания ребенок пронесет с собой через всю жизнь.

Что почитать? Пернилла Стальфельт, «Книга о смерти» Шведская писательница рассуждает о том, что смерть неизбежна. Но это получается у нее легко, доступно и совсем не грустно.

Что посмотреть – мультфильм «Тайна Коко», Disney О мексиканском празднике – Дне мертвых, совсем нестрашных приключениях мальчика в потустороннем мире и о том, как важно не забывать умерших и чувствовать связь со своей семьей.

Надежда Фетисова

Источник: https://eva.ru/relationship/parents-and-children/read--vse-umrut-a-ya-ostanus---kak-govorit-s-rebenkom-o-smerti-53434.htm

Как говорить с ребенком о смерти?

Чаще всего дети начинают интересоваться этой темой, когда умирает кто-то в семье. Вопросы ребенка и ваши ответы на них зависят от возраста вашего сына или вашей дочери.

Двухлетние не отличают смерть от отсутствия, и потому в их вопросах доминирует не страх смерти, а тревога из-за разлуки.

К трем-четырем годам ребенок уже связывает смерть с неодушевленностью: жить — значит двигаться, быть мертвым — значит лежать, не шевелясь.

В этом возрасте дети верят, что смерть обратима, и в играх не делают различия между убитыми и ранеными: убитых они отправляют наравне с ранеными в больницу, где тех лечат и вылечивают!

На стадии эдипова комплекса у ребенка может возникнуть бессознательное желание смерти родителя-соперника, и, защищаясь от этого желания, он может проявлять по отношению к родителю-сопернику неумеренную нежность.

После пяти лет у ребенка появляется нравственное понимание смерти, причины которой он ищет в действиях «злых» или «плохих» людей.

А параллельно малыш выстраивает и рациональное представление о смерти: умирают старые или больные.

У детей часто наблюдается страх смерти, в особенности по отношению к близким людям: малыш боится, как бы чего не случилось с его родителями.

За боязнью трагедии с близкими легко обнаружить следы младенческих тревог, связанных с разлукой. Теперь тревоги эти возрождаются в связи с печальными событиями в семье (такими, например, как смерть дедушки) или, если это страх за родителей, с амбивалентными чувствами, пробужденными эдиповым комплексом.

Дети шести-семи лет охотно играют «в смерть». Поскольку они начинают уже осознавать реальность смерти, ее необратимость, это может выразиться в тревожности или в нарушениях сна ✓ после кончины близкого. Первые мысли о том, что бывает после смерти, также возникают в этом возрасте.

Сынишка спрашивает, что с нами будет, когда мы умрем

Ваши ответы зависят от того, во что вы верите, но в принципе не надо ведь быть верующим, чтобы сказать малышу: те, кого мы любим, и после смерти навсегда остаются в нашем сердце. Умершие оставляют воспоминания о себе, можно думать о них, можно рассматривать их фотографии

В вашем семейном альбоме есть снимки людей, которых ваш ребенок не знает, но о которых вы можете с ним поговорить.

Самым маленьким

  • не требуются детали, так что вы совершенно не обязаны рассказывать им о разложении тела.
  • Представления о смерти пятилетних детей могут опираться на культурные архетипы — скелеты (Хеллоуин) и мумии. Эти представления могут стать источником мучительных для ребенка вопросов, но иногда говорить с ним о смерти, опираясь на вышеупомянутые сюжеты, куда легче.
  • Никаких иносказаний и метафор, когда вы говорите с ребенком о смерти! Малыш всерьез относится к услышанному и воспринимает все, что говорится, буквально.
  • Если вы говорите ребенку: «Твой дедушка теперь на небе» — он захочет там дедушку разглядеть или станет искать его во время полета на самолете.
  • Не используйте таких двусмысленных слов, как «уход».

Страх смерти

Самые мучительные вопросы — те, что ребенок задает, интересуясь вашей смертью или своей собственной: «А ты тоже умрешь, когда состаришься?», «Если я заболею, я умру?». Кончина бабушки или дедушки приводит к потере «преграды», защищавшей родных малышу людей от смерти.

Переживая вместе с родителями болезненную для них утрату, ребенок осознает, что его мама и папа тоже могут умереть.

В самый острый период эдипова комплекса фантазмы на тему смерти родителей особенно часты и упорны, и проявляются они в усиленной тревожности.

Мы без лишних сомнений говорим ребенку: твой дедушка умер, потому что был совсем старенький, — или: твой двоюродный дедушка заболел, но необязательно умрет, потому что больных можно вылечить

  • Надо использовать положительные примеры: вокруг вас, безусловно, есть чрезвычайно пожилые, но хорошо сохранившиеся люди, или люди, которых успешно лечат в больнице.
  • В разговоре с беспокоящимся за вас ребенком избегайте сухих, «правильных» ответов! Слова «Жизнь есть жизнь, все в конце концов умирают» ничуть его не успокоят.
  • Скажите ему, что вам еще много чего надо сделать в жизни, что вы не думаете о смерти, а наоборот — надеетесь понянчить внуков
  • Если страх смерти становится чересчур назойливым и это переходит в патологию необходима консультация специалиста.

Как говорить с малышом о самоубийстве

Ребенку четырех-пяти лет очень трудно объяснить, что кому-то хочется умереть. Впрочем, нам ведь и между собой непросто говорить об этом, тем более что самоубийство в семье иногда пробуждает в близких чувство вины. А иногда близкие сердятся на покойного за его поступок.

  • Если ваш ребенок услышал, что окружающие его люди обсуждают чье-то самоубийство, надо, не вдаваясь в подробности, хоть что-нибудь сказать ему об этом.
  • Наличие в семье тайны заставит малыша переживать гораздо сильнее.

Случается, что дети, от которых пытаются скрыть семейную драму, при первом же конфликте с родителями грозят им самоубийством.

Мать и отец в таких случаях теряются: господи, да как такое может говорить совсем маленький ребенок! А дело просто в том, что малыш, заметив, что тема самоубийства вызывает у близких какую-то странную реакцию, решил использовать ее как средство добиться от них желаемого.

Укажите свой Email, чтобы получать информацию о свежих публикациях прямо на свой почтовый ящик. Вы можете отписаться в любое время

Источник: https://5psy.ru/roditeli-i-deti/kak-govorit-s-rebenkom-o-smerti.html

Как говорить с детьми о смерти?

Обычно в возрасте 5-6 лет ребенок впервые осознает, что смерть – неизбежный факт биографии любого человека, а значит – и его самого.

Жизнь неизменно заканчивается смертью, мы все конечны, и это не может не беспокоить уже подросшего ребенка. Он начинает бояться, что умрет сам (уйдет в небытие, станет «никем»), умрут родители, и как же он останется без них?

Страх смерти также тесно связан со страхом нападения, темноты, ночных чудовищ, болезни, стихийных бедствий, огня, пожара, войны. Через подобные страхи в той или иной степени проходят практически все дети, это абсолютно нормально.

Страх смерти, кстати, чаще встречается у девочек, что связано с более заметным у них, в сравнении с мальчиками, инстинктом самосохранения. И наиболее выражен у впечатлительных, эмоционально чувствительных детей.

Что нужно сделать нам, родителям, в первую очередь – так это самим разобраться в своем отношении к теме жизни и смерти. Определите для себя, во что вы верите сами?Что, по-вашему, происходит или не происходит с человеком после смерти (ребенку лучше объяснить разницу между телом и душой: тело хоронят в земле или сжигают, а душа ). Расскажите о своем представлении, будьте спокойны, кратки и искренни.

Не обманывайте

Разговаривайте простым, понятным языком (говорите «люди умирают» вместо «мы засыпаем вечным сном» / «отходим в мир иной»).

Отвечайте только на заданные вопросы. Если вы не знаете, что ответить, так и скажите: «у меня пока нет ответа, но я подумаю».

«Мама (папа), ты умрешь? И я тоже умру?»

Здесь лучше делать акцент на том, что люди умирают в глубокой старости, и прежде чем она наступит, произойдет много-много разных, интересных и важных событий: «ты вырастешь, научишься (дальше можно перечислить многочисленные навыки, которые освоит ребенок – кататься на коньках и роликах, печь вкусное печенье, сочинять стихи, организовывать вечеринки), закончишь в школу, поступишь в институт, у тебя будет своя семья, дети, друзья, свое дело, твои дети тоже вырастут и выучатся, будут работать Люди умирают, когда их жизнь заканчивается. А твоя жизнь только начинается».

О себе можно сказать: «я собираюсь жить долго-долго, вот завтра я хочу сделать то-то и то-то, через месяц – то-то и то-то, а через год планирую , а через 10 лет мечтаю »

Если ребенок уже знает о том, что люди умирают и в молодом возрасте тоже, надо признать, что такое действительно случается, в любом явлении есть исключения, но большинство людей все же доживает до глубоких морщин.

Страх смерти может отразиться в ночных кошмарах, лишний раз подчеркивая лежащий в его основе инстинкт самосохранения. Здесь нужно помнить о том, что страхи очень не любят, когда о них рассказывают, проговаривают вслух вновь и вновь, поэтому надо не дрожать от страха под одеялом, а делиться тем, что пугает, с родителями.

В процессе рисования страхи могут вновь ожить, заостриться. Считается, что бояться этого не стоит, поскольку оживление страхов — одно из условий их полного устранения. (Важно: по этическим соображениям нельзя просить ребенка изобразить на рисунке страх смерти родителей).

Отлично прорабатываются страхи на сеансах песочной терапии.

И да, лучшая стратегия для родителей при возникновении детских страхов – не драматизировать, не создавать ажиотажа, успокаивать («я рядом, я с тобой, ты под моей защитой»), ласкать-целовать-обнимать, быть эмоционально отзывчивыми, давать поддержку, любовь, признание, а самим – быть стабильными, спокойными и уверенными в себе, собственные страхи – прорабатывать, а не транслировать их детям.

Если кто-то умер из близких? (инструкция по В. Сидоровой)

Нельзя утаивать смерть.

Сообщить ребенку должен самый близкий взрослый, тот, кого ребенок хорошо знает и кому он доверяет.

Начинать разговор надо в тот момент, когда ребенок сыт, не устал, не взбудоражен. Не в детской!

Во время разговора нужно держать себя в руках, можно заплакать, но нельзя разрыдаться и погрузиться в собственные чувства. Фокус внимания – на ребенке.

Желателен телесный контакт и контакт глаза в глаза.

Реакция ребенка может быть разной, иногда очень неожиданной, примите ее такой, какая она есть. Если заплакал – обнимите, покачайте на руках, тихо и ласково утешьте. Если убежал – не бегите вслед. Зайдите к нему через 15-20 минут и посмотрите, чем занят. Если ничем – сядьте молча рядом.

Потом можно рассказать, что будет завтра-послезавтра. Если играет, присоединитесь к игре и играйте по его правилам. Если хочет побыть один – оставьте его одного. Если бесится – усильте эту активность. Когда выдохнется, сядьте рядом и расскажите о будущем.

Не бойтесь детской истерики, скорее всего, ее не будет.

Приготовьте ему на ужин его любимую еду (но без особых пиршеств). Проведите с ребенком побольше времени. Укладывая спать, спросите, не хочет ли он оставить свет? Или может быть, вам посидеть с ним, почитать, рассказать ему сказку?

Если в эту или последующую ночь ребенок будет видеть страшные сны, просыпаться и прибегать, то в первую ночь, если он просит, можно разрешить ему остаться в вашей постели (но только если он сам просит, не предлагайте). В остальных случаях следует отправить его обратно в свою кровать и сидеть с ним рядом, пока он не заснет.

Не избегайте с ребенком разговоров о смерти или его переживаниях, не ограничивайте в выборе книг или мультфильмов, в которых, по вашему мнению, могут быть сцены, напоминающие ему о горе.

Важно вносить как можно меньше изменений в его привычный образ жизни. Вокруг ребенка должны быть те же люди, игрушки, книжки. Рассказывайте ему ежевечерне о ваших планах на завтра, составляйте расписания, намечайте и – что очень важно! – выполняйте мероприятия. Делайте все, чтобы создать ребенку ощущение, что мир стабилен и предсказуем, даже если в нем нет близкого человека. Обедайте, ужинайте и ходите на прогулки в то же время, в какое ребенок привык делать это до потери.

Капризы, раздражение, агрессия, апатия, плаксивость, возбужденность или несвойственная замкнутость, игры на тему жизни и смерти, агрессивные игры в течение 2 месяцев – норма.

Если характер игр, рисунков, взаимодействия с предметами и другими детьми не возвращается за 8 недель к той норме, что была до потери, если по прошествии этого времени ребенка продолжают мучить кошмары, он мочит постель, начал сосать палец, стал раскачиваться, сидя на стуле или стоя, крутить волосы или подолгу бегать на цыпочках – ему нужно на прием к психологу.

Присутствовать ли ребенку на похоронах?

Этот вопрос решается индивидуально. Можно спросить самого ребенка (спросить надо 2 раза), хочет ли он поехать на кладбище. Если нет – остается дома. Если да, то в таком случае во время похорон рядом с ребенком должен быть близко знакомый взрослый, который будет сохранять с ним физический контакт и отвечать на все вопросы, т.е. посвятит себя только ему.

Если умер домашний питомец

Его можно похоронить всей семьей, на могилу положить цветы. Похороны – это ритуал прощания, который помогает нам выстроить границу между жизнью и смертью.

Скажите ребенку, чтобы он не стеснялся своих чувств, что оплакивать, горевать по умершему любимому существу, будь то человек или питомец – абсолютно нормально и естественно, и нужно время, чтобы пережить потерю, когда острая тоска сменяется светлой печалью и происходит примирение с жизнью, в которой любимого существа больше нет, но есть его образ в памяти и сердцах тех, кому он был дорог.

Литература (для детей):

1. У. Старк, С. Вирсен «Звезда по имени Аякс» (это художественная книга о том, как пережить потерю близкого друга, о том, как в печали отражается радость)

2. К.Ф. Окесон, Э. Эриксон «Как дедушка стал привидением» (оказывается, люди становятся привидениями, если что-то недоделали в своей жизни. По сюжету книги дедушка приходит к внуку каждую ночь, и они вместе пытаются вспомнить, что же дедушка забыл)

3. А. Фрид, Дж. Гляйх «А дедушка в костюме?» (о том, как главный герой, мальчик лет 5, переживает смерть дедушки и решает для себя проблему конечности жизни)

4. У. Нильсон, Э. Эриксон «Самые добрые в мире» (рассказ о том, как дети играют в ритуал похорон – в один летний день они решили проводить в последний путь всех умерших зверюшек, которых смогли найти)

5. П. Стальфельт «Книга о смерти» (маленькая книжка в картинках, подойдет не всем детям и не всем родителям!)

6. Сказки Г.-Х. Андерсена «Ромашка», «Девочка со спичками» и др. (очень грустные истории, которые помогают отреагировать чувства, возникающие в связи с темой смерти – посмотрите их сначала сами и решите, нужно ли давать ребенку)

Вы можете составить свой список сказок, мифов, легенд, жизненных историй (или придумать их самостоятельно), где бы присутствовала тема смерти, рассказывалось о том, как герои справляются с потерей близких, что происходит с душой после смерти.

Источник: https://moiarussia.ru/kak-govorit-s-detmi-o-smerti/

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Что такое канон в православии
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Православный мир
Как почистить денежный канал

Закрыть